×

Дисбаланс системы правосудия очевиден

В докладе бизнес-омбудсмена говорится о разрушении столпов уголовной юстиции: социальной определенности уголовного закона, законности и справедливости как основы правосудия, ответственности правоохранительных органов
Кириенко Михаил
Кириенко Михаил
Партнер АБ «Ковалев, Рязанцев и партнеры», к.ю.н., доцент Южно-Уральского государственного университета
УК РФ не отражает ожидания населения
Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов готовит ежегодный доклад (проект документа имеется в распоряжении редакции «АГ»), в котором обозначены системные проблемы российского уголовного и уголовно-процессуального законов, а также правоприменительной практики. В частности, речь идет о проблемах, связанных с обвинительным уклоном судов, недостаточно эффективным судебным контролем, необоснованным возбуждением уголовных дел, незаконным проведением оперативно-розыскных мероприятий, затягиванием следственных действий, необоснованным избранием мер пресечения.

Доклад, содержащий также пакет предложений по изменению уголовного и уголовно-процессуального законодательства в целях защиты прав субъектов предпринимательской деятельности, предполагается вынести на общественное обсуждение уже в апреле, а в конце мая текущего года он будет представлен Владимиру Путину.

Доклад Бориса Титова не только показывает реальное состояние сферы уголовного преследования хозяйствующих субъектов, но и демонстрирует истинное лицо досудебной и судебной стадий уголовного процесса. Дисбаланс системы правосудия очевиден, и никто не пытается решить эту глобальную проблему. В докладе говорится о тех столпах уголовной юстиции, которые рушатся: социальной определенности уголовного закона, законности и справедливости как основе правосудия, тщательной кадровой политике в правоохранительной системе, ответственности правоохранительных органов и контроле за их действиями.

УК РФ не социален, не отражает ожидания населения, в том числе бизнес-среды. Приведенные в докладе примеры гуманизации уголовного закона ничего не дали практике, так как были извращены правоприменителем до крайности. Более того, можно сказать, что гуманизации, по сути, не было: наряду с послаблением наказаний в указанной области были расширены сферы применения ряда составов преступлений, введены новые составы. Реверанс в сторону бизнеса в ч. 3 ст. 299 УК РФ, которой была усилена ответственность силовиков за необоснованное преследование предпринимателей, – это полшага. Нужна ответственность за факт незаконного преследования, о чем неоднократно указывалось в доктрине уголовного права. Кроме того, для решения проблемы с «резиновыми» статьями нужно стремиться к замене оценочных признаков конкретными последствиями.

«Если что, суд подчистит»
Плавно переходя к ответственности, надо сказать, что ни уголовное право, ни процесс не содержат эффективного механизма определения последствий нарушения прав участников процесса, и суды оценивают их как устранимые, что позволяет правоохранительным органам действовать по принципу «если что, суд подчистит». В этой части необходимо закрепление четких последствий нарушения прав участников на стадии расследования и в суде, например запрет использования результатов экспертизы, с которой сторона защиты не была ознакомлена до ее проведения. Требуется и усиление контроля – нынешний судебный и прокурорский контроль неэффективны и являются фикцией.

Соглашусь и с предложениями о необходимости реформирования квалификационных коллегий судей (в соответствии с докладом, в их состав должны входить бывшие судьи, прокуроры, адвокаты, представители научного сообщества, а не действующие судьи).

Оправданно предложение не допускать к рассмотрению дел судей, которые ранее рассматривали жалобы или избирали меры пресечения в том же деле на досудебной стадии. Такой подход позволит избежать предвзятости, которая формируется у судьи, что, безусловно, сказывается на показателях обвинительных решений, ведь если ранее судья заключил под стражу обвиняемого, он вряд ли по-иному будет его воспринимать при рассмотрении дела по существу.

В этом же блоке предложений считаю необходимыми расширение сферы применения ст. 125 УПК РФ (жалобы на действия должностных лиц, осуществляющих уголовное производство) и введение фигуры следственного судьи.

Понимать букву и дух закона
В проекте доклада указано на болезненную ситуацию с кадрами, которую нехотя признают суды и следствие, но факт налицо: зачастую «доморощенные» судьи слабо понимают букву и дух закона. Аналогичная ситуация со следственными органами, которые не имеют стимула повышать квалификацию, так как опять же за их действиями нет реального судебного и прокурорского контроля, и многие нарушения остаются без реакции. Кроме того, современного уровня подготовки молодых кадров недостаточно для полноценной следственной работы, и только малая часть из них способна самостоятельно достичь необходимого уровня профессионализма.

Ситуация усугубляется проблемами, существующими в системе юридического образования. В этой связи необходим еще один блок изменений – реформа юридического образования. Но это тема отдельного разговора.

Все перечисленное ведет к «обеззакониванию» уголовного судопроизводства, где носители властных полномочий действуют единым фронтом против защиты, против УПК РФ, против справедливости, искажая саму суть правосудия.

Опасная тенденция
В целом разделяя положения доклада, не могу согласиться с необходимостью утверждения порядка проведения обысков и выемок межведомственными приказами, так как это следственное действие регламентируется УПК РФ. Переход к регламентации, пусть и уточняющей, ведомственными актами – опасная тенденция. Кроме того, многие предложения откровенно предполагают возложение части функций уголовного преследования на органы прокуратуры, которые, надо признать, не лучший союзник объективности: в их понимании закона, к сожалению, явно усматривается пресловутый обвинительный уклон. Об этом, по крайней мере на уровне региональных и нижестоящих прокуратур, свидетельствует статистика их реагирования на жалобы в порядке ст. 124 УПК РФ.

Рассказать коллегам: