×

Где заканчиваются интересы правосудия

На страницах «АГ» развернулась дискуссия о том, должен ли суд иметь право самостоятельно принимать решение о введении в процесс адвоката-дублера, если выбранный клиентом адвокат по соглашению намеренно затягивает процесс
Курганов Алексей
Курганов Алексей
Руководитель КА "Курганов и партнеры"

Сторонники такой позиции, например, уважаемый Генри Маркович Резник, говорят о том, что адвокат должен прежде всего соблюдать дух и букву закона в своей работе и руководствоваться интересами правосудия. Это, безусловно, так. И сложно спорить с теми, кто поддерживает тезисы Генри Марковича и встает в этом вопросе на сторону судей, на которых лежит огромная ответственность, ведь именно они выносят окончательный вердикт о виновности или невиновности человека.

Вместе с тем, соглашаясь с такой позицией, хочется установить некие границы и понять, где заканчиваются интересы правосудия и начинаются ограничения права на защиту. Поэтому мне бы хотелось привести аргументы для разъяснения собственной позиции по этому вопросу, которая заключается в том, что право судей на подключение адвоката-дублера должно разумно ограничиваться. И граница должна проходить именно там, где начинается право обвиняемого на защиту.

Начну с того, что адвокат-дублер подключается к процессу в случаях, когда судья выносит определение, что сторона защиты намеренно затягивает процесс. Но что является затягиванием процесса? Слишком долгое изучение материалов дела? Большое количество ходатайств о необходимости проведения дополнительных экспертиз? Просьбы о переносе заседания в случаях, когда адвокат не может присутствовать в суде по не зависящим от него причинам? Да, бывает, что адвокат намеренно тянет время, но это, скорее, исключение, чем правило. Но гораздо чаще длительность процесса зависит от вполне объективных факторов и не является следствием умышленных действий защиты.

Обычно то, что принимают за затягивание процесса, выглядит следующим образом. Адвокат, с которым у обвиняемого есть соглашение о защите его прав в уголовном процессе, том за томом изучает уголовное дело. Иногда речь идет о десятках томов и тысячах страниц информации, а сроки, данные адвокату и обвиняемому на изучение материалов, никак не соотносятся с количеством информации. Причем, как правило, у адвоката есть несколько подзащитных – это обусловлено прежде всего тем, что гонорары адвоката не так высоки, как принято считать, и он просто вынужден вести одновременно несколько дел. И в тот момент, когда адвокат совершенно аргументированно просит о переносе заседания, судья принимает решение о том, что защита занимается затягиванием процесса, и о вводе в процесс еще одного адвоката – адвоката-дублера, который теперь тоже может представлять интересы подзащитного.

Но тут возникает резонный вопрос о том, может ли адвокат-дублер выступать в качестве полноценного защитника? Боюсь, что при всем уважении к коллегам, адвоката, согласившегося на роль дублера, полноценным защитником считать нельзя. И речь вовсе не о том, что коллеги по назначению менее профессиональны, иногда бывает как раз наоборот. Но само вступление адвоката-дублера в дело ставит под удар право обвиняемого на защиту. Дело в том, что адвокат-дублер вступает в процесс, изначально соглашаясь с тезисом, что его подзащитный злоупотребляет правом на защиту. Что обвиняемый намеренно затягивает процесс – слишком долго читает материалы дела, слишком много заявляет ходатайств, слишком много доказательств своей невиновности просит приобщить к делу. Но основная причина таких обвинений чаще всего в том, что обвиняемый и его адвокат слишком скрупулезно подходят к вопросу защиты, копаясь в каждой запятой обвинительного заключения. Тем самым, они ставят суд в положение, при котором аргументы стороны обвинения начинают казаться судье не такими уж и безупречными. Учитывая скандалы с удалением из процесса независимых адвокатов, которые периодически попадают в прессу, можно говорить о том, что некоторым судьям неудобны защитники, досконально изучающие все претензии стороны обвинения и сеющие сомнения в справедливости и законности обвинений. Вряд ли можно рассчитывать, что адвокат-дублер, каким бы сильным профессионалом он не был, сможет быстро вникнуть в суть уголовного дела, ознакомиться с тысячами страниц аргументов, предоставленных стороной обвинения, да и просто полностью включиться в процесс. И это не говоря уже о том, что адвокат, ведущий дело своего подзащитного с первого дня, разрабатывает стратегию защиты шаг за шагом, словно шахматную партию. Следовательно, принимая решение о вводе адвоката-дублера, суд лишает подзащитного качественной защиты.

Но больше всего вопросов вызывает тезис сторонников подключения к процессу адвоката-дублера о том, что обвиняемый и его адвокат злоупотребляют правом на защиту. Что же имеют в виду под этим термином? Например, подробное (а поэтому долгое) изучение материалов дела, заявление ходатайств или просьбы о переносе заседания на более поздний срок, если адвокат по объективным причинам не может присутствовать на суде в какой-то конкретный день. И в связи с этим возникает вопрос: возможно ли вообще говорить о злоупотреблении правом в данном контексте? Согласно Конституции право на защиту – одно из основных и неотъемлемых прав человека. Естественно, что обвиняемый и его адвокат пользуются всеми возможными законными способами для осуществления этого права. Ведь никому не приходит в голову говорить о «злоупотреблении правом на жизнь» или о «злоупотреблении правом на жилье», так почему право на защиту должно стать исключением из списка основных неотъемлемых прав человека?

Безусловно, вставшие на сторону суда правы в том, что адвокат, защищая своего доверителя, должен следовать букве и духу закона. Но, как правило, адвокаты и так стараются излишне не затягивать процесс, поскольку в 90% случаев их подзащитные находятся под стражей в СИЗО. В такой ситуации скорейшей приговор, даже пусть и обвинительный, – желательный результат. Ведь условия содержания под стражей в той же колонии общего режима гораздо мягче, чем условия СИЗО. Это еще одна причина, по которой говорить о преднамеренном затягивании процесса со стороны защиты некорректно. У адвоката просто нет мотивации намеренно затягивать процесс. Его подзащитный ничего не выигрывает от такой тактики.

В этом споре я как практикующий адвокат, безусловно, поддерживаю решение Совета ФПА, который считает, что подсудимый имеет право отказываться от назначенного судом дублера и что после такого отказа адвокат не имеет права вступать в процесс, даже если суд не удовлетворил такой отказ и продолжает настаивать на дублере. Ведь именно тут интересы правосудия зачастую вступают в противоречие с правом обвиняемого на защиту, которое принадлежит к ключевым и неотъемлемым правам человека. Более того, интересы правосудия должны быть второстепенны по отношению к праву на защиту, а не наоборот. Если же расставить приоритеты иначе, то самым легким итогом будет потеря доверия граждан ко всему адвокатскому сообществу. Самым тяжелым – полная потеря принципа состязательности сторон в уголовном процессе. И если это случится, то именно интересы правосудия пострадают больше всего.

Рассказать коллегам: