×

Нарушение принципов состязательности и равноправия сторон

Передача нотариусам «судебных функций» по взысканию «бесспорной» задолженности создает риски ущемления прав должника
Орлов Андрей
Орлов Андрей
Адвокат юридической фирмы «ЮСТ»
Как следует из публикации, на днях размещенной на сайте Роспотребнадзора, федеральная служба намерена отслеживать правоприменительную практику по взысканию задолженности на основании исполнительной надписи нотариуса.

Озабоченность Роспотребнадзора связана с новыми положениями Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, которые были приняты «без широкого публичного обсуждения». По мнению федеральной службы, их применение на практике «может привести к массовым нарушениям прав граждан на доступ к правосудию», а также к иным нарушениям в рамках внесудебного взыскания задолженности, в том числе по кредитным договорам.

Безусловно, вопрос защиты прав потребителей при заключении и исполнении заключенных ими кредитных договоров может и должен быть предметом надзора со стороны федеральной службы. Однако не стоит забывать, что новые положения Основ применимы не только к кредитным договорам, но и к любым «нотариально удостоверенным сделкам, устанавливающим денежные обязательства или обязательства по передаче имущества» (ст. 90 Основ). В связи с этим потенциальные проблемы, связанные с применением новых правил, могут возникнуть у достаточно широкого круга лиц.

Справедливости ради стоит отметить, что определенные вопросы вызывают не только указанные выше новеллы, внесенные Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 360-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и вступившие в силу 15 июля 2016 г., но и нормы, ранее введенные в действие Федеральным законом от 29 декабря 2015 г. № 391-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Дело в том, что последние изменения в Основы касаются лишь указанного выше расширения перечня сделок, по которым взыскание задолженности производится во внесудебном порядке, а также указания на невозможность взыскания по исполнительной надписи неустойки по кредитным договорам. В то время как ключевые «болевые точки», на которые, по нашему мнению, следует обратить особое внимание, являются актуальными с декабря 2015 г., то есть уже практически год.

Речь идет о положениях ст. 91.1 и 91.2 Основ. Существенное значение имеет явно просматривающийся односторонний характер совершения исполнительной надписи нотариусом. Привлечение должника к процессу принятия решения, на основе которого будет осуществляться в дальнейшем внесудебное взыскание, указанными нормами не предусмотрено.

Безусловно, при обращении за совершением исполнительной надписи взыскатель обязан представить нотариусу пакет документов, обосновывающих бесспорность его требований к должнику, а также свой расчет задолженности по денежным обязательствам. Кроме того, взыскатель должен предъявить нотариусу копию документа, подтверждающего направление должнику (не менее чем за 14 дней до обращения к нотариусу) копии уведомления о наличии задолженности (ст. 91.1 Основ).

Примечательно, что закон не обязывает нотариуса удостовериться в получении должником указанного уведомления. Кроме того, данной нормой не предусмотрено, что должника следует извещать о намерении кредитора обратиться именно к нотариусу за совершением исполнительной надписи.

Предположим, что, получив предусмотренное ст. 91.1 Основ уведомление, должник может успеть направить или вручить кредитору ответ с приложением своих документов, опровергающих наличие задолженности или подтверждающих, что размер задолженности существенно меньше заявленного взыскателем. Однако где гарантии, что взыскатель покажет нотариусу такой ответ должника? Не говоря уже о том, что должник может вовсе не получить уведомления о наличии задолженности к моменту обращения взыскателя к нотариусу.

Таким образом, нотариусу доступны лишь документы, представленные взыскателем. Из этого следует, что соблюдение обязательного для совершения исполнительной надписи условия о бесспорности требований взыскателя к должнику зависит лишь от степени доверия нотариуса к взыскателю и предъявленным им документам. А должник не имеет никакой возможности представить нотариусу свою позицию и документы. О какой бесспорности в таком случае может идти речь? Даже сам термин «бесспорность» подразумевает отсутствие возражений у противоположной стороны. Однако как нотариусу станет известно о таких возражениях? Ведь документы, свидетельствующие о частичном или полном погашении задолженности должником, взыскатель по тем или иным причинам может не придавать огласке.

Поэтому не совсем понятно, как будет в данном случае исполняться обязанность нотариуса отказать в совершении исполнительной надписи. На основании чего у нотариуса могут возникнуть сомнения в бесспорности требований взыскателя к должнику и в достоверности представленного кредитором расчета задолженности по денежным обязательствам?

Нотариально удостоверенный договор, на копии которого взыскатель просит совершить исполнительную надпись, сам по себе лишь устанавливает наличие денежного обязательства. Подтверждать бесспорность наличия задолженности перед кредитором (п. 1 ст. 91 Основ) такой документ, безусловно, не может. Расчет размера задолженности, подготовленный взыскателем самостоятельно без участия должника, также не может являться подтверждающим документом. Исключением, конечно, является акт сверки взаимных расчетов или иной схожий документ, подписанный должником.

Безусловно, добросовестный нотариус может отложить совершение исполнительной надписи и запросить дополнительные сведения и документы, в том числе и у должника. Эта возможность предусмотрена ст. 41 Основ, согласно которой совершение нотариальных действий должно быть отложено, если в соответствии с законом необходимо «запросить заинтересованных лиц об отсутствии у них возражений против совершения этих действий». Однако в гл. 16 Основ («Совершение исполнительной надписи») такая необходимость не прописана. Напротив, должник фактически отстранен от участия в данной процедуре.

О совершенной исполнительной надписи нотариус направляет извещение должнику в течение трех рабочих дней после ее совершения (ст. 91.2 Основ). Получается, что должник узнает как о самом факте обращения взыскателя к нотариусу, так и о совершении исполнительной надписи уже постфактум.

За время подготовки и направления нотариусом данного извещения, с учетом срока его доставки почтой, задолженность может быть уже взыскана. И для этого вовсе не обязательно возбуждать исполнительное производство. Взыскателю достаточно знать, в каком банке у должника счет, и иметь на руках документ с исполнительной надписью нотариуса. Никаких законных препятствий для предъявления данного исполнительного документа напрямую в банк не имеется.

Взыскатель может выбрать и исполнительное производство. Ни для кого не секрет, что судебные приставы часто манкируют обязанностью вручить должнику постановление о возбуждении исполнительного производства. Предварительно наложив на счета ничего не подозревающего должника арест, они обращают взыскание на имеющиеся на них денежные средства (не забыв при этом про исполнительский сбор).

Все, что остается несогласному со взысканием денежных средств должнику, – обжаловать совершенное нотариальное действие в суде по месту нахождения нотариуса в соответствии со ст. 310 ГПК РФ. Ведь действия банка или приставов (за исключением случая, описанного абзацем выше) считаются законными, так как они исполняли свои обязанности на основании полученного исполнительного документа.

Ситуацию вряд ли поможет исправить предъявление должником в банк или в службу судебных приставов документов, опровергающих наличие задолженности или подтверждающих, что размер задолженности существенно меньше заявленного взыскателем. Скорее всего, должнику будет предложено оспорить в суде исполнительную надпись, которая считается действительной и подлежащей неукоснительному исполнению, пока иное не будет установлено судом.

Очевидно, что целью внесения изменений в Основы была разгрузка судов от необходимости рассматривать споры о взыскании «бесспорной» задолженности. Однако что может получиться на практике?

В случае если такой способ взыскания получит широкое применение, суды будут загружены заявлениями об отмене исполнительных надписей нотариуса. И даже если данное нотариальное действие отменяется судом, где гарантии, что кредитор захочет возвращать имущество, полученное в результате неосновательного обогащения, добровольно? А это уже новый судебный процесс. Кроме того, судья, рассматривающий заявление об отмене нотариального действия, может установить наличие спора о праве, что вынудит должника подавать соответствующий иск. В итоге новые положения Основ могут привести к тому, что законодатель пытался предотвратить.

«Судебные функции» по взысканию «бесспорной» задолженности были фактически переданы нотариусам. Почему же тогда должник извещается об обращении взыскателя к нотариусу с соответствующим заявлением только после совершения исполнительной надписи? Почему бы не предусмотреть в той же ст. 91.1 Основ необходимость вызова нотариусом должника, его опроса и изучения представленных им документов?

В противном случае принципы состязательности и равноправия сторон, которые законодательно закреплены для судебного разбирательства, не могут быть применены к процедуре взыскания задолженности в так называемом бесспорном порядке, что ущемляет права должников.

Рассказать коллегам: