×

Надежда на благоприятный исход

О борьбе адвокатов за реализацию права на свидания с подзащитными в СИЗО, соответствующем обращении к Президенту РФ и реакции Владимира Путина
Костанов Юрий
Костанов Юрий
Советник ФПА РФ, член СПЧ
Тема непредоставления адвокатам свиданий с их подзащитными, находящимися в следственных изоляторах, без соизволения следователя меня занимает с начала 2000-х годов. Тогда единственным нормативным актом, предусматривавшим обязанность адвокатов для получения доступа в СИЗО для свиданий с их подзащитными предъявлять разрешение должностного лица либо органа, в чьем производстве находится уголовное дело, были правила внутреннего распорядка следственных изоляторов.

Исходя из того что по Конституции РФ подозреваемый или обвиняемый имеет право на помощь защитника с момента задержания, а не с момента, когда следователь этого пожелает, я решил обжаловать соответствующие положения правил внутреннего распорядка СИЗО в Верховном Суде РФ. Однако обнаружил, что подобная жалоба уже подавалась в ВС РФ адвокатом из Санкт-Петербурга В. Писаревским. Судебная коллегия ВС РФ его жалобу удовлетворила, но Президиум ВС РФ это решение отменил.

Естественно, я решил обратиться в Конституционный Суд РФ, но система ГУИНа как раз тогда была передана под крыло Минюста России (в наивной надежде разорвать пуповину, связывавшую эту систему со следственными и оперативно-розыскными службами). Упомянутые правила были переутверждены и стали документами Минюста России. Поэтому для похода с жалобой в КС РФ пришлось обратиться сперва в ВС РФ – нужно было получить судебное решение, основанное на обжалуемом законе, что и произошло: мне, как и моему коллеге Писаревскому, отказали.

Дальнейшее понятно. КС РФ признал не соответствующим Конституции РФ пункт Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», позволяющий ведомствам устанавливать порядок свиданий адвокатов с подзащитными. Также он признал соответствующей Конституции РФ статью УПК РФ о наделении адвоката правами защитника с момента его допуска к участию в деле, исключающего – в истолковании КС РФ – всякую возможность требовать у адвоката предъявления каких бы то ни было разрешений для получения доступа в СИЗО для свиданий с их подзащитными.

После решения КС РФ пересмотрел свою позицию и Президиум ВС РФ. Он отменил прежнее решение и постановил вынести новое решение по существу – об удовлетворении жалобы.

Какое-то время эти решения высших судов исполнялись правоприменителями, однако один из заместителей прокурора Москвы, не разобравшийся в ситуации, внес в УФСИН России по г. Москве представление, в котором потребовал прекратить допуск адвокатов в СИЗО без разрешений следователя, поскольку, дескать, Президиум ВС РФ постановил вынести новое решение по существу, но такового так и не вынес.

Далее были долгая и малорезультативная переписка с прокуратурой и Минюстом России, затем было обращение к Президенту РФ в прошлом году. И вот теперь, на заседании, которое состоялось в четверг, 8 декабря, я напомнил Владимиру Путину о сохраняющейся проблеме доступа адвокатов к их подзащитным, находящимся в следственных изоляторах.

Также сообщил Владимиру Путину, что после разговора на эту тему в 2015 г. я по его предложению подготовил письмо с перечислением всех случаев нарушений УПК РФ в отношении адвокатов и их подзащитных, к которому приложил пакет законопроектов, подготовленный членами СПЧ. Все документы были переданы в Администрацию Президента РФ, однако их рассмотрение еще не завершено и меры по решению названных проблем не принимаются.

На большее не было времени. Президент РФ ответил, что выяснит, по какой причине затягивается рассмотрение упомянутых законопроектов, и изучит сами документы.

Его ответ мне понравился – это была реакция деловая и многообещающая. Надеюсь на реализацию сказанного.

Остальные перипетии «борьбы за свободу свиданий» я ранее уже освещал в «Новой адвокатской газете» и в других изданиях. Добавлю несколько слов о законопроектах, о которых шла речь и которые пообещал посмотреть Владимир Путин. После его сообщения о приговоре, от которого у него «волосы встали дыбом», есть надежда на благоприятный исход.

Суть законопроектов в следующем.

Частью поправок предусматривается изменение ст. 53 УПК РФ, содержащей перечень полномочий, которыми защитник наделяется с момента допуска к делу. Мы считаем, что адвокат должен обладать такими полномочиями с момента принятия поручения на защиту.

Также предлагается убрать из УПК РФ запрет на подачу повторных кассационных жалоб (в том числе по новым основаниям и «иными лицами»). В практике нередки случаи, когда к адвокату дело поступает уже после того, как доверитель успел подать первую кассационную жалобу и получить отказ, а действующее законодательство не позволяет защитнику обратиться с повторной жалобой, даже несмотря на то что в ней содержатся новые доводы, к тому же он не имеет на это права, так как в данном случае является тем самым «третьим лицом».

Часть предлагаемых нами поправок предусматривает, что предварительное рассмотрение кассационных (надзорных) жалоб должно проходить с участием сторон, а не осуществляться судьями единолично. Действующий порядок предварительного рассмотрения кассационных (надзорных) жалоб наделяет судью не только правом отказать в принятии жалобы к рассмотрению, но и отказать в ее удовлетворении по существу поставленных в ней вопросов. Таким образом, закон не отделяет отказ в принятии жалобы к рассмотрению от отказа в ее удовлетворении. Между тем это, безусловно, разные этапы разрешения жалобы. Отказ в принятии жалобы к рассмотрению может быть обусловлен только ее формальной неприемлемостью. А признание доводов жалобы неосновательными либо несущественными – это уже рассмотрение жалобы по существу поставленных в ней вопросов. Очевидный нонсенс: жалобу отказались рассматривать, но, не рассматривая, отказывают в ее удовлетворении. Отказ в удовлетворении жалобы при предварительном ее рассмотрении судьей единолично – это отказ в правосудии, ибо правосудие в данном случае не что иное, как рассмотрение судом доводов жалобы в рамках установленной судебной процедуры, т.е. на началах состязательности, с исследованием всех обстоятельств дела, с выслушиванием всех доводов заявителя, которые не всегда исчерпывающе изложены в жалобе. Конечно, жалобы необходимо пропускать через фильтр предварительного рассмотрения, однако этот этап должен ограничиваться только проверкой формальных условий допустимости жалоб.

Кроме того, поправками предусматривается обязательное аудиопротоколирование судебных процессов и многое другое.

Предложения эти я, разумеется, готовил не один. На заседании СПЧ я упомянул Тамару Морщакову и Сергея Пашина. Занимались этим также адвокаты Мария Серновец и Игорь Пастухов.

В заседании 8 декабря участвовал и первый заместитель руководителя Администрации Президента РФ Сергей Кириенко. Контроль за прохождением наших законопроектов – в его компетенции. Надеюсь, он выполнит свою миссию.
Рассказать коллегам: