На сайте размещены только некоторые материалы "АГ".
Полную версию газеты можно получить, подписавшись на нее.
  Н О В А Я   А Д В О К А Т С К А Я   Г А З Е Т А  
ОРГАН ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПАЛАТЫ АДВОКАТОВ РФ
twitter facebook vkontakte RSS telegram
СВЕЖИЙ НОМЕР

Читайте № 19 за 2017 г.
ПЕЧАТНАЯ "АГ"
Рубрики
Подшивка
Подписка
Архив
ADVGAZETA.RU
Выбор редакции
Разделы и отрасли права
Интервью
Блоги
Все записи
Разделы и отрасли права
Блогеры
Стать блогером
Новости
Правовое просвещение
Казусы из практики
Объявления
Ежедневная рассылка
Фоторепортажи
СОТРУДНИЧЕСТВО
О нас
Авторам
Партнеры
Реклама
КОНТАКТЫ

Адрес редакции:

119002, г. Москва, пер. Сивцев Вражек, д. 43

Тел.: (495) 787-28-35
Тел./факс: (495) 787-28-36

E-mail:
advgazeta@mail.ru

Блоги

БУДЕТ ЛИ ДЕЛО ПЕРЕСМОТРЕНО?

Партнер АБ "Мусаев и партнеры"

Ермолаева Надежда

2017-10-13


Решение ЕСПЧ по делу «Дмитриевский против России» является знаковым и имеет ряд особенностей, по сравнению с другими прецедентами по аналогичным делам, однако вопрос о его исполнении Россией остается открытым

3 октября 2017 г. Европейский Суд по правам человека вынес постановление по второй жалобе нижегородского правозащитного активиста Станислава Дмитриевского. Суд единогласно признал нарушение ст. 10 Европейской конвенции в связи с привлечением заявителя к уголовной ответственности и осуждением в 2006 г. к условному сроку за публикацию в 2004 г. в издаваемой им газете (с тиражом в 5 тыс. экз.) статей, авторство которых предположительно принадлежит одиозным фигурам – Ахмеду Закаеву и Аслану Масхадову. При этом Суд отметил, что жалобы заявителя на общую несправедливость судебного разбирательства и отсутствие эффективных национальных средств правовой защиты не являются неприемлемыми или явно необоснованными, однако, невзирая на выводы по ст. 10, не счел нужным высказать суждение по существу этих жалоб.

Решение Суда по этому нашумевшему делу является знаковым и имеет ряд особенностей, по сравнению с другими прецедентами по аналогичным делам.

Оценивая решение ЕСПЧ, нельзя оставить в стороне политическую ситуацию 2004–2006 гг., когда и разворачивались события, послужившие впоследствии основанием для обращения к европейской Фемиде.

Во-первых, в политических реалиях России первой декады 2000-х гг. даже произнесение в публичном пространстве фамилий Закаева и Масхадова могло иметь серьезные последствия, что уж говорить о том, чтобы опубликовать обращение, с большой долей вероятности составленное этими людьми.

Во-вторых, нельзя не остановиться и на том, что именно в это время происходит интенсивное изменение национальной законодательной базы противодействия экстремизму, а привлечение Дмитриевского к уголовной ответственности именно по экстремистской статье стало одним из первых в российской правовой истории.

И наконец, обратимся вслед за ЕСПЧ к содержанию публикаций. Авторы в них рассуждают о трагической судьбе чеченского народа, который на протяжении всей российской истории подвергался притеснениям, а подчас и кровавым истреблениям, а также указывают на то, что продолжение вооруженного конфликта между федеральными войсками и чеченцами не сулит ничего хорошего ни российскому, ни чеченскому обществу, и обвиняют в развязывании и поддерживании кровавого конфликта действующего на тот момент главу российского государства.

Нельзя оставлять в стороне и многочисленные «чеченские дела» Европейского Суда, в результате рассмотрения которых Суд не понаслышке знает об ужасах второй чеченской кампании и трагических судьбах людей, в чей дом пришла война.

При таких исходных данных ЕСПЧ предстояло рассмотреть жалобу господина Дмитриевского на нарушение его права на свободу выражения мнения, применяя при этом стандартный для подобных дел тест. В первую очередь Суд устанавливает на основании позиций сторон и представленных в его распоряжение документов, имело ли место вмешательство в права заявителя со стороны публичных властей. А далее Суд отвечает на три вопроса: было ли вмешательство законным, преследовало ли оно легитимную цель и было ли оно необходимо в демократическом обществе? Если хотя бы на один из трех вопросов Суд не находит положительного ответа, он устанавливает нарушение Конвенции.

И ЕСПЧ, и стороны придерживались позиции, что осуждение заявителя являлось вмешательством в его право на свободу выражения мнения. Однако государство-ответчик настаивало на том, что это вмешательство было правомерным, преследовало законные цели борьбы с возбуждением ненависти и сохранения мира, безопасности и территориальной целостности государства и было пропорциональным действиям заявителя, а потому необходимым в демократическом обществе. ЕСПЧ с такой позицией не согласился. Во-первых, Суд с большой натяжкой признал то, что вмешательство было основано на законе и преследовало законную цель. В первом случае Суд отметил, что закон, на основании которого заявитель был осужден, не был совершенным, а правоприменительная практика на его основе не была сформирована. Аналогично и с легитимной целью: Суд посчитал, что вмешательство в права заявителя оправданно лишь на первый взгляд.

Что же касается необходимости такого вмешательства в демократическом обществе, Суд в этом вопросе был категоричен и непреклонен. Он отметил: содержание опубликованных статей не содержит признаков возбуждения ненависти, что уже заставляет усомниться в пропорциональности такой меры, как осуждение по уголовной статье. С учетом значимости темы чеченского конфликта для европейского общества в целом и российского общества в частности публикация статей подобного рода являлась частью политической дискуссии, что существенно сужало свободу усмотрения государства при принятии решения об ограничении участников в праве своевольно высказывать свои мнения.

Европейский Суд присудил Дмитриевскому компенсацию морального вреда и судебных издержек.

Однако на данном этапе остается открытым вопрос об исполнении решения ЕСПЧ после вступления его в законную силу. Согласно существующим положениям российского закона приговор Дмитриевскому должен быть пересмотрен. Однако не следует забывать о том, что российская юстиция часто противодействует исполнению решений Европейского Суда, особенно если речь идет о политически чувствительных для действующей власти делах.


Другие публикации автора

УПУЩЕНЫ ЗНАЧИМЫЕ ПРАВОВЫЕ КАТЕГОРИИ

Необходимо четкое разграничение категорий «судимость» и «привлечение к участию в уголовном деле», в том числе и для целей избирательного закона

ДЕМОНТАЖ ПРАВА

Так называемая правовая позиция КС РФ о невозможности исполнения постановления ЕСПЧ по делу «“ЮКОСˮ против России» не имеет ничего общего ни с применением закона, ни с фактическим его обоснованием

СОВЕТСКОЕ РАЙОННОЕ ПРАВОСУДИЕ ИЛИ УПК РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

Находящийся под стражей подсудимый не может дождаться начала рассмотрения его уголовного дела по существу лишь на том основании, что судья использует судебные заседания по уголовному делу для сведения счетов с адвокатами

ОПРОС "АГ"

Как часто вам встречаются иностранные граждане в качестве представителей в российских судах?

Не встречал никогда
Встречал, но давно
Встречал 1-2 раза
Встречаю часто
Встречаю всегда

Подробнее
НОВОСТИ
•  17.10.2017
ДОЛЮ ДОЛЬЩИКОВ ОБЛЕГЧАТ
Правительство утвердило порядок создания и деятельности Фонда защиты прав граждан – участников долевого строительства

•  17.10.2017
НАРУШЕНИЕ КОНВЕНЦИИ БЕЗ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПОДОПЛЕКИ
ЕСПЧ присудил братьям Навальным более 80 тыс. евро за нарушение их прав по делу «Ив Роше»

•  17.10.2017
ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВС РФ НЕ МОГУТ БЫТЬ ОСНОВАНИЕМ ДЛЯ ПЕРЕСМОТРА
Конституционный Суд провозгласил постановление по жалобе на норму ГПК РФ, позволяющую судам, по мнению заявителей, пересматривать вступившие в силу решения судов по новым обстоятельствам и, удовлетворяя их, взыскивать с «регрессников» полученные ими деньги

•  17.10.2017
ЕСПЧ РАССМОТРИТ ЕЩЕ ОДНУ ЖАЛОБУ О ЗАКРЫТИИ СУДЕБНОГО ПРОЦЕССА
Журналист обратился в Европейский Суд, так как суд закрыл заседание по делу о диффамации, мотивировав это возможностью вторжения в частную жизнь истца

•  17.10.2017
СВОБОДА ВЫРАЖЕНИЯ ШОКИРУЮЩИХ ИДЕЙ
ЕСПЧ коммуницировал жалобу художника Лоскутова, оштрафованного за «иконы» Pussy Riot

Другие новости
ОБЪЯВЛЕНИЯ
•  ОЧНО-ДИСТАНЦИОННЫЙ КУРС «СЕМЕЙНОЕ ПРАВО И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»
С 22 ноября 2017 г. по 16 февраля 2018 г. будет проведен курс «Семейное право и права человека. Международные стандарты защиты прав ребенка и взрослого»

•  КОНФЕРЕНЦИЯ «РОССИЯ КАК МЕСТО РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ»
28 ноября 2017 г. в Москве Российский национальный комитет Международной торговой палаты – Всемирной организации бизнеса (ICC Russia) проведет X Конференцию по международному арбитражу «Россия как место разрешения споров»

•  КОНФЕРЕНЦИИ «УГОЛОВНОЕ ПРАВО: СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ В XXI ВЕКЕ»
25–26 января 2018 г. в Университете им. О.Е. Кутафина пройдет XV Международная научно-практическая конференция «Уголовное право: стратегия развития в XXI веке»

•  СОВРЕМЕННЫЙ АРБИТРАЖ: LIVE
24 октября в Москве состоится дискуссия об арбитраже в сравнительно-правовой перспективе «Современный арбитраж: LIVE»

•  ВСЕРОССИЙСКИЙ ОЧНО-ДИСТАНЦИОННЫЙ КУРС EVIDENCE SIBERIA – 2017/2018
Допустимость доказательств в уголовном процессе: провокация и другие незаконные методы оперативно-розыскной деятельности в свете стандартов ЕСПЧ

•  ЕКПЧ, ЗАЩИТА МИГРАНТОВ И ЛИЦ, ИЩУЩИХ УБЕЖИЩЕ, ВОПРОСЫ БИОЭТИКИ
Очно-дистанционный курс-дуплекс Школы адвоката АП Ставропольского края и Программы HELP Совета Европы

•  ЕВРАЗИЙСКИЙ ФОРУМ ПО КАРТЕЛЯМ
24 ноября 2017 г. в Москве состоится Евразийский форум по картелям

Другие объявления

© 2007—2017 «Новая адвокатская газета»
Воспроизведение материалов полностью или частично без разрешения редакции запрещено. Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов.
Присланные материалы не рецензируются и не возвращаются.
Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную
для пользователей до 16 лет.