×
Забуга Евгений
Забуга Евгений
Член квалификационной комиссии АП Омской области, к.ю.н.
15 июля 2016 г. вступил в силу Федеральный закон от 3 апреля 2016 г. № 324-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации».

В новых редакциях изложены:
− ст. 184 УК РФ «Оказание противоправного влияния на результаты официальных спортивных соревнований или зрелищных коммерческих конкурсов»;
− ст. 204 УК РФ «Коммерческий подкуп»;
− ст. 290 УК РФ «Получение взятки»;
− ст. 291 УК РФ «Дача взятки»;
− ст. 291.1 УК РФ «Посредничество во взяточничестве»;
− ст. 304 УК РФ «Провокация взятки либо коммерческого подкупа».
Кроме того, уголовный закон дополнен новыми составами преступлений:
− ст. 204.1 «Посредничество в коммерческом подкупе»;
− ст. 204.2 «Мелкий коммерческий подкуп»;
− ст. 291.2 «Мелкое взяточничество».

Давая характеристику указанным изменениям, можно сделать вывод о «гуманистическом векторе» движения российского законодателя по отношению к вопросам наказания за взяточничество и коммерческий подкуп.

Для иллюстрации проанализируем две статьи УК РФ – изложенную в новой редакции ст. 290 УК РФ «Дача взятки» и новоиспеченную ст. 291.2 УК РФ «Мелкое взяточничество».

Вначале обратимся к диспозиции ст. 291.2 УК РФ, согласно которой мелким взяточничеством признается: «получение взятки, дача взятки лично или через посредника в размере, не превышающем десяти тысяч рублей.

Согласно санкции, деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 291.2 УК РФ наказывается:
− штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев;
− либо исправительными работами на срок до одного года;
− либо ограничением свободы на срок до двух лет;
− либо лишением свободы на срок до одного года.

Представляется, что законодатель продемонстрировал достаточно взвешенный подход к криминализации и пенализации.

Во-первых, законодатель произвел чрезмерно необходимую уголовно-правовую дифференциацию, установив уголовную ответственность именно за мелкое взяточничество.

Подобная ситуация теперь снимает ряд злободневных для правосудия вопросов, а именно:
− может ли взятка быть малозначительной (с применением ст. 14 УК РФ);
− как назначить справедливое наказание, например, врачу поликлиники, который обвиняется по ч. 3 ст. 290 УК РФ за взятку в размере от 1000 до 2000 руб., при средней месячной зарплате врача в размере 12 000 руб.? Лишать ли его права занимать определенные должности или права заниматься определенной деятельностью, как того требует государственное обвинение, оставляя человека без работы? Возможно ли изменить категорию преступления с тяжкого на средней тяжести (с применением ст. 15 УК РФ)?

Обозначенные вопросы вызывали достаточно негатива у судей, а практика демонстрировала неоднообразное применение норм УК РФ.

Действительно, абсурдно обвинять того же врача или преподавателя по ч. 3 ст. 290 УК РФ за получение, например, ими бутылки коньяка, считая это обвинением в совершении тяжкого преступления.

Также возникали вопросы и в применении санкции ч. 3 ст. 290 УК РФ, которая в качестве минимального предела санкции предусматривала наказание в виде штрафа от сорокакратной суммы взятки. Так, например, при обвинении в получении взятки в размере 75 000 руб. лицу могло быть назначено минимальное наказание в виде штрафа в размере 3 000 000 руб., что в целом ставило осужденного за черту бедности.

Во-вторых, законодатель «отобрал» у недобросовестных представителей правоохранительной системы возможность «торговаться» с подозреваемыми (обвиняемыми), требуя от них признания в совершении преступления для смягчения их наказания в суде, с демонстрированием действительно суровых санкций ст. 290 УК РФ.

В личной практике автора уже состоялась первая переквалификация в суде апелляционной инстанции с ч. 3 ст. 290 УК РФ на ч. 1 ст. 292.2 УК РФ, что свидетельствует о том, что суды второй инстанции будут реализовывать принцип обратной силы уголовного закона вне зависимости от того, просят ли их об этом в апелляционных жалобах или представлениях.

Кроме того, предполагаю, что у адвокатского корпуса появится новая работа и по обращениям в суд с ходатайствами о приведении приговоров в соответствие с новой статьей уголовного закона.

Фронт работы ожидается обширный, а поэтому, как пел Генри Резник «не останется без хлеба адвокатский трест».


Рассказать коллегам: