×

Кто заплатит за проигрыш?

С кого взыскивать судебные издержки в случае отказа в удовлетворении требований представителя корпорации: с корпорации или ее представителя?
Земляницина Дарья
Земляницина Дарья
Адвокат АП Омской области

С мая 2014 г. в ГК РФ появились нормы о корпорации (ст. 65.1–65.3), в том числе о правах и обязанностях участников корпорации.

Теперь участник корпорации, действуя от ее имени, имеет право оспаривать совершенные ею сделки и требовать применения последствий их недействительности, а также применения последствий недействительности ничтожных сделок корпорации.

При этом при защите участником прав корпорации он является ее законным представителем со всеми процессуальными правами и истца, а истцом по делу выступает сама корпорация (Постановление Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

В рамках корпоративного спора позиции корпорации и ее участника могут принципиально различаться, поэтому в случае отказа в удовлетворении требований представителя корпорации возникает резонный вопрос о том, с кого взыскивать судебные издержки – с корпорации или с ее представителя.

Законодатель не дает разъяснений по данному вопросу.

По общему правилу судебные издержки взыскиваются со стороны по делу, а также могут быть взысканы с третьего лица (Постановление Пленума ВАС РФ от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела»). Но представитель корпорации не является стороной по делу, он – законный представитель, следовательно, с него нельзя взыскивать судебные издержки.

Однако согласно правовой позиции ВС РФ, изложенной в обзоре судебной практики Верховного Суда от 2016 г. № 3, предъявляя требования по корпоративному делу, участник корпорации не только действует в интересах корпорации как ее представитель, но и преследует свой опосредованный (косвенный) интерес и поэтому, по сути, является косвенным истцом.

Таким образом, не следует расценивать представительский характер косвенного иска как бесспорное обоснование для возложения судебных расходов на корпорацию.

Более того, возникает вопрос: почему корпорация должна нести ответственность в виде судебных расходов за необоснованный иск своего участника, а потом обращаться к нему с заявлением о взыскании убытков? Полагаем, что подобная конструкция не отвечает принципу процессуальной экономии – именно участник напрямую должен нести ответственность.

В такой ситуации обоснованно взыскивать судебные расходы напрямую с представителя корпорации, предъявившего от ее имени необоснованный иск, что и сделал Арбитражный суд Омской области.

Ситуация в данном деле была сложной с процессуальной точки зрения, так как изначально исковое заявление о признании недействительной сделки по продаже недвижимости было предъявлено к ООО «Земля» его участником ООО «Пром» и участником ООО «Пром» – Марковой – к самому обществу и иному участнику и единоличному исполнительному органу ООО «Земля» – Соколову, выступившему стороной по сделке.

В обоснование иска истцами указывалось на нарушение сторонами сделки норм ГК РФ и Закона об ООО, касающихся одобрения крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

В дальнейшем сразу же после появления в ГК РФ в 2014 г. норм о корпорации еще один участник ООО «Пром» – Бородин решил обратиться от имени общества как его участник и законный представитель с исковым заявлением о признании сделки недействительной, так как она была совершена в ущерб обществу по заниженной цене.

При таких обстоятельствах суду ничего не оставалось делать, как изменить процессуальное положение сторон таким образом, что истцами стали ООО «Земля» (ранее ответчик) в лице его участников ООО «Пром» и Бородина. Отдельным истцом выступила Маркова, а ответчиком остался только Соколов. (Интересно, что с этого момента в судебных актах началась путаница в процессуальном положении сторон, и она не закончилась даже в ВС РФ.)

В ходе рассмотрения спора судом была назначена экспертиза по оценке рыночной стоимости недвижимости, из которой следовало, что оспариваемая сделка не была совершена в ущерб ООО «Земля», имущество было продано по цене немного выше рыночной.

Судом также было установлено, что оспариваемая сделка была одобрена общим собранием участников общества и она не является крупной.

В удовлетворении исковых требований было отказано. Решение суда было обжаловано вплоть до ВС РФ, однако оставлено без изменения.

С заявлением о взыскании судебных расходов с Марковой, Бородина и ООО «Пром» в суд обратились ООО «Земля» и Соколов.

Примечательно, что Бородин при предоставлении своих возражений относительно взыскания с него судебных расходов пояснял, что он действовал от имени корпорации как ее законный представитель, а с представителя судебные расходы взысканы быть не могут.

Тем не менее суд посчитал, что участник корпорации, подавая иск в защиту корпорации, преследует в том числе свои косвенные интересы и является косвенным истцом, следовательно, должен нести ответственность за подачу необоснованного иска.

Что касается противоположной практики по взысканию судебных расходов с представителя корпорации, то она отсутствует, как и вообще практика по взысканию судебных расходов с представителя корпорации.

Дела, в которых участвовал представитель корпорации, и в том числе дело, о котором говорится в обзоре ВС РФ, к сожалению, были окончены без взыскания судебных расходов.

Примечание: имена участников спора изменены в целях соблюдения норм  Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» о конфиденциальности и по просьбе доверителя.

Рассказать коллегам: