×

Недопуск по-архангельски, или новые термины в упк рф

По мнению следователя, заключенный за пределами РФ договор об оказании юридической помощи не имеет правовых последствий на территории России
Джабиров Асад
Джабиров Асад
Адвокат АП г. Москвы, КА «Аргументы»
Этот довод был приведен заместителем начальника СЧ Управления МВД России по Архангельской области, следователем М. в ответ на мое ходатайство о предоставлении копий процессуальных документов, возможности личного ознакомления с протоколами следственных действий с участием моего подзащитного, договор об оказании юридической помощи с которым, по мнению следствия, был заключен за пределами РФ.

Отказав мне в связи с этим в допуске к участию в уголовном деле в качестве защитника и указав на отсутствие у меня полномочий, предусмотренных ст. 53 УПК РФ, следователь М. сообщил, что мой подзащитный имеет право обратиться в СУ УМВД России по Архангельской области, где ему будет предъявлено обвинение, вручена копия постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предоставлена возможность реализации прав на ознакомление с материалами уголовного дела.

Недопуск меня к участию в уголовном деле по такому основанию, мягко говоря, вызвал во мне смешанные и одновременно противоречивые чувства.

Вступив в обсуждение вопросов, связанных с обстоятельствами заключения соглашения между адвокатом и доверителем, и приняв решение о недействительности этого соглашения, переступив разом через все конституционные принципы правосудия и законности, следователь М. фактически заключил, что мой доверитель в настоящее время вообще не имеет права на защиту, пока не явится на порог к своим «преследователям».

Вызывает опасение, что такого рода произвол носит в данном регионе систематический характер и подобные решения должностных лиц следственных органов находят поддержку и процессуальное закрепление в местных судах.

Так, 10 января 2017 г. в Октябрьском районном суде г. Архангельска адвокат, уполномоченный заявителем на участие в рассмотрении его жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ на собственный отвод, не был допущен к участию в судебном заседании на том основании, что был отведен следователем от участия в уголовном деле. При этом адвокат был заблаговременно извещен судом о времени и дате заседания, в ходе процесса полномочия его были проверены, а ордер приобщен к материалам дела.

Я далек от мысли, что правоохранительным органам Архангельской области неизвестны фундаментальные принципы права на защиту. Я лишь считаю, что факты злоупотребления полномочиями и игнорирования возложенных законом обязанностей, подкрепленные осознанием вседозволенности и безнаказанности, переходят все возможные границы.

Дьявол кроется в мелочах, а поэтому начать борьбу с подобным произволом, помимо обращения в законные инстанции, необходимо хотя бы с искоренения из уголовно-процессуального закона такого рокового понятия, как «допуск защитника».

Рассказать коллегам: