×

Единые сроки

Законодателю стоит подумать о природе сроков в трудовом споре, прямо распространив на них положения о сроках исковой давности, известные гражданскому законодательству
Киминчижи Евгений
Киминчижи Евгений
Заведующий Центральной коллегией адвокатов Белгородской области
Принцип правового равенства надо применять последовательно
Одна из наиболее интересных законодательных инициатив последнего времени касается положений ст. 392 Трудового кодекса РФ, устанавливающей сроки для обращения за защитой работником своих нарушенных прав. Собственно, идея состоит в том, чтобы эти самые сроки увеличить: до шести месяцев – для разрешения индивидуального трудового спора и до трех месяцев – по спорам об увольнении.

Вообще вопрос о сроках на защиту в трудовом праве решен весьма своеобразно. В пояснительной записке авторы законопроекта указывают, что предусмотренные в настоящее время сроки малы и не содействуют реализации работником своих прав на защиту, и, более того, обращают внимание на дисбаланс регулирования, предоставляющего работодателю, например, годичный срок на предъявление иска о взыскании с работника ущерба. Ничем иным, по сути, представленный законопроект не мотивирован.

Согласимся, однако, что принцип правового равенства, к которому апеллируют законодатели, следует применять последовательно. Почему, например, не установить единой нормой единый же срок для обращения в суд для разрешения индивидуальных трудовых споров как для работников, так и для работодателей? К чему различие сроков по спорам об увольнении и иным требованиям работника? И разве предлагаемая новелла отвечает целям достижения баланса, если устанавливаемый для работников срок обращения в суд все равно не равнозначен аналогичному сроку по требованиям работодателя?

Но отвлечемся от лирики и вернемся к обсуждению законопроекта. Имеется ли в нем необходимость? Да, несомненно! Законопроект этот очень важен, и не по причинам, изложенным в пояснительной записке. Хотя не лишен он и изъянов.

Установить единый срок
Многие знают или хотя бы слышали о сроках исковой давности – периоде времени, истечение которого может стать преградой для вынесения судом решения по заявленным требованиям. Благо такие негативные последствия применяются судом исключительно в случае заявления об истечении срока стороной по делу (как правило, ответчиком).

Срок же на защиту нарушенного права, установленный в ст. 392 Трудового кодекса РФ, не является сроком давности. Это срок, с течением которого прекращается существование самого права, и, по-хорошему, предъявление иска в суд за пределами такого срока должно быть невозможным и явиться основанием к возвращению искового заявления. Однако отечественная процессуальная система столь жестких последствий обращения за пределами срока на защиту не устанавливает, что в итоге демонстрирует нам аналогичные последствия, какие имеются при истечении срока исковой давности, а именно отказ в удовлетворении требований. И не более.

Так, может быть, законодателю стоит подумать о природе сроков в трудовом споре, прямо распространив на них положения о сроках исковой давности, известные гражданскому законодательству? Мне кажется, такой подход более соответствует идее защиты сторон трудового спора, нежели действующий сейчас, хотя сам этот вопрос и не носит характера принципиального.

Важность законопроекта состоит не в том, что работникам требуется больше времени на «созревание» для участия в судебном процессе. Как раз напротив, обычной практикой является обращение в суд тотчас же после выявленного факта нарушения. Иначе сущность судебной защиты дискредитирует саму себя. Но многие споры возникают в период неокончившихся трудовых отношений, потому увеличение срока на обращение в суд позволяет защитить интересы работников более эффективно.

Самым распространенным примером такой ситуации может явиться длительная невыплата заработной платы. Если исходить из буквального понимания закона, то при просрочках со стороны работодателя работник, не выдержавший гнета и произвола, а потому заявивший об увольнении, рискует не получить в полной мере задолженность по заработной плате, если работодатель не производил ее начисление и не осуществлял обязательные отчисления в бюджетные фонды. Суды, конечно же, идут навстречу гражданам, взыскивая задолженность за весь период просрочки, но очень часто имеет место и иная ситуация, когда взыскание осуществляется лишь за трехмесячный период, предшествующий обращению в суд. А иные требования попросту остаются без рассмотрения из-за истечения срока на обращение в суд. Поэтому увеличение сроков, предусмотренных ст. 392 Трудового кодекса РФ, следует приветствовать.

Вместе с тем практике известны и ситуации злоупотреблений со стороны работников, которые только и возможно пресечь ссылкой на истечение срока на защиту. Поэтому понятно, что такой срок не может быть беспредельно большим. Оптимальным было бы установить единый срок для разрешения любых трудовых споров, например один год или даже шесть месяцев, но с определением природы этого срока в качестве срока исковой давности.

В противном случае многие правомерные требования тех же работников рискуют остаться без удовлетворения по причине недоказанности, ведь собирание доказательств само по себе занимает значительное время, каким тот же суд, как правило, не располагает. А разрешить эту проблему можно введением обязательного досудебного порядка разрешения индивидуальных трудовых споров путем обращения в государственные трудовые инспекции. И начало сроков обращения в суд исчислять уже с момента получения ответов по результатам таких обращений.


Рассказать коллегам: