×
Милюхин Павел
Милюхин Павел
Директор ООО «Рязанский научно-исследовательский центр судебной экспертизы», руководитель направления профессиональной переподготовки «Судебная экспертиза» АНО РИДПО
Одной из важнейших составляющих реализации права граждан на судебную защиту является взаимодействие адвоката и эксперта на всех этапах судебного процесса. Адвокату необходимо не только грамотно поставить вопросы перед экспертом, но и точно знать о возможностях и современном состоянии судебной экспертизы, квалификационных требованиях к эксперту и его оснащенности техническими средствами.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется в процессе судопроизводства государственными судебно-экспертными учреждениями и государственными судебными экспертами, а в соответствии со ст. 41 указанного Закона в соответствии с нормами процессуального законодательства РФ судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами.

В настоящее время на рынке оказания экспертных услуг, мягко говоря, не все гладко. Нет единого государственного реестра судебных экспертов, подготовка негосударственных судебных экспертов ничем не регламентируется, нет механизма контроля их деятельности, а нормы УПК РФ и ГПК РФ носят исключительно декларативный характер и подразумевают, что эксперт обладает специальными знаниями.

На прошедшей 22–24 ноября 2016 г. совместной XVII Ежегодной международной научно-практической конференции Юридического факультета МГУ и XI Международной научно-практической конференции «Кутафинские чтения» Московского государственного университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА) «Обеспечение прав и свобод человека в современном мире» (к 50-летию принятия Международных пактов о правах человека)1 рассматривались вопросы этики судебного эксперта, профессиональной деформации, заведомо ложных заключений.

Известны случаи, когда эксперт, получив диплом «Судебная экспертиза» уважаемого вуза России и пройдя узкую подготовку только по одному виду экспертиз, позиционирует себя как эксперт во всех областях знаний.

По статистике Управления Президента РФ по правам предпринимателей, только за 4 года поступило 26 000 обращений (жалоб) предпринимателей (16 000 на федеральном уровне, 10 000 – на региональном). Из них 1/5 часть связана с незаконным уголовным преследованием или осуждением. И, что весьма прискорбно, необъективная, а порой и заведомо ложная судебная экспертиза как инструмент при уголовном преследовании здесь играет не последнюю роль.

Так, в одном из случаев негосударственная экспертная организация провела судебные экспертизы по одному и тому же объекту строительства – в рамках арбитражного процесса подтвердила объемы выполненных работ, а в рамках возбужденного уголовного дела – нет.

Необходимо обсуждать и профессиональную деформацию, которая также не позволяет получить объективное заключение судебного эксперта, когда последний делает свою работу шаблонно, поверхностно, с уверенностью, что он абсолютно прав.

8 декабря 2016 г. Президент РФ В.В. Путин на заседании Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека неоднозначно высказался по поводу ситуации в отношении судей. В нашей практике также встречались случаи, когда судьи откровенно закрывали глаза на заключения недобросовестных судебных экспертов, которые приобрели этот статус, поскольку судебная экспертиза назначена в процессуальном порядке.

Могу привести такой пример. Суд назначил негосударственного эксперта для проведения экспертизы телевизора фирмы «Philips». В своем заключении эксперт указал, что неразличимая на слух разница звучания между предустановленными режимами – это не дефект, а «особенность разработчика "Philips"» (на самом деле в телевизоре имеется 5 стандартных настроек звука – оригинал, кино, музыка, игры, новости, что является одной из функциональных особенностей, заявляемых фирмой «Philips»). Такой же вывод «эксперт» сделал, приведя эталон изображения серого цвета, а на исследуемом телевизоре – синего. Тем не менее судья отказал в удовлетворении ходатайства о назначении повторной экспертизы, а потребитель проиграл процесс.

Мы надеемся, что профессиональное судейское сообщество будет постепенно очищаться от некомпетентности, а экспертное – и от некомпетентности, и от просто случайных людей, решивших нажиться на чужих проблемах.

О том, что же надо знать адвокату, который ведет процесс, где необходимо участие эксперта, подробно рассказывается в статье «Семь советов адвокату» в печатном выпуске «Новой адвокатской газеты» (№ 2 за 2017 г.). Мы планируем также знакомить читателей «АГ» с различными нюансами, возникающими при производстве судебных экспертиз различных видов, и отвечать на их злободневные вопросы.


1 См.: Кутафинские чтения // http://www.msal.ru/news
Рассказать коллегам: