×

Чрезмерное усиление

Законопроект о расширении полномочий полиции изобилует положениями, которые позволяют сотрудникам полиции толковать их по своему усмотрению
Рязанцев Александр
Рязанцев Александр
Старший партнер АБ «Ковалев, Рязанцев и партнеры», адвокат АП Челябинской области
В Госдуму внесен законопроект, значительно расширяющий полномочия полиции. Несмотря на то что текст поправок был отозван на следующий же день после внесения, хотелось бы отметить следующее.

На первый взгляд инициатор законопроекта сделал акцент на его технико-юридической составляющей. Что это значит? Действительно, в последнее время произошли глобальные изменения в законодательстве: усилена нормативная база антитеррористической направленности; принят пакет законов, касающийся ответственности за нарушения, связанные в реализаций конституционного права на свободу собраний; приняты значительные изменения в УПК РФ, КоАП РФ; декриминализированы побои и т.п. Подобные изменения не могли не повлиять на «технический» закон, каковым является Закон о полиции, так как реализация мероприятий, в соответствии с изменившимися правилами, во многом возлагается именно на полицию.

Вместе с тем полагаю, что под технико-юридической эгидой произошло существенное расширение прав полиции. Причем не могу не отметить, что законопроект изобилует тем, чего законодатель должен избегать, – положениями, которые позволяют сотрудникам полиции толковать их по своему усмотрению. Это в случае принятия законопроекта в текущей редакции может вызвать коллизии в правоприменении.

Так, не могу не отметить предлагаемое поправками чрезмерное усиление полномочий полиции при применении огнестрельного оружия. В соответствии с законопроектом при попытке лица, задерживаемого сотрудником полиции с обнаженным огнестрельным оружием, приблизиться к сотруднику полиции, сократив при этом указанное им расстояние, прикоснуться к его огнестрельному оружию или совершить иные действия, дающие основание расценить их как оказываемое противодействие, сотрудник полиции имеет право применить огнестрельное оружие. Что понимается под «иными действиями», а именно в этом и состоит новелла, непонятно. Хотя введение этого положения может иметь далеко идущие последствия, вплоть до возникновения вопиющих случаев необоснованного применения огнестрельного оружия, как это было в США.

Кроме того, поправки позволят в определенных случаях применять оружие в местах массового скопления людей, что ранее было запрещено. По мнению авторов законопроекта, огнестрельное оружие с производством выстрела на поражение сейчас возможно в любых случаях применять в отношении женщин. Ограничение сделали лишь для «женщин с видимыми признаками беременности», что также не очень ясно: если известно, что задержанная беременна, но видимых признаков еще нет, можно стрелять?

В свете этого не может не настораживать озвученная в тексте законопроекта идея ввести принцип «презумпции доверия полиции». Это предложение, на мой взгляд, крайне неудачная инициатива. Полиции априори можно доверять, а гражданину – нет? И вот здесь все «резиновые» нормы приобретают иной смысл, поскольку доверие к действиям полиции предполагается, а правоохранители, как известно, встречаются и недобросовестные. То есть увидел полицейский какие-то «иные действия», которые, кроме него, мог никто и не видеть, расценил как угрозу и выстрелил, а доверие к нему предполагается!

Очень удивила новелла, регламентирующая формальную процедуру задержания лица, согласно которой протокол задержания не подписывается задержанным, если он отказывается от подписи или «по объективным причинам не может подписать». По каким, интересно, объективным причинам? Если человек находится в таком состоянии, что не может подписать протокол, без сознания и т.п., к нему и задержание, по моему убеждению, не может быть применено.

Законопроектом предлагается еще одна новелла – полномочие сотрудников полиции по письменному заявлению граждан доставлять лиц в состоянии алкогольного опьянения, находящихся с этими гражданами в жилище, в спецмедучреждение либо в подразделение полиции, если имеются основания полагать, что эти лица могут причинить вред жизни, здоровью и имуществу. Полагаю, эта норма – своего рода последствие декриминализации побоев, однако она опять же носит характер, позволяющий сотрудникам полиции действовать по своему усмотрению: всегда есть основание полагать, что человек в состоянии алкогольного опьянения может причинить вред жизни, здоровью или имуществу.

Если законопроект будет принят в предлагаемой редакции, может получиться как в рассказе Аркадия Аверченко «Слепцы» – хотели принять закон, предполагающий заботу полиции о слепцах, а получили обратное правоприменение: «Увидите эту каналью – слепца, праздно шатающегося, тащите его, ребята, в околоток». «Бедные слепцы!»


Рассказать коллегам: