×

Мошенничество – популярная статья или дубина для бизнеса?

Статья 159 УК в последнее время стала одной из самых «популярных» у российских правоохранителей и в российских судах. Причина такой популярности – широкий список деяний, регулируемых этой статьей
Курганов Алексей
Курганов Алексей
Руководитель КА "Курганов и партнеры"
Это и мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, и мошенничество при получении государственных субсидий и выплат, и мошенничество при получении кредитов и многое другое.

Мошенничество – одна из форм хищения чужого имущества, посягающая на право собственности. Суть мошенничества состоит в том, что с имуществом потерпевший расстается добровольно, поскольку полагает, что мошенник действует правомерно. Именно добровольный характер передачи имущества является важнейшим признаком мошенничества и отличает этот состав преступления от всех других видов хищений имущества. При этом добровольные действия потерпевшего, обманутого или введенного в заблуждение, не влияют на юридическую ничтожность сделки. А обман, с помощью которого действует злоумышленник, представляет собой сознательное искажение или утаивание фактов, в сообщении ложных сведений либо в умышленном умолчании о фактах, сообщение которых было обязательным. Обман может относиться к личности, предмету, событиям и фактам, может выражаться в устной, письменной либо иной форме. Вот общие признаки мошенничества. В частностях же это правонарушение настолько разнообразно, насколько хватает фантазии и хитрости правонарушителям.

Верховный Суд в Постановлении Пленума четко определяет, какие виды деяний должны квалифицироваться как мошенничество. Верховный Суд подчеркивает, что мошенничеством считается получение по чужим документам социальных выплат и пособий, льгот, денежных переводов, банковских вкладов. А вот тайное хищение ценных бумаг на предъявителя (имеются в виду облигации, векселя, акции, сберкнижки) – это банальная кража, то есть совсем другая статья УК. При этом перевод на себя или сообщников денег с банковских счетов, совершенный с корыстной целью путем обмана или злоупотребления доверием, например, путем предоставления в банк поддельных платежных поручений, заключения кредитного договора под условием возврата кредита, которое аферист не намерен выполнять – это мошенничество. При этом если хищение денег осуществлялось по поддельной или украденной кредитной карте без участия уполномоченного работника кредитной организации (через банкомат) – это также обычная кража. Подводя итог, можно сказать, что ст. 159 УК часто инкриминируется ошибочно в силу того, что следователи, к сожалению, не всегда учитывают многочисленные обстоятельства события, но, как говорится, «дьявол в деталях».

Последнее время ст. 159 УК стала настоящим бичом для предпринимателей. Хотя нельзя сказать, что она специально сформулирована таким образом, чтобы по ней было «удобно» привлекать бизнесменов, однако на практике именно предприниматели, а главном образом – руководители мелкого и среднего бизнеса становятся фигурантами уголовных дел по ст. 159. Это обусловлено чаще всего недобросовестным поведением конкурентов, которые вместо подачи иска против контрагента в рамках гражданского права обращаются в правоохранительные органы. С сожалением можно констатировать, что следователи не всегда ставят перед собой цель разобраться, присутствуют ли все признаки преступления в произошедшем событии, а чаще всего руководствуются принципом «есть заявление – есть дело». И, увы, надо отметить что в 90% случаях следователи действуют небескорыстно.

Всем известно, что ст. 159 УК повсеместно используется в качестве инструмента давления на бизнес. Дело в том, что квалифицировать правонарушение как подпадающее под ст. 159 УК можно только в том случае, если подозреваемый намеренно сообщал ложные сведения и имел цель завладеть имуществом потерпевшего лица. Если же прямой умысел отсутствует, то квалифицировать событие по ст. 159 УК нельзя. Приведу пример. Индивидуальный предприниматель А заключил договор с индивидуальными предпринимателем Б о поставках оборудования, но за поставленное оборудование не расплатился. Так вот, если гражданин А не смог расплатится за оборудование по объективным причинам (например, резкий скачок курса валют) – то это предмет разбирательства в рамках гражданского права. А если предприниматель А подписывал гарантийные письма и прикладывал к ним поддельные выписки с банковского счета – то это мошенничество и должно расследоваться в рамках ст. 159 УК. Но в случае заинтересованности следователь легко закроет глаза на этот нюанс.

В определении Верховного Суда от 26 июля 1999 г. прямо говорится, что неисполнение договорных обязательств ввиду отсутствия денежных средств не может повлечь за собой уголовную ответственность. Что логично, поскольку предпринимательская деятельность подразумевает немалые риски, и не всегда даже добросовестный предприниматель способен учесть и предсказать все ситуации, с которыми столкнется в процессе своей деятельности. Тем не менее неисполнение договорных обязательств – предмет разбирательства в гражданском суде. И это прямо следует из Конституции и Гражданского кодекса, которые гарантируют свободу предпринимательской деятельности, а также свободу воли при заключении договоров.

Итак, как защищаться от несправедливых обвинений по ст. 159 УК РФ? Конечно, конкретные шаги защиты надо определять только после ознакомления с сутью обвинения и конкретной ситуацией, но есть и общие рекомендации. Во-первых, следователь должен доказать, что подозреваемый умышленно вводил контрагента в заблуждение, а также имел своей целью необоснованно завладеть его имуществом и получить материальную выгоду. Таким образом, защита должна настаивать на том, что подозреваемый хотел исполнить свои обязательства перед контрагентом, но не смог сделать этого в силу не зависящих от него обстоятельств, и пытаться добиться переквалификации дела, например, на ст. 199 (уклонение от уплаты налогов и сборов) или же вовсе закрытия дела по уголовной статье и перевода спора в гражданско-правовую плоскость.

В моей практике был любопытный кейс по ст. 159. Он интересен тем, что обвинение было предъявлено не предпринимателю, а ученому. Сотрудник НИИ, ученый с мировым именем, изобрел прибор, позволяющий предсказывать землетрясения и определять сейсмоустойчивость зданий и сооружений. После проведения испытаний опытного образца отдел НИИ, в котором работал ученый, стал выполнять заказы по изготовлению этого прибора. Для того чтобы в целях некоторых производственных нужд иметь в распоряжении наличные деньги для премирования сотрудников и закупки комплектующих, этот ученый по фиктивным договорам обналичивал ту часть денежных средств, которая предназначалась для этих целей.

По данному факту военной прокуратурой было возбуждено уголовное дело по ст. 159 УК РФ – мошенничество. Прежде всего, взявшись защищать ученого, я пытался оспорить квалификацию его поступков по этой статье. Я настаивал (и до сих пор уверен, что правильно было бы квалифицировать действия ученого по ст. 199 УК – уклонение от уплаты налогов и (или) сборов. Прокурор же настаивал на предъявленном обвинении и запросил у суда для подсудимого наказание в виде лишения свободы на 6 лет и лишения всех почестей и наград. К сожалению, суд согласился с квалификацией обвинения и приговорил подсудимого ученого по ч. 3 ст. 159. В принципе, история не из ряда вон выходящая – российские судьи предпочитают «не ссориться» со стороной обвинения, тем более, что сами судьи в большинстве своем являются выходцами из следственных органов и прокуратуры. Тем не менее, видя несправедливость запрошенного стороной обвинения наказания, судья применил ст. 64 УК и назначил наказание в виде возмещения ущерба, причиненного государству, и небольшого штрафа. Вывод: уйти от сурового наказания по ст. 159 УК, хоть и непросто, но вполне возможно при грамотной позиции защиты.

Рассказать коллегам: