×
Горбатов Кирилл
Горбатов Кирилл
партнер АБ «Юрлов и Партнеры», руководитель практики «Банкротство»

Согласно статистике, число банкротств граждан постоянно растет. Так, по данным Интерфакса, в России в первой половине 2017 г. банкротами, согласно определениям суда, стали 13 225 граждан и индивидуальных предпринимателей, это на 79% больше, чем в первом полугодии 2016 г.

Закон о банкротстве не предусматривает особенностей банкротства гражданина, обладающего статусом адвоката. Даже регулирование банкротства индивидуальных предпринимателей производится по аналогии с нормами о банкротстве физических лиц (ст. 214.1 Закона о банкротстве). В связи с этим представляется актуальным обсуждение вопроса о том, по каким правилам должно проходить банкротство адвокатов в России.

Ситуация финансовой несостоятельности адвоката встречается крайне редко. На практике речь скорее может идти об обратной ситуации: адвокат, не получивший от клиента гонорар за выполненную работу, подает заявление о включении своих требований в реестр требований кредиторов клиента-должника.

Однако никто не может быть застрахован от возможных финансовых трудностей. Учитывая затянувшийся финансовый кризис, расхожая в адвокатских кругах шутка про богатого и бедного адвоката может потерять свою актуальность.

Идут трое: богатый адвокат, бедный адвокат и тролль. Видят – на дороге лежат 100 долларов. Вопрос: кто из них первым поднимет 100 долларов? Ответ: богатый адвокат, так как тролль и бедный адвокат – выдуманные персонажи.

При этом случаи банкротства адвокатов в России уже встречаются. Так, в Нижегородский арбитражный суд обратился адвокат О.Д.  Паняев с заявлением о признании себя банкротом (дело № А43-17246/2016). К сожалению, в данном судебном деле пока не возникали вопросы, связанные с профессиональной деятельностью должника.

Предлагаем смоделировать ситуацию и поставить некоторые вопросы, возникающие в связи с банкротством лица, обладающего адвокатским статусом.

Итак, должно ли происходить приостановление или прекращение статуса адвоката в случае открытия дела о его банкротстве по аналогии с нормами о банкротстве индивидуального предпринимателя?

Прежде всего необходимо отметить следующее. В зависимости от обстоятельств, включая наличие источника дохода у должника, Закон о банкротстве предусматривает две различные процедуры банкротства физического лица – реструктуризацию задолженности и реализацию имущества.

Этап реструктуризации задолженности возможен при наличии у должника источника дохода, позволяющего в течение максимум трех лет погасить имеющуюся перед кредиторами задолженность. При этом важно, что на данном этапе должник не признается банкротом. В данной ситуации он просто получает судебную защиту от принудительного исполнения требований кредиторов. В случае если должник успешно выполнит план погашения долгов, дело о банкротстве будет прекращено без применения к должнику санкций. Очевидно, что говорить о лишении должника адвокатского статуса при введении процедуры реструктуризации было бы неуместно. Адвокатский статус должен быть за ним сохранен даже по той причине, что он позволяет должнику зарабатывать деньги для расчетов с кредиторами.

Второй этап банкротства гражданина – этап реализации имущества должника. Он наступает после констатации факта невозможности удовлетворения требований всех кредиторов и признания должника банкротом.

На данном этапе вопрос лишения должника статуса адвоката становится дискуссионным. Повторимся: Законом о банкротстве не предусмотрено лишение адвоката статуса при признании его банкротом. В этом случае может идти речь о двух различных вариантах в зависимости от оснований возникновения задолженности у адвоката.

Вариант № 1. Задолженность образовалась в связи с осуществлением профессиональной деятельности.
Например, в результате правовой ошибки адвоката клиент требует возврата уплаченного гонорара, а адвокат не имеет такой возможности. Если адвокат признан банкротом в связи с неисполненным денежным требованием клиента, то, по нашему мнению, адвокатский статус должен быть прекращен. Причем соответствующее решение должно приниматься не арбитражным судом в ходе дела о банкротстве, а Советом адвокатской палаты, в реестре которой числится адвокат. Законным основанием для этого может служить подп. 1 п. 2 ст. 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Данный вопрос может быть урегулирован на уровне разъяснений и рекомендаций ФПА РФ.

Вариант № 2. Долг возник в связи с обязательствами, не связанными с профессиональной деятельностью адвоката.
Если же адвокат задолжал кредиторам по основаниям, не связанным с его работой (например, ипотека, поручительство), вопрос о лишении его статуса не является очевидным. Так, согласно ст. 1 Закона об адвокатской деятельности адвокатская деятельность не является предпринимательской. Это означает, что работа адвоката не направлена на получение прибыли. Основная цель деятельности адвоката согласно закону – профессиональная защита прав и законных интересов доверителей. Данную норму можно трактовать таким образом, что адвокат не обязан быть финансово грамотным лицом. Теоретически гражданин может быть прекрасным адвокатом, но, к примеру, устанавливая небольшую плату за свои услуги, не являться финансово успешным, что не позволяет ему рассчитаться по своим обязательствам. Стоит ли в случае возникновения у такого лица задолженности, в частности по займу, лишать его статуса адвоката? Представляется, что такая санкция была бы излишней.

В то же время необходимо отметить следующее. Банкротство как гражданско-правовой институт, помимо социально-экономической функции – освобождение от долгов, должно выполнять и функцию санкционного характера. Так, согласно ст. 213.30 Закона о банкротстве одним из последствий признания гражданина банкротом является запрет занимать руководящие должности в компаниях. То есть законодатель дополнительно «штрафует» гражданина – может быть, никак не связанного с предпринимательством, – лишая его определенных опций. В случае признания адвоката банкротом считаем логичным в качестве санкции обязать адвоката при заключении соглашений с доверителями указывать на факт его банкротства в прошлом. С одной стороны, он не будет лишен возможности осуществлять свою профессиональную деятельность, с другой – его будущие клиенты вправе знать о факте банкротства их адвоката и решать, готовы ли они в дальнейшем оказывать ему доверие.

Еще один вопрос, который возникает в случае банкротства адвоката, – сохранение адвокатской тайны.

Согласно п. 5 ст. 213.25 Закона о банкротстве с момента признания гражданина банкротом права по распоряжению его имуществом, в том числе доходами, поступающими от доверителей, переходят к финансовому управляющему. При этом гонорар адвоката, указанный в соглашении об оказании правовой помощи, является адвокатской тайной, доступ к которой получат финансовый управляющий и кредиторы должника. И если финансовый управляющий в силу п. 3 ст. 20.3 Закона о банкротстве обязан сохранять конфиденциальность полученной информации, то кредиторы должника в этом смысле законом не связаны. Актуальным становится вопрос либо об ограничении доступа кредиторов к такой информации, либо о введении в закон прямой обязанности кредиторов сохранять информацию, которая может быть отнесена к конфиденциальной (второй вариант представляется предпочтительным). При этом обязанность сохранения полученной информации должна сопровождаться возможностью взыскания убытков в случае ее раскрытия.

Доступ в деле о банкротстве к информации, составляющей адвокатскую тайну, может быть частичным. Так, информация о поступивших/будущих гонорарах от доверителей адвоката-банкрота должна раскрываться в любом случае не только финансовому управляющему, но и кредиторам. Установить границы доступа к ней означало бы свести на нет смысл процедуры банкротства, в рамках которой кредиторы должны получить максимально полное удовлетворение своих требований. Что касается иной информации, то целесообразным представляется введения правила об ограничении ее раскрытия. Так, если адвокат представлял интересы доверителя в деле о разводе, кредиторам такого адвоката-должника не обязательно знать подробности личной жизни разведенного супруга. Подобная информация, на наш взгляд, может быть доступна лицам, участвующим в деле о банкротстве, только на основании отдельного мотивированного определения суда.

Рассказать коллегам: