×

Баланс между свободой, безопасностью и борьбой с терроризмом

Созданный приказом ФСБ России механизм предоставляет широкие возможности произвола и злоупотреблений для преследования неугодных граждан
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Адвокат АП Краснодарского края
Борьба с терроризмом уже давно стала войной, жертвами в которой являются граждане. Вторжение в частную жизнь, сбор персональных данных, цензура – таковы лишь некоторые формы ограничения прав и свобод, давно ставшие обыденным явлением в жизни миллионов сограждан. А под прикрытием таких убойных аргументов, как защита от терроризма и укрепление безопасности, принимаются законы, предоставляющие все новые и новые полномочия спецслужбам.

По меткому выражению Юргена Хабермаса, «война против терроризма» давно превратилась в «войну против гражданских свобод» и отравила правовую инфраструктуру1. С мнением уважаемого мыслителя современности трудно не согласиться, поэтому наша задача – напоминать об опасности существующей тенденции, при которой конституционное право на безопасность противопоставляется конституционному праву на свободу, а люди, не наделившие нас свободой, монополизировали право на ограничение нас в ней.

Сегодня, 17 февраля 2017 г., вступил в силу приказ ФСБ России с невнятным названием2, значительно увеличивающий и без того широкие полномочия ФСБ России и ущемляющий права и свободы граждан.

Напомню, что годом ранее был принят закон3, в соответствии с которым сотрудникам ФСБ России предоставлено право без лицензирования приобретать и использовать не только боевое ручное стрелковое, но и холодное оружие, беспрепятственно получать и использовать биометрические персональные данные (отпечатки пальцев и ладоней) граждан, а самое главное – им предоставлены право проникновения в жилые и иные помещения, на земельные участки и территории, право применения специальных средств, физической силы, право на применение оружия для защиты себя либо другого лица от посягательства, право на задержание лица, отражение группового или вооруженного нападения, право на пресечение побега из мест принудительного содержания, право на остановку транспортных средств, право использовать оружие в целях обезвреживания животного (!) и другие. И если логику некоторых оснований можно попытаться понять, то вот чем не угодили животные – лично для меня является загадкой. В конце концов, они не участвуют в несанкционированных митингах, не провозят санкционные продукты питания через границу, не отстаивают права и свободы граждан…

Но обратить внимание хочу на другое. Теперь под предлогом вечной войны, без которой человечество не прожило еще, кажется, и минуты, ФСБ России предоставлено право и закреплен механизм получения, обработки, использования и хранения биометрических данных, биологического материала и геномной информации граждан, пересекающих государственную границу Российской Федерации, при наличии у таких лиц признаков, указывающих даже на возможность их склонения к террористической деятельности, вербовки или вовлечения иным способом в террористическую деятельность. Хранение и классификация полученной информации и данных будут осуществляться подразделением ФСБ России путем формирования и ведения информационной системы учета, и уничтожаются данные после достижения контролируемым лицом возраста 80 лет или по истечении 15 лет со дня установления факта смерти контролируемого лица. Сведения о биометрических данных и геномной информации будут выдаваться в государственные органы по запросам.

При этом неясно, что скрывается под этими признаками и что понимается под вовлечением в террористическую деятельность. Не расшифровывается и механизм возможности совершения этой деятельности. Решительно непонятно и то, как это будут определять пограничники – при помощи миелофона, божественного провидения или рапортов о предположительной возможности совершения противоправного поступка.

Нужно ли говорить об отсутствии в этом какого-либо юридического смысла?

Безусловно, созданный механизм предоставляет широкие возможности произвола и злоупотреблений для преследования неугодных граждан.

Положения этого приказа спорны, а задачи сомнительны. Ясно одно: смутного подозрения в возможности совершения противоправного поступка сотрудникам ФСБ России достаточно для легального получения и использования данных любого гражданина, пересекающего государственную границу. Даже без соблюдения элементарных приличий – получения соответствующего судебного решения. Скромно промолчу о нарушении подобными приказами принципа презумпции невиновности, который имеет существенное значение с точки зрения защиты прав и свобод граждан и верховенства права в стране.

Теперь для обеспечения аморфной безопасности предусматривается реальная возможность преследования мнимого подозреваемого (контролируемого лица) даже в отсутствие совершения уголовно наказуемого проступка. А это запрещено Конституцией РФ.

Стоит отметить, что в приказе слово «безопасность» встречается 12 раз, «борьба» – 2 раза, а слова «граждане» и «права и свободы» ни разу. Хотелось бы напомнить, что в отличие от неотчуждаемых прав граждан безопасность является не самоцелью, а всего лишь средством для установления мира и разумного баланса в нашем обществе. И уж тем более безопасность не должна использоваться в качестве повода для вторжения в права граждан и их ограничения. Мы не должны выбирать между безопасностью и конституционными правами и свободами, являющимися величайшим достоянием нашей цивилизации.

О чем этот приказ?

Этот приказ о навязывании конфликтной модели обществу, потому что предоставляет службе безопасности слишком широкую и опасную свободу действий. О том, как ради мнимой, но столь вожделенной безопасности мы все больше ограничиваемся в элементарных правах и свободах. Он направлен против граждан, потому что существенным образом ограничивает наши конституционные права и свободы.

После прочтения приказа возникают вопросы: для чего понадобились эти права ФСБ России? Почему для решения возложенных на органы ФСБ России задач необходимо постоянно расширять их полномочия и ограничивать наши права и свободы?

Меня настораживает легкость ограничения конституционных прав и свобод и пугают постоянно увеличивающиеся полномочия спецслужб. Эта тенденция лишний раз подтверждает, что борьба с терроризмом может стать опаснее самого терроризма.


1 Расколотый Запад.
2 Приказ ФСБ России от 16 декабря 2016 г. № 771 «Об утверждении Порядка получения, учета, хранения, классификации, использования, выдачи и уничтожения биометрических персональных данных об особенностях строения папиллярных узоров пальцев и (или) ладоней рук человека, позволяющих установить его личность, получения биологического материала и осуществления обработки геномной информации в рамках осуществления пограничного контроля».
3 Федеральный закон от 30 декабря 2015 г. № 468-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Рассказать коллегам: