×

Инструмент защиты

Позиция КС РФ может позволить судам признавать недопустимыми доказательствами результаты прослушивания телефонных переговоров, которые получены без судебного решения, связанного с проверкой их законности
Гривцов Андрей
Гривцов Андрей
Старший партнер АБ «ЗКС»
28 марта 2017 г. Конституционный Суд РФ вынес знаковое для юристов, работающих по уголовным делам, отказное определение, которое может переломить складывающуюся на практике ситуацию нарушения прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий, связанных с прослушиванием телефонных переговоров без судебного решения. Речь идет об Определении № 568-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Побединской Александры Юрьевны на нарушение ее конституционных прав частью третьей статьи 8 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”».

Об этом определении сообщила «Новая адвокатская газета», но, возможно, новость о нем прошла мимо кого-то из читателей, поэтому поделюсь своим мнением об обсуждаемом документе и о возможных правовых последствиях его принятия.

Без судебного решения
А.Ю. Побединская была осуждена по приговору суда за совершение преступления, при этом в качестве доказательств использовались результаты оперативно-розыскного мероприятия – прослушивания телефонных переговоров, которое в соответствии с ч. 2 ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» осуществлялось без судебного решения о его проведении. Заявитель просила суд при рассмотрении дела по существу признать данные доказательства недопустимыми, ссылаясь на то, что в рассматриваемой ситуации в силу ст. 23 Конституции РФ необходимо было получать судебное решение о законности этих оперативно-розыскных мероприятий. Суды первой и второй инстанций отказали в удовлетворении заявленного ходатайства на том основании, что в данном случае вынесение судебного решения о законности прослушивания телефонных переговоров не требовалось, а достаточно было лишь уведомить суд об их проведении, поскольку в течение 48 часов они были прекращены.

Заявительница, обращаясь в Конституционный Суд РФ, указала на несоответствие ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» Конституции РФ, ссылаясь на практическую ситуацию по ее уголовному делу и заостряя внимание на том, что существующая формулировка закона позволяет не проводить судебную проверку законности оперативно-розыскных мероприятий, связанных с прослушиванием телефонных переговоров.

Недопустимые доказательства
Конституционный Суд РФ отказал в принятии к рассмотрению жалобы, сославшись на то, что оспариваемое законоположение не может расцениваться как нарушающее права заявительницы, а потому ее жалоба не отвечает критерию допустимости. При этом Суд разъяснил: проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционное право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, без предварительного судебного решения в случаях, которые не терпят отлагательства, на основании ч. 3 ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» предполагает, после обязательного уведомления об этом суда (судьи), разрешение вопроса об обоснованности ограничения прав граждан при их проведении в порядке, предусмотренном ст. 9 этого федерального закона. Иное свидетельствовало бы об отступлении от требования, установленного ст. 23 (ч. 2) Конституции РФ, и делало бы бессмысленным уведомление суда (судьи) о проведении оперативно-розыскного мероприятия.

Давая оценку содержанию и практической ценности обсуждаемого определения, необходимо отметить: нарушение, которое было допущено в отношении А.Ю. Побединской, допускается достаточно часто. Особенно грешат подобным образом оперативные подразделения ФСБ России, которые осуществляют прослушивание телефонных переговоров якобы в связи с неотложностью оснований в течение 48 часов, затем формально, без фактического направления составляют уведомление в суд о проведении оперативно-розыскных мероприятий и без получения судебного решения о законности прослушивания телефонных переговоров используют результаты такого прослушивания в качестве доказательств.

Мне как защитнику по уголовным делам довелось столкнуться с подобным нарушением, и при этом суды первой и второй инстанций оценили его точно так же, как и в деле А.Ю. Побединской. В настоящее время мною готовится кассационная жалоба в Верховный Суд РФ, и, безусловно, обсуждаемое определение Конституционного Суда РФ станет подспорьем при ее составлении, поскольку в качестве доказательства по делу использовались результаты оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих тайну телефонных переговоров, проведенных без судебного решения о проверке их законности.

Определение Конституционного Суда РФ содержит однозначные формулировки, из которых следует, что вне зависимости от сроков прослушивания телефонных переговоров следует получать судебное решение о проверке их законности. Из данного определения  усматривается, что результаты оперативно-розыскных мероприятий, проведенных без такого судебного решения, не могут использоваться в качестве допустимых доказательств как полученные с нарушением закона. Следуя нормальной человеческой логике, судебные решения, в которых подобные доказательства положены в основу (а таких, я уверен, в том же Московском регионе предостаточно), должны быть пересмотрены, поскольку любые акты и толкования Конституционного Суда РФ являются окончательными и пересмотру не подлежат. В этой связи примененные Конституционным Судом РФ формулировки, являющиеся, на мой взгляд, единственным возможным толкованием Конституции РФ, можно только приветствовать.

Ложка дегтя
Вместе с тем не могу не обойтись без ложки дегтя, которую содержит обсуждаемое определение. Конституционный Суд РФ, однозначно установив факт нарушения закона в деле А.Ю. Побединской, не указал, что оно подлежит пересмотру, а это оставляет правоприменителю возможность для того, чтобы и дальше отказывать в признании полученных доказательств недопустимыми.

В последние несколько лет Конституционный Суд РФ редко оценивает принимаемые по делам решения. Однако данное обстоятельство не означает, что надо отказываться от обращений в этот орган с жалобами, поскольку он остается серьезным инструментом защиты. Положительное для защиты определение по делу А.Ю. Побединской убедительно доказывает это. Меня оно вдохновило на подготовку нескольких жалоб в Конституционный Суд РФ по одному из прецедентных с точки зрения нарушения права на защиту уголовных дел, находящихся в настоящее время в нашем производстве.

В любом случае будем надеяться, что отныне ссылки защитников на обсуждаемое определение позволят судам признавать недопустимыми доказательствами результаты прослушивания телефонных переговоров, которые получены без судебного решения, связанного с проверкой их законности. Данное определение должно быть отныне в портфеле аргументов практикующего адвоката по уголовным делам.


Рассказать коллегам: