×

Адвокатская палата – это не адвокат адвокатов

«Волки! Волки!» – похоже, некоторые адвокаты вознамерились взобраться на шею адвокатских палат и погонять их хворостинкой
Мельниченко Роман
Мельниченко Роман
Тренер адвокатов и профессиональных медиаторов
11 апреля 2017 г. на страницах интернет-газеты «ZNAK» была опубликована статья, автор которой обвиняет адвокатскую палату в предательстве интересов адвокатов.

Суть дела
В возникшем конфликте между Следственным комитетом и адвокатами государственный орган обратился к институции, специально созданной для разрешения споров, – Адвокатской палате Челябинской области. Адвокаты восприняли начало этой процедуры как угрозу их профессиональной деятельности.

Адвокатам необходим медиатор, а не адвокат
Обязанности созданных в 2003 г. адвокатских палат субъектов РФ весьма разнообразны. Входит в их функции и защита прав адвокатов. Однако не менее важной является функция разрешения конфликтов между адвокатами и доверителями, другими адвокатами, судами, правоохранительными органами. В этом смысловое ядро института дисциплинарной ответственности адвокатов.

Именно поэтому нельзя согласиться с тезисом автора статьи о том, что «то, с какой легкостью эти правила нарушены в данном случае (вице-президент палаты, действительно имеющий право инициировать дисциплинарное производство, от своего имени продублировал доводы начальника СУ СК, даже не спросив мнение адвокатов, в отношении которых эта жалоба написана), может свидетельствовать о зависимости руководителей адвокатской палаты от органов следствия». Но ведь задача палаты – не «отмазать» своих членов, а разобраться в ситуации. И это в первую очередь выгодно самим адвокатам. «Отфутболивая» Следственный комитет, адвокатская палата спровоцировала бы более жесткую реакцию этого практически всемогущего государственного органа по отношению к адвокатам.

Институт адвокатской тайны – это не иммунитет адвоката от дисциплинарной ответственности
Автор статьи обвиняет адвокатскую палату в покушении на святое: «Но самое страшное – допуск сотрудников Следственного комитета к материалам дисциплинарного производства, включающим сведения, составляющие адвокатскую тайну». Однако адвокатская тайна в этой ситуации в полной безопасности. Семь членов Квалификационной комиссии, включая председательствующего, – это адвокаты. Их обязанность – обеспечить сохранение института адвокатской тайны. Например, не приобщать к материалам дисциплинарного производства документы, содержащие адвокатскую тайну, или не предоставлять часть документов участникам для ознакомления, мотивируя это адвокатской тайной, (подобные механизмы есть и в судебной системе). И наконец, само дисциплинарное производство находится под покровами института адвокатской тайны, что автоматически делает юридически ничтожными все попытки использовать добытые там материалы в качестве доказательств.

Туроновский синдром
В последнее время в адвокатуре стало мейнстримом одно явление, которое мы условно назовем «Туроновский синдром». Родоначальник этого движения – один громкий адвокат, который в течение десятилетия каждый раз, когда на него заводили дисциплинарное производство, а это случалось частенько, так как он был склонен к проведению довольно рискованной этической политики, во всех СМИ заявлял: «Туроновского хотят лишить статуса адвоката!» И так он делал и будет делать множество раз.

Допускаю, что Челябинская адвокатская палата не права. Но подождите! Не надо каждый раз кричать: «Волки, волки!» Не надо, когда палата что-то делает не по-вашему, обвинять в «зависимости руководителей адвокатской палаты от органов следствия». Ведь у адвокатской палаты есть минимум две равнозначные задачи – защищать адвоката и защищать корпорацию от недобросовестных адвокатов.

Рассказать коллегам: