На сайте размещены только некоторые материалы "АГ".
Полную версию газеты можно получить, подписавшись на нее.
  Н О В А Я   А Д В О К А Т С К А Я   Г А З Е Т А  
ОРГАН ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПАЛАТЫ АДВОКАТОВ РФ
twitter facebook vkontakte RSS telegram
СВЕЖИЙ НОМЕР

Читайте № 15 за 2017 г.
ПЕЧАТНАЯ "АГ"
Рубрики
Подшивка
Подписка
Архив
ADVGAZETA.RU
Выбор редакции
Разделы и отрасли права
Интервью
Блоги
Все записи
Разделы и отрасли права
Блогеры
Стать блогером
Новости
Правовое просвещение
Казусы из практики
Объявления
Ежедневная рассылка
Фоторепортажи
СОТРУДНИЧЕСТВО
О нас
Авторам
Партнеры
Реклама
КОНТАКТЫ

Адрес редакции:

119002, г. Москва, пер. Сивцев Вражек, д. 43

Тел.: (495) 787-28-35
Тел./факс: (495) 787-28-36

E-mail:
advgazeta@mail.ru

Блоги

ВТОРОЕ СУДЕБНОЕ ПРАКТИЧЕСКОЕ – ХОТЯТ ЛИ?

Адвокат АП Москвы

Серновец Мария

2016-04-04


О реакции, поведении и процессуальных решениях судей в ответ на Ходатайства защиты об аудиофиксации

С предыдущим материалом Марии Серновец из цикла статей о российском правосудии можно ознакомиться по ссылке: http://www.advgazeta.ru/blog/posts/224

Впервые ходатайство об использовании судом в официальном порядке технических средств и/или стенографирования в целях обеспечения полноты протокола при его ведении я подала судье Перовского районного суда Москвы по одному из дел, которое слушалось им в период с мая по август 2013 г. Несмотря на наличие в зале № 323, где происходило судебное разбирательство, с конца 2012 г. системы Fedima, судья А.И. Киреев отказал в его удовлетворении по мотиву незаконности. Также по мотиву незаконности было отказано и в ходатайстве защиты (внесенном в текст уведомления о самостоятельном ведении защитой аудиозаписи) с просьбой впоследствии приобщить аудиозаписи к делу и предоставить сторонам возможности апеллировать к этим записям при рассмотрении замечаний на протоколы суда. Для простоты изложения в дальнейшем буду называть ходатайства и уведомления защиты о ведении судом аудиозаписи и приобщении к делу результатов аудиофиксации, производимой стороной защиты, Ходатайствами защиты об аудиофиксации.

В последующем, с начала 2014 г., в Ходатайствах об аудиофиксации давались ссылки на п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 35 от 13 декабря 2012 г. «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов» (далее – Постановление № 35), обязывающего суд при наличии технической возможности в официальном порядке осуществлять использование технических средств с приобщением результатов такой фиксации к делу.

Далее предлагаю во времени проследить реакцию судей (их процессуальное и непроцессуальное поведение) в ответ на Ходатайства защиты об аудиофиксации. Реакция была разной в процессе правоприменения и зависела, как я понимаю, от объема информированности участников процесса в вопросе наличия в суде технических средств, а также возможных для «национального правосудия» рисков в связи с обращениями в Европейский суд по правам человека.

Начну с 20 февраля 2014 г., когда состоялось апелляционное рассмотрение в Московском городском суде жалоб на приговор Перовского суда Москвы под председательством судьи Киреева и вынесенных по этому делу промежуточных судебных актов, подлежащих обжалованию вместе с приговором. Не дожидаясь Ходатайства защиты, судебная коллегия по уголовным делам объявила об использовании в официальном порядке технических средств аудио- и видеофиксации при ведении протокола. Правда, смею заметить, что никаких пояснений, где, как и когда защита, как и обвиняемые, могут ознакомиться и/или получить эти записи, дано не было. Защита позволила себе нарушить процессуальные регламенты и задать членам коллегии на этот счет вопрос. Своим ответом триумвират адресовал защиту обратиться лично к председателю суда Е.А. Егоровой как к единственному источнику информации по этому вопросу. По окончании апелляции защита направила г-же Егоровой обращение, после чего адвокатам выдали флеш-карту якобы с видеозаписью судебного заседания апелляционной инстанции («якобы», потому что адвокаты видеозапись не просматривали из-за рисков «заразить» свои компьютеры вирусами). Аудиозапись выдана так и не была, как и не была приобщена к материалам дела. Все запросы защиты на этот счет суды первой и апелляционной инстанций, как и г-жа Егорова, проигнорировали.

Во всех районных судах в период 2013–2014 г. по делам с моим участием судьи отклоняли ходатайства защиты об официальном ведении протокола с использованием установленной в зале суда, где слушалось дело, или вообще в этом суде системы Femida как незаконные, так как это не предусмотрено УПК РФ. По этому же мотиву отклонялись ходатайства о приобщении к материалам дела результатов аудиофиксации, производимой защитой самостоятельно, в целях дальнейшего их использования при проверке обоснованности поданных на протокол замечаний. Такие решения принимали судьи московских судов (например, судьи Перовского суда Москвы Киреев и Журавлёва; Преображенского суда – Бехтерева и Гарбар, Мещанского суда – Тришкин). После появления в средствах массовой информации большого количества публикаций о наличии в судах систем Femida в ходатайствах я стала апеллировать не только к Постановлению № 35, но и к официальной позиции председателя Верховного Суда В.М. Лебедева, который требовал от судей официального ведения протоколов суда с использованием систем аудиофиксации и протоколирования.

После этого судьи стали отвечать, что системы не работают, поэтому реальной возможности их использования вот именно сейчас, в этом самом процессе, нет (например, судья Люберецкого городского суда МО Шкаленкова; судья Преображенского суда Москвы Бехтерева и др.). Пришлось оказывать судам содействие в организации надлежащей работы систем Femida. Зная, что в скором времени придется участвовать в судопроизводстве в том или ином суде, я стала запрашивать Управление Судебного департамента и председателя соответствующего суда о техническом состоянии систем аудиофиксации (сейчас такие запросы надо направлять не в Управления Судебного департамента, а директорам филиалов ФГБУ ИАЦ Судебного департамента в субъектах).

Не было ни одного случая, чтобы мне сообщили о том, что системы Femida не работают, напротив, раз от раза мне сообщали не только о наличии систем в тех или иных залах судов, но и об их надлежащем рабочем состоянии, которое поддерживается постоянно ответственными за это лицами.

Однако в день судебного заседания судьи по-прежнему отказывали мне в их использовании по причинам нерабочего состояния «Фемид». Приходилось, в свою очередь, апеллировать к ответам Управления Судебного департамента и председателя суда; в некоторых случаях мотивы отказа менялись – либо ходатайство незаконно, так как обязательное использование технических средств при ведении протокола законом не предусмотрено, либо, действительно, все работало, но сейчас вдруг сломалось.

С разрешения защитника С.Г. Мелиховой в интересах Р.Р. Усманова в качестве примера приведу ее личный опыт участия уже в 2015 г. в судопроизводстве в Яранском районном суде Кировской области, где судья Гулина категорически отказывалась применять технические средства в течение более двух месяцев по причине их нерабочего состояния и нахождения в ремонте. Защитник изучила контракты на обслуживание систем «Femida» и выяснила, что максимальный срок ремонтных работы составляет 10 дней, поэтому была вынуждена обратиться с заявлениями в компетентные органы, где ей сообщили о наличии в этом суде двух систем аудиофиксации в исправном рабочем состоянии. Вот и делайте, коллеги, выводы, хотят ли судьи официального использования таких систем.

Показательны реакция, поведение и процессуальные решения судей Москвы и Мосгорсуда на Ходатайства защиты об аудиофиксации в разное время. Приведу примеры, датированные 2015 г.

Февраль 2015 г., Пресненский суд Москвы. Судья Долгополов в официальном порядке уведомил заявителей об использовании системы «Femida» при ведении протокола, что было отражено в протоколе судебного заседания. Однако суд, несмотря на ходатайство заявителей по жалобе, не уведомил их об изготовлении протокола, поэтому на стадии апелляции в апреле 2015 г. дело было возвращено в Пресненский суд Москвы для рассмотрения замечаний на протокол суда. До возвращения дела в Пресненский суд апелляционная инстанция провела два заседания, 13 и 15 апреля 2015 г., в которых председательствовала судья Довженко. Можете даже не сомневаться, коллеги: в апелляционной инстанции были заявлены Ходатайства об использовании системы «Femida» (здесь установленным в судах системам аудиофиксации и протоколирования даю обобщенное название «Femida», так как в разное время в разных судах устанавливались аналогичные системы под другими названиями). Рассматривая ходатайства, судья Довженко пояснила, что системы работают по умолчанию, после чего возвела глаза к потолку, а также мимикой и жестами показала на горящие красным цветом лампы на потолке и на столах суда, секретаря и участвующих в деле лиц, тем самым подтверждая правдивость сказанного ею относительно рабочего состояния систем аудиофиксации.

Аналогичное поведение мы с коллегой наблюдали со стороны судьи апелляционной инстанции Мосгорсуда Королёва, который 20 апреля 2015 г. аналогично отреагировал на Ходатайство об аудиофиксации, как и судья Довженко.

Однако впоследствии судьи Довженко и Королёв отказали в предоставлении заявителям копий результатов аудиофиксации, как и в возможности их прослушивания, и, соответственно, в удовлетворении поданных на протокол замечаний. В результате переписки по этому вопросу заявители получили ответы, что аудиозапись не велась. Чтобы не быть голословной, дословно привожу ответ от 25 апреля 2015 г. № 22-245/53672 за подписью председателя 8 судебного состава судебной коллегии по уголовным делам г-жой Комлевой, которая, разъяснив норму ч. 5 ст. 259 УПК РФ, сообщила, что «если в ходе судебного разбирательства проводились фотографирование, аудио- и или видеозапись…, то об этом делается отметка в протоколе судебного заседания. В этом случае материалы прилагаются к материалам уголовного дела. В случае отсутствия в протоколе судебного заседания отметки о проведении аудио- и/или видеозаписи указанные материалы не приобщаются к материалам дела и не подлежат выдаче участникам процесса». Далее в ответе делалась ссылка на протоколы судебных заседаний от 13 и 15 апреля 2015 г., в которых отсутствовали записи о том, что при ведении протокола в официальном порядке применялись технические средства аудио- или видеозаписи. Как говорится, без комментариев.

Повествование обязывает вернуться к судье Пресненского суда Москвы Долгополову, который объявил участникам в официальном порядке о ведении аудиозаписи, что и было указано в протоколе суда. Коллеги, вы же не думаете, что и в этом случае заявители смогли получить копию аудиозаписи, ознакомиться с ней, а результаты аудиофиксации были приобщены к материалам дела и были использованы при рассмотрении поданных на протокол замечаний? Правильно, что не думаете, и не думайте впредь. Все было, как всегда и у всех: судья Долгополов отказал в удовлетворении поданных замечаний, как и по всем остальным адресованным к нему просьбам и вопросам, по мотиву того, что в результате технического сбоя аудиозапись не сохранилась. С тех пор вот уже в течение трех месяцев в результате диалога с руководством Управления СД в г. Москве, ФГБУ ГАС Правосудие при ВС РФ и его филиала в Москве, Пресненского суда Москвы и судьей Долгополовым мы пытаемся установить, правда ли аудиозапись стерта, можно ли ее восстановить, кто и как отвечает за надлежащее рабочее состояние систем, а также получить ответы на другие смежные вопросы. Путаются они в показаниях. Оказалось, что истину в этом вопросе труднее отыскать, чем вынести неправосудное решение, признав незаконное законным.

Трудно принять и поверить, но я привела еще не все ходы и выходы, к которым прибегают наделенные полномочиями «вершить правосудие» в желании избежать ведения аудиозаписи в официальном порядке и, соответственно, приобщения ее результатов к делу. После того как судья Долгополов отказал в удовлетворении поданных замечаний, дело вернулось в Мосгорсуд. Председательство в апелляции вместо судьи Довженко осуществляла судья Ковалевская. Ходатайство о ведении аудиофиксации она проигнорировала, разъясняя заявителю его право согласно ст. 241 УПК РФ самостоятельно вести аудиозаписи, как и письменную запись. Я же в свою очередь вновь и вновь продолжала делать заявления, поясняя, что ходатайствую об иных вещах, нежели она мне разъясняет, а именно: прошу суд с учетом разъяснений Постановления № 35 и наличия в залах Мосгорсуда систем аудиофиксации и протоколирования применять технические средства в официальном порядке.

Диалог (согласно протоколу):

«Заявитель – адвокат Серновец: «Ваша Честь, мы сейчас говорим о других вещах, мы говорим о том, что система “Фемида” установлена во всех залах судебных заседаний и апелляционного и всего корпуса МГС, а также есть Постановление Пленума, который говорит о том, что если система такая установлена, то ведение аудиозаписи обязательно, на этот счет я получила решение КС и есть внесенные изменения в инструкцию по делопроизводству в судах от 9 апреля 2015 г. № 36 СД при ВС, система установлена, значит это обязанность вести и знакомить меня, если я пишу такое заявление с копией аудиозаписи.

Председательствующий повторно разъясняет адвокату Серновец о том, что она вправе вести свою собственную аудиозапись в судебном заседании, что протокол судебного заседания изготавливается по правилам и в сроки, установленные ст. 259 УПК РФ, и заявитель вправе подать замечания на протокол судебного заседания в порядке, предусмотренном ст. 260 УПК РФ. Что касается работы централизованной системы ведения аудиозаписи хода судебных заседаний, технических возможностей данной системы, то по данному вопросу заявитель не лишена права обратиться в СД при ВС РФ» (материал 10-7722/2015, орфография и пунктуация авторов сохранена).

В общем, я про Ерёму, а мне про Фому. Так и поговорили. «Апофегеем» (слово введено в речь писателем Ю. Поляковым) апелляции стал отказ судьи Ковалевской в обжаловании постановления судьи Долгополова об отказе в удовлетворении замечаний на протокол суда по мотиву отсутствия у меня такого права и незаконности этого ходатайства.

Следует обратить внимание, что представление судей о том, что постановление об отклонении замечаний на протокол суда не обжалуется в апелляционном порядке, носит экстерриториальный характер. Так, судья Тверского областного суда Нехаев, объявивший в официальном порядке об использовании при ведении протокола судебного заседания 27 августа 2015 г. средств аудиофиксации и протоколирования, 8 сентября 2015 г. отказал в удовлетворении замечаний на протокол, считая, что этот судебный акт обжалованию не подлежит.

Чуть ранее, в июне 2015 г. судья Мещанского суда Москвы вернул защите Ш. апелляционную жалобу на постановление суда об отклонении поданных на протокол замечаний по аналогичному мотиву. Незаконность и необоснованность протокола защита подтверждала результатами лингвистического исследования, в котором специалисты сделали выводы о том, что протокол, как, впрочем, и приговор в отношении обвиняемых, был переписан с обвинительного заключения. Не спорю, очень трудная ситуация, когда потерпевший по делу, многочисленные свидетели и сообвиняемый по делу дали показания, разительно отличающиеся от тех, что были написаны от их имени следователем. Нельзя же признать человека невиновным, а представленные в суд материалы дела – фальсифицированными! Задачей нынешнего правосудия, как я понимаю, это не является?!

Практический опыт показывает, что такие решения принимаются судьями, когда защита заявляет о фальсификации протокола и/или об исчезновении из протокола важных для дела сведений и фактов, в подтверждение чего представляет доказательства – самостоятельно произведенную аудиозапись и сделанную на ее основе стенограмму, – приносит замечания на протокол суда, обращается за помощью к экспертам в области лингвистики и др.

Характерно, что исчезающие из протокола факты и сведения давали бы защите возможность обращаться с мотивированными жалобами не только в Европейский суд по правам человека (заявляя как минимум о нарушении статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод), но и в Конституционный Суд РФ, в квалификационную коллегию судей и в вышестоящие судебные инстанции, представляя неопровержимые доказательства нарушений норм процессуального и материального права, отсутствие беспристрастности со стороны суда и т.п.


Другие публикации автора

ТЕХНИЧЕСКОЕ

Об официальном анонсировании оснащения залов заседаний современными средствами, автоматизирующими работу судов

ВТОРОЕ ЭКСПЕРТНОЕ – БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ…

Разительное отличие фактов и сведений, изложенных в протоколе суда, от того, что в действительности имело место в суде, вынудили защиту обратиться к специалистам в области лингвистики

ТРЕТЬЕ СУДЕБНОЕ ПРАКТИЧЕСКОЕ - МОГУТ, НО НЕ ХОТЯТ?

Почему судьи делают все, чтобы не использовать средства аудиофиксации в официальном порядке?

КАС НЕ ДЛЯ НАС?

Желание фальсифицировать протоколы судебных заседаний, видимо, в нынешних условиях неискоренимо

МОСКВА И МОСКВИЧИ

О заявленных причинах неиспользования имеющихся во всех судах общей юрисдикции г. Москвы и во всех залах Московского городского суда систем аудиофиксации (аудиопротоколирования)

РЕЗУЛЬТАТ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

«Полнота и правильность протокола обеспечивается только при его ведении с использованием технических средств аудио- и видеофиксации…»

ПЕРВОЕ СУДЕБНОЕ ПРАКТИЧЕСКОЕ – МОГУТ ЛИ?

Обзор ответов председателей судов общей юрисдикции Москвы, а также их реакции на запросы о наличии в судах систем аудиофиксации и протоколирования

ПРАВОВОЕ: КАК ДОЛЖНО БЫТЬ

Интересы судей зачастую далеки от интересов правосудия с точки зрения его понимания законом

ОТ ПРОШЛОГО К НАСТОЯЩЕМУ, ИЛИ О ПОЗИЦИЯХ КС И ВС

При обсуждении российского правосудия нельзя обойти стороной позиции КС РФ и ВС РФ касательно обжалования постановлений судьи по результатам рассмотрения замечаний на протоколы судебных заседаний

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

Немного статистики на тему реализации программ по оснащению судов средствами аудиофиксации судебных заседаний

ВС: УКАЗ ИЛИ НЕ УКАЗ, И ПОЧЕМУ ТАК ВАЖЕН ПРОТОКОЛ?

Несмотря на очевидность того, что разъяснения Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики являются обязательными для судов, на практике их используют крайне редко

НОВОСТИ
•  18.08.2017
НЕДЕЛЯ «АГ»
Главные адвокатские новости, опубликованные на сайте в течение недели

•  18.08.2017
КОГДА СЛОВА СУДЬИ РАСХОДЯТСЯ С ТЕКСТОМ РЕШЕНИЯ
ВС РФ отменил акты всех нижестоящих судов из-за несоответствия опубликованного текста решения суда первой инстанции оглашенному на судебном заседани

•  18.08.2017
КТО ОПЛАТИТ ЗАЩИТУ ИНТЕРЕСОВ ЗАЩИТНИКОВ?
Адвокатскому образованию отказано в праве на возмещение судебных расходов на представителя в арбитражном процессе

•  18.08.2017
БАНКИ НЕ ПРОТИВ ВОЗВРАТА СТРАХОВЫХ ПРЕМИЙ
Ассоциация региональных банков «Россия» прокомментировала намерение защитить заемщиков от банков и страховщиков

•  18.08.2017
ПОВОРОТ СЛОЖИВШЕЙСЯ ПРАКТИКИ?
Коллегия по гражданским делам ВС РФ вынесла решение по вопросу расторжения договора купли-продажи, кардинально противоположное практике, которой она придерживалась ранее

Другие новости
ОБЪЯВЛЕНИЯ
•  КОНФЕРЕНЦИЯ «АРБИТРАЖ В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ»
23 октября 2017 г. в Москве состоится конференция «Арбитраж в центре внимания: исполнение арбитражных решений и взаимодействие с государственными судами после реформы»

•  MINSK LEGAL FORUM 2017: (Р)ЭВОЛЮЦИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ!
С 19 по 21 октября 2017 г. в Минске пройдет форум Minsk Legal Forum 2017

•  КОНКУРС САЙТОВ ЮРИДИЧЕСКИХ ФИРМ
До 28 августа 2017 г. продлится прием заявок на конкурс русскоязычных сайтов юридических фирм и адвокатских образований Best Law Firm Website 2017

•  ФОРУМ ПО РЕФОРМЕ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
20 сентября 2017 г. в Москве пройдет II Всероссийский юридический форум «Реформа гражданского законодательства: ожидания и реальность»

•  КОНКУРС ПО АРБИТРАЖУ КОРПОРАТИВНЫХ СПОРОВ
Арбитражный центр при Институте современного арбитража объявляет о проведении первого в России студенческого конкурса по арбитражу корпоративных споров им. В.П. Мозолина

•  ОБРАЩЕНИЕ В ОРГАНЫ И МЕХАНИЗМЫ ООН ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
Открыт прием заявок на участие в семинаре Института права и публичной политики

•  ФОРУМ «ЮРВОЛГА»
В Ульяновской области с 21 по 24 августа пройдет VII Международный летний молодежный юридический форум «ЮрВолга»

Другие объявления

© 2007—2017 «Новая адвокатская газета»
Воспроизведение материалов полностью или частично без разрешения редакции запрещено. Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов.
Присланные материалы не рецензируются и не возвращаются.
Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную
для пользователей до 16 лет.