На сайте размещены только некоторые материалы "АГ".
Полную версию газеты можно получить, подписавшись на нее.
  Н О В А Я   А Д В О К А Т С К А Я   Г А З Е Т А  
ОРГАН ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПАЛАТЫ АДВОКАТОВ РФ
twitter facebook vkontakte RSS telegram
СВЕЖИЙ НОМЕР

Читайте № 18 за 2017 г.
ПЕЧАТНАЯ "АГ"
Рубрики
Подшивка
Подписка
Архив
ADVGAZETA.RU
Выбор редакции
Разделы и отрасли права
Интервью
Блоги
Все записи
Разделы и отрасли права
Блогеры
Стать блогером
Новости
Правовое просвещение
Казусы из практики
Объявления
Ежедневная рассылка
Фоторепортажи
СОТРУДНИЧЕСТВО
О нас
Авторам
Партнеры
Реклама
КОНТАКТЫ

Адрес редакции:

119002, г. Москва, пер. Сивцев Вражек, д. 43

Тел.: (495) 787-28-35
Тел./факс: (495) 787-28-36

E-mail:
advgazeta@mail.ru

18/2010 (83)

Корпорация

ПОД ЗНАКОМ КАЧЕСТВА

Квалификационная комиссия – мера работы всех адвокатов

 
 Роман МЕЛЬНИЧЕНКО,
адвокат, зав. кафедрой гражданского
права и процесса НОУ ВПО
"Волгоградский институт бизнеса",
к.ю.н., доцент
К настоящему моменту сформулированы три подхода в определении надлежащего исполнения адвокатом своих обязательств: по усмотрению, на основе прецедента и с опорой на единые стандарты. В большинстве случаев сейчас применяется первый подход.

Закрепление в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» такого основания прекращения статуса адвоката, как неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, предопределило возникновение дисциплинарной практики адвокатских палат субъектов РФ по поводу оценки качества адвокатских услуг.

Неисполнение профессиональных обязанностей

Наиболее «простым» для квалификационных комиссий при адвокатских палатах оказалось определить понятие «неисполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей». Была выработана следующая формула для определения факта неисполнения адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем: адвокат взял деньги, но ничего не сделал.

Так, совет АП Воронежской области по делу адвоката С.П.Ю. вынес следующее решение: «Адвокат С.П.Ю., заключив соглашение на ведение гражданского дела Б., не исполнил своих обязанностей перед доверителем, а именно: в течение более чем четырех месяцев (с октября 2004 г. по февраль 2005 г.) не составил исковое заявление, не подал иск в установленном законом порядке в суд, не информировал доверителя о ходе ведения дела, уклонялся от телефонных и иных переговоров, не возвратил доверителю принадлежащие ему документы по его требованию» (Дисциплинарная практика адвокатских палат субъектов РФ // http://melnichenko.t-k.ru/).

Но не все адвокатские палаты единообразно определяют термин «неисполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей пред доверителем». Так, некоторые адвокатские палаты наказывают своих адвокатов за «непредоставление квалифицированной юридической помощи» или «неуважение к обратившемуся к адвокату за помощью доверителю».

КПЭА о ненадлежащем исполнении обязанностей

Более сложным для правоприменителей оказалось сформулировать содержание понятия «ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей». Дело в том, что Кодекс профессиональной этики адвокатов содержит лишь отдельные указания, толкование которых может дать понимание того, что значит надлежаще исполнить свои обязанности перед доверителем. Одно из указаний содержится в п. 4 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката: адвокату вменяется в обязанность в определенных кодексом случаях обжаловать приговор.

Например, квалификационная комиссия при АП Орловской области, вынося заключение о ненадлежащем исполнении адвокатом М. своих обязательств перед доверителем, указала: «Учитывая имущественное положение Р. (не работающего и не получающего дохода), иные обстоятельства, а также тот факт, что право Р. на личное участие в деле при рассмотрении вопросов, решаемых судом одновременно с постановлением приговора, было нарушено, имелись основания для обжалования постановления Орловского областного суда от 21 сентября 2009 г., в связи с чем адвокат М. должен был подать кассационную жалобу на вышеуказанное постановление суда. Неисполнение указанной обязанности свидетельствует о ненадлежащем исполнении адвокатом М. своих обязанностей перед доверителем».

Попытки некоторых палат расширительно толковать некоторые положения Кодекса профессиональной этики в плане наложения на адвоката некоторых обязанностей перед доверителем было отвергнуто судебными инстанциями. Так, на попытку вменить адвокату в обязанность ведение адвокатского досье суд отреагировал следующим образом: «При этом обязательность ведения адвокатского производства (досье) нормативным актом не закреплена (соответствующее решение совета ПАСО № 07-03-10/СП от 29 марта 2007 г., которое носит рекомендательный характер, было принято после вынесения оспариваемого решения, а ссылка на ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката в данной части, по мнению суда, несостоятельна, поскольку данная норма не конкретизирует именно данной обязанности адвоката)» (Профессиональная этика адвокатов: Сб. материалов / Сост. Н.М. Кипнис. М., 2008. С. 305).

Три подхода в определении надлежащего исполнения обязанностей

При фактическом отсутствии нормативного закрепления вопросов о ненадлежащем исполнении адвокатом своих обязательств перед доверителем были сформулированы три подхода в определении надлежащего исполнения адвокатом своих обязательств: по усмотрению, прецедентное и стандартное.

По усмотрению

Данный подход является сегодня доминирующим и может быть определен формулой, полученной путем приложения к данной проблеме известного высказывания философа Протагора: «Квалификационная комиссия есть мера работы всех адвокатов: исполняющих свои обязательства, что они исполняют, не исполняющих, что они не исполняют». То есть в процессе рассмотрения каждого конкретного случая квалификационная комиссия, а затем и совет адвокатской палаты решает, надлежаще ли адвокат выполнил свои профессиональные обязанности.

Основным доводом к подобному подходу является убежденность ряда членов квалификационных комиссий и советов адвокатских палат в том, что адвокатские услуги невозможно стандартизировать. Каждый случай является уникальным. И только филигранная интеллектуальная обработка этого случая членами квалификационной комиссии может привести к правильному пониманию того, исполнил ли адвокат в этом уникальном случае свои обязательства.

Однако этот подход входит в противоречие с самой сущностью права. Ведь право и есть результат интеллектуальной деятельности по формализации бесчисленных вариантов общественных отношений. И утверждать, что уникальность ситуаций, требующих оценки качества адвокатских услуг, делает невозможным их формализацию, значит объявить о фиктивности права вообще. Такой подход еще в XIX в. описал в своих стихах поэт-юморист Б.Н. Алмазов:

Широки натуры русские,
Нашей правды идеал
Не влезает в формы узкие
Юридических начал…

Второй довод в пользу усмотрительного подхода – его распространенность и продолжительность существования (с 2003 г.). Однако все большее количество судебных решений, отменяющих решения квалификационных комиссий и советов адвокатских палат, а также недовольство рядовых адвокатов говорят об исчерпании ресурсов усмотрительного подхода. Все более рельефно проявляются его недостатки. Вот лишь некоторые из них.

Пестрота правоприменительной практики. Бывший помощник присяжного поверенного Владимир Ульянов утверждал: «Законность не может быть Калужская и Казанская, а должна быть единая всероссийская и даже единая для всей Федерации Советских республик» (Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 45. С. 198). Решения квалификационных комиссий и советов адвокатских палат демонстрируют порой диаметрально противоположные подходы к одной и той же ситуации, связанной с надлежащим исполнением адвокатом своих обязательств перед доверителем.

Например, некоторые адвокатские палаты считают отсутствие адвокатского досье (производства) неисполнением адвокатом своих обязательств. Более того, ненадлежащим исполнением является не только отсутствие досье, но и ненадлежащее его содержание. Так, АП Нижегородской области посчитала, что адвокат ненадлежащее исполнил свои обязательства, поскольку в его адвокатском досье «практически не содержатся выписки из материалов дела, тезисы защитительной речи адвоката» и отсутствуют «финансовые документы, подтверждающие оприходование гонорара».

Другие палаты считают ведение адвокатского досье вовсе необязательным. В этом их поддерживает и российское правосудие. В своем решении от 18 июня 2007 г. районный суд г. Самары указал, что «сам по себе факт отсутствия адвокатского производства не предполагает ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей» (Профессиональная этика адвокатов: Сб. материалов / Сост. Н.М. Кипнис. М., 2008. С. 305).

Часть палат не признает само по себе отсутствие адвокатского производства (досье) ненадлежащим исполнением обязательства перед доверителем, но указывает: «Отсутствие адвокатского производства по делу дало основание квалификационной комиссии считать установленным обоснованность доводов, изложенных в жалобе, и сделать вывод о том, что адвокат неквалифицированно оказала юридическую помощь своему доверителю». Подход весьма любопытный – не ведешь адвокатское досье – несешь риск быть привлеченным к ответственности за ненадлежащее исполнение своих обязанностей перед доверителем. Указанный подход входит в противоречие с объявленной самим же адвокатским сообществом презумпцией невиновности адвоката, обвиняемого в совершении профессионального правонарушения. Фактически вводится презумпция виновности адвоката – не ведешь досье, значит виновен.

Рассмотренная ситуация демонстрирует отсутствие единообразия правоприменительной практики адвокатских палат при привлечении адвокатов к профессиональной ответственности. Это приводит к тому, что одно и то же деяние адвоката в одном субъекте РФ является правонарушением, а в другом нет, что, в свою очередь, нарушает единство правового пространства России.

Завышенные требования к адвокатам при рассмотрении вопроса о надлежащем исполнении ими своих профессиональных обязанностей выявляются при анализе ряда заключений квалификационных комиссий. Так, адвокатам ставятся в вину следующие деяния: составление неполного перечня документов, которые должны быть приобщены к исковому заявлению; невозврат доверителю доверенности; ненаписание запроса о тяжелом заболевании доверителя и, наконец, невыполнение своевременно требования доверителя о предоставлении отчета о проделанной работе.

Теоретически объем адвокатской услуги может быть безграничным: от составления искового заявления до постоянного физического сопровождения клиента в ночное время. Однако подобная безграничность является абсурдной. Весьма сомнительно, что хотя бы один адвокат – член квалификационной комиссии, предъявившей к обвиняемому адвокату требование о необходимости предоставления отчета о проделанной работе, мог бы предоставить подобный отчет из своей адвокатской практики.

В своей профессиональной деятельности многие адвокаты сталкиваются с таким явлением, как судебное усмотрение, порой переходящее в судебный произвол. Так почему же в своей корпорации адвокаты воссоздали подобную систему, которую можно обозначить как произвол квалификационных комиссий?

Наличие существенных ошибок в работе квалификационных комиссий и советов адвокатских палат по вопросу привлечения адвокатов к профессиональной ответственности за ненадлежащее выполнение своих профессиональных обязанностей связана, в частности, со слабой научной проработанностью этих вопросов. Приведем пример заблуждения, свойственного для всех адвокатских палат РФ. Адвокатские палаты решили, что надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только оказание им квалифицированной юридической помощи, но и оформление договорных правоотношений с доверителем. Соответственно, незаключение соглашения приравнивается к неисполнению обязательств перед доверителем. В данном случае допущено смешение двух видов профессиональных правонарушений адвокатов: ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей и финансовая дисциплина адвоката.

Юридически эта логика небезупречна. В обязанность адвоката входит заключение письменного соглашения с доверителем. Но доверитель пришел к адвокату вовсе не за этой услугой, он пришел за разрешением своих юридических проблем. Но даже если признать за адвокатом обязанность при оказании юридической помощи заключить между самим собой и клиентом соглашение об оказании адвокатских услуг, встает проблема личной заинтересованности – адвокат входит в противоречие с рядом требований адвокатской этики: конфликт интересов (потенциальная возможность конфликта между собой и доверителем по поводу соглашения), личная заинтересованность (заключает соглашение в свою пользу) и т.п.

Приведенный анализ позволяет сделать вывод: правовая конструкция «неисполнение обязательств перед доверителем» стала каучуковой – ее можно как угодно растянуть и подвести под нее любое деяние адвоката, что позволяет в дисциплинарном производстве не слишком заботиться о законной, а иногда и просто о логической мотивировке применения этой конструкции.

Прецедентный подход

Официально прецедентный подход был сформулирован на круглом столе «Актуальные вопросы дисциплинарного производства квалификационных комиссий адвокатских палат субъектов Российской Федерации», который состоялся в июле 2010 г. (Стандарты качества // «АГ». № 15. 2010). Он заключается в систематическом обобщении дисциплинарной практики адвокатских палат для выработки единых подходов к разрешению сложных вопросов качества адвокатских услуг.

Зарождение этого подхода началось в 2008–2009 гг. и связано с работой Адвокатской палаты г. Москвы и Московского представительства Американской ассоциации юристов (ABA ROLI). Работа заключалась в обобщении дисциплинарной практики адвокатских палат по привлечению адвокатов к профессиональной ответственности. Основателем этого подхода по праву можно считать члена квалификационной комиссии Адвокатской палаты г. Москвы Н.М. Кипниса.

Ученым была произведена инкорпорация дисциплинарных прецедентов квалификационных комиссий и советов адвокатских палат РФ. Именно подобная инкорпорация позволила выявить все приведенные выше недостатки усмотрительного подхода: пестрота правоприменительной практики, завышенные требования, возможность злоупотреблений. Отмечая прогрессивность прецедентного подхода, остановимся и на его недостатках.

Не закреплена законодательно обязательность дисциплинарного прецедента для квалификационной комиссии и совета адвокатской палаты. Сегодня даже для одной и той же комиссии ее же решение не будет являться обязательным образцом при рассмотрении ею других подобных дел. Любопытным в этой связи выглядит практика Совета АП г. Москвы. Эта палата взяла на вооружение опыт обобщения практики высшими судами России, и, основываясь на своих дисциплинарных прецедентах, издала несколько разъяснений по вопросам профессиональной этики адвоката (Вестник адвокатской палаты г. Москвы. 2003. Вып. 1. С. 30–31; вып. 11–12 (13–14). С. 40–41; 2007. Вып. № 1 (39). С. 103–104). Однако другие адвокатские палаты не спешат воспользоваться подобным опытом.

Прецедентное право предполагает наличие высшего правоприменительного органа, чье решение по делу станет обязательным для других правоприменителей. Сегодня в России отсутствует единый высший правоприменительный орган по привлечению адвокатов к профессиональной ответственности. При наличии 83 равных по правовому статусу квалификационных комиссий и советов адвокатских палат говорить о едином дисциплинарном прецеденте несколько затруднительно.

Неоспоримой заслугой прецедентного подхода является его способность создать единую правоприменительную базу для создания единых стандартов качества адвокатских услуг.

Единые стандарты

Стандартный подход выражается в создании единых формализованных требований (эталонов), предъявляемых к качеству услуг адвоката. Наличие подобных единых стандартов позволит квалификационным комиссиям и советам адвокатских палат избавиться от обвинений в злоупотреблениях и субъективизме при привлечении недобросовестных адвокатов к профессиональной ответственности за ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей пред доверителем.

"АГ" 18, 2010

Назад




На сайте размещены только некоторые материалы "АГ".
Полную версию газеты можно получить, подписавшись на нее.
НОВОСТИ
•  21.09.2017
ЗАПОЗДАЛАЯ САНКЦИЯ НА ОБЫСК У АДВОКАТА
Мосгорсуд отменил постановления Пресненского районного суда Москвы, признавшего законными обыски в помещениях адвоката до получения санкции суда

•  21.09.2017
ЦИФРЫ ВЕРХОВНОГО СУДА
Опубликована статистика рассмотрения дел Верховным Судом за первое полугодие 2017 г.

•  21.09.2017
ПРАВО ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ ЛЮДЯМ
Состоялся II Всероссийский юридический форум, посвященный реформе гражданского законодательства

•  21.09.2017
АДВОКАТЫ И ПАСПОРТА
В Кировской области создана рабочая группа для решения вопроса о доступе адвокатов к доверителям в исправительные колонии

•  21.09.2017
РАСХОДОВАНИЕ ГОСБЮДЖЕТА ВЕДЕТ К НЕАРБИТРАБЕЛЬНОСТИ СПОРА
Верховный Суд напомнил, что удовлетворение публичных интересов за счет бюджетных средств должно происходить с соблюдением принципов открытости и прозрачности

Другие новости
ОБЪЯВЛЕНИЯ
•  ЕВРАЗИЙСКИЙ ФОРУМ ПО КАРТЕЛЯМ
24 ноября 2017 г. в Москве состоится Евразийский форум по картелям

•  РОССИЙСКИЙ АРБИТРАЖНЫЙ ДЕНЬ
30 марта 2018 г. в Москве пройдет конференция «Российский арбитражный день»

•  «I-НАСЛЕДОВАНИЕ (НАСЛЕДОВАНИЕ ЦИФРОВЫХ АКТИВОВ). БАНКРОТСТВО НАСЛЕДСТВЕННОЙ МАССЫ»
5 октября 2017 г. в Екатеринбурге состоится научно-практическая конференция «i-Наследование (наследование цифровых активов). Банкротство наследственной массы» в рамках IX Международного форума «Юридическая неделя на Урале»

•  АДВОКАТЫ ОБСУДЯТ ПОТЕНЦИАЛ МОЛОДОЙ АДВОКАТУРЫ РОССИИ
6 октября 2017 г. в Москве пройдет форум «Совет молодых адвокатов – площадка по развитию потенциала молодой адвокатуры России», приуроченный к трехлетию Совета молодых адвокатов Московской области

•  ЮРИДИЧЕСКИЙ ФОРУМ ЧЕРНОЗЕМЬЯ
6–7 октября в Воронеже пройдет II Юридический форум Черноземья

•  КОНФЕРЕНЦИЯ «АРБИТРАЖ В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ»
23 октября 2017 г. в Москве состоится конференция «Арбитраж в центре внимания: исполнение арбитражных решений и взаимодействие с государственными судами после реформы»

•  MINSK LEGAL FORUM 2017: (Р)ЭВОЛЮЦИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ!
С 19 по 21 октября 2017 г. в Минске пройдет форум Minsk Legal Forum 2017

Другие объявления

© 2007—2017 «Новая адвокатская газета»
Воспроизведение материалов полностью или частично без разрешения редакции запрещено. Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов.
Присланные материалы не рецензируются и не возвращаются.
Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную
для пользователей до 16 лет.