×

Крупнейший прокол законодателя?

О неконституционности статьи УПК РФ об изготовлении протокола в течение трех суток со дня окончания судебного заседания
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, член квалификационной комиссии АП Ставропольского края
Прежде, чем чинить правосудие, очень важно починить машину правосудия.
Евгений Ханкин


Часть 6 ст. 259 УПК РФ об изготовлении протокола в течение трех суток со дня окончания судебного заседания, очевидно, противоречит Конституции РФ. Это означает, что приговоры выносятся не на основании протокола судебного заседания.

Рассмотрим суть серьезной процессуальной проблемы.

В соответствии с ч. 6 ст. 259 УПК РФ: «Протокол должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания. Протокол в ходе судебного заседания может изготавливаться по частям, которые, как и протокол в целом, подписываются председательствующим и секретарем. По ходатайству сторон им может быть предоставлена возможность ознакомиться с частями протокола по мере их изготовления».

С учетом того, что согласно ч. 6 ст. 259 УПК РФ протокол должен быть изготовлен в течение трех суток со дня окончания судебного заседания, получается, что приговоры по уголовным делам в соответствии с главой 39 УПК РФ выносятся в совещательной комнате, когда протокол судебного заседания по ним еще не был изготовлен.

При отсутствии готового протокола приговор не может быть вынесен
Когда на момент вынесения приговора отсутствует изготовленный протокол судебного заседания, судья не может руководствоваться чем-то иным, в частности, своими личными записями, заметками и т.п., поскольку УПК РФ не предусматривает такую возможность. Напротив, согласно ч. 1  ст. 245 УПК РФ секретарь судебного заседания, а не судья ведет протокол судебного заседания.

Не может служить оправданием установленного порядка возможный довод о том, что судья выносит приговор на основании каких-то черновых записей секретаря, поскольку такие записи не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам ст.74, 75 УПК РФ. Заметки секретаря о проведенных судебных заседаниях приобретают юридическую силу только после окончательного изготовления протокола и его подписания судьей.

Является несостоятельным и смешным возможный аргумент о том, что судьи, находясь в совещательной комнате без готового протокола, способны выносить приговоры по памяти. Такое возможно, если оперативная память головного мозга среднесписочного судьи будет равна оперативной памяти среднего компьютера. Даже судьи, имеющие феноменальную память (коих наберется немного), спустя несколько месяцев начнут забывать услышанное, а к моменту вынесения приговора – выпустят из памяти многие важные детали показаний и состоявшихся баталий. Да и, собственно, зачем выносить приговор по памяти, если УПК предусмотрел необходимую подсказку в виде протокола судебного заседания?

Апологеты ч. 6 ст. 259 УПК РФ могут привести только один приличный аргумент: в стране 70% всех уголовных дел рассматривается в особом порядке, где протокол судебного заседания в совещательной комнате вообще не нужен. Но ведь, к счастью, пока еще не 100%, а следовательно, обозначенная проблема касается 30% всех дел, а это ни много ни мало около 300 000 дел в год.

При отсутствии изготовленного протокола судебного заседания, находясь в совещательной комнате, судья не может выполнить требования целого ряда процессуальных норм.

Так, в соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ «обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств». Суд не может прибегнуть к исследованным доказательствам, когда протокол еще не готов.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ «описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать:

1) описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления;

2) доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства;

3) указание на обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а в случае признания обвинения в какой-либо части необоснованным или установления неправильной квалификации преступления – основания и мотивы изменения обвинения;

4) мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбывания, применению иных мер воздействия».

Очевидно, что суд без готового протокола судебного заседания не способен изложить описательно-мотивировочную часть обвинительного приговора, привести доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, и решить иные вопросы, предусмотренные ст. 307 УПК РФ.

При отсутствии изготовленного протокола судебного заседания суд не вправе делать выводы о виновности подсудимого в совершении преступления.

Это означает, что весь УПК РФ со своими нормами, правами, обязанностями и гарантиями превращается в фикцию, поскольку выносимый судебный акт изначально нелегитимен.

Не спасает и изготовление протокола по частям
Хотя и согласно ч. 6 ст. 259 УПК РФ «протокол в ходе судебного заседания может изготавливаться по частям, которые, как и протокол в целом, подписываются председательствующим и секретарем», что не исключает возможность изготовления протокола судебного заседания в большей его части на момент вынесения приговора, вместе с тем данная норма не спасает от нарушения конституционных прав.

Во-первых, по ее смыслу, протокол может изготавливаться по частям, то есть судья вправе, но не обязан его изготавливать до вынесения приговора. По подавляющему большинству уголовных дел судьи отказываются изготавливать весь протокол суда до вынесения приговора, объясняя это большой загруженностью своего секретаря.

Во-вторых, протокол в ходе судебного заседания может изготавливаться по частям и предоставляться для ознакомления сторонам только по их ходатайству.

Так, согласно ч. 7 ст. 259 УПК РФ «ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания подается сторонами в письменном виде в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания».

Если ходатайства не последовало, то суд не станет изготавливать протокол по частям.

В-третьих, согласно сложившейся практике, почти по всем уголовным делам протокол судебного заседания изготавливается после вынесенного приговора.

В-четвертых, даже если предположить, что протокол по ходатайству стороны мог быть изготовлен в ходе судебного заседания, то он в любом случае был бы неполным, поскольку не включал бы в себя важную стадию судебных прений, где стороны в консолидированном виде излагают свою позицию, что наиболее важно для суда при постановлении судебного акта.

Сложившаяся на основании ч. 6 ст. 259 УПК РФ правоприменительная практика, когда на момент судебных прений протокол суда еще не готов, способствует тому, что стороны приводят свои аргументы, основанные на субъективном восприятии исследованных в суде доказательств, а не на официальном протоколе, достоверность которого ими предварительно проверена в установленном порядке и утверждена судом.

Формальная и бесполезная процедура
Часть 7 ст. 259 УПК РФ также является противоречащей Конституции РФ, так как представляет собой пустую и формальную процедуру подачи замечаний на протокол судебного заседания, когда приговор уже вынесен и показания допрошенных лиц изложены в удобной для суда интерпретации.

Закон предусмотрел, что замечания на протокол рассматриваются председательствующим. Однако не учтено то, что председательствующий после вынесения судебного решения и изготовления протокола, подведенного под это решение, уже не может объективно рассмотреть поданные замечания, поскольку является заинтересованным в оставлении поданных замечаний без удовлетворения, а апелляционных жалоб и представлений – без изменения.

Судья не может удостоверить правильность поданных замечаний, поскольку приговор он уже вынес и показания в нем изложил, а редактирование показаний в протоколе вызовет несоответствие приговора протоколу судебного заседания, что может повлечь отмену приговора.

Решение проблемы
Совершенно очевидно, что в УПК РФ должны быть внесены изменения: протокол судебного заседания должен быть изготовлен до начала судебных прений, стороны получить возможность с ним заблаговременно ознакомиться, принести замечания, а судья – их рассмотреть в установленном порядке.

Суд, уходя в совещательную комнату, должен уносить с собой не только восприятия, ощущения и представления об услышанном и увиденном, но и изготовленный и проверенный сторонами протокол судебного заседания.

При нынешней крайне странной процессуальной процедуре изготовления протоколов судебного заседания уже после вынесенного приговора совсем неудивительно, что судьи нередко пишут в приговорах не то, что имело место в судебных заседаниях, а то, что им захочется, а замечания на свою импровизацию без тени смущения отклоняют.

Части 6, 7 ст. 250 и ст. 260 УПК РФ являют собой наиболее откровенные примеры правовой бессмыслицы.

Результатом действия ст. 259 УПК РФ в ее нынешней редакции становятся нарушения прав граждан на справедливый суд, установленные ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также нарушения ряда норм Конституции РФ (ч. 1 ст. 46, ч. 1 ст. 49, ч. 3 ст. 123 и иных).

Мое обращение в Конституционный Суд РФ с жалобой на неконституционность ч. 7 ст. 259 УПК РФ было возвращено письмом от 30 августа 2016 г. по формальным основаниям.

Но допустимо ли оставаться равнодушными к столь вопиющей и кричащей процессуальной проблеме отечественного правосудия?

Рассказать коллегам: