×

Неразгаданная тайна

Дело о гибели девяти туристов из группы Дятлова, произошедшей при невыясненных обстоятельствах на Урале у горы Ортотен зимой в 1959 г., по-прежнему привлекает внимание общественности, и адвокаты – не исключение
С предыдущим постом Светланы Добровольской по этой теме можно ознакомиться здесь.

… Когда смотришь на фотографии «дятловцев», сохранившиеся с того похода, видишь счастливые, беззаботные лица людей. Ребята очень любили фотографироваться: парами, группами по несколько человек или снимали какие-то моменты похода – движение лыжников, установку палатки, рубку лапника в костер. А еще ребята вели дневники – в ходе поисковой операции был обнаружен походный дневник Зины Колмогоровой. Вели дневники также Дорошенко, Дятлов, Кривонищенко и Тибо-Бриньоль, но эти записи детально не анализировались следствием. А вот дневник Зины был приобщен к материалам уголовного дела, возбужденного по факту гибели ребят. По этим метериалам можно попытаться восстановить ход событий, произошедших с «дятловцами» в период с 28 января 1959 (когда они расстались с Юрием Юдиным) по 1 февраля 1959 г. (день их гибели).

Но для правильного понимания событий этого недостаточно. Если мое предположение верно и хотя бы трое из девяти походников были «неслучайными туристами», то еще перед походом должны были происходить некоторые «чудесные превращения» и странности, как будто какой-то незримый «волшебник» мановением своей волшебной палочки устранял жизненные сложности…

Небольшое лирическое отступление. Те, кому пришлось жить в 60-е и 70-е годы, на 100 процентов знали по работе, в институте, у себя в доме людей, которые вдруг «неожиданно» получали повышение по службе или им вне очереди давали право на покупку машины «Жигули», а еще такие люди получали грамоты по работе, внеочередные отпуска, всегда успешно сдавали экзамены и т.п. Ну а уж если такой человек совершал какое-то правонарушение и попадал в милицию, то милиция делала вид, что ничего страшного не произошло. Если такие люди работали «журналистами», то часто выезжали писать свои репортажи не в Бугульму или Лабытнангу (хотя и в этих городах было, наверно, много интересного), а в «страны загнивающего капитализма». Соседи и сослуживцы им завидовали. Многие простодушно говорили «Вот везет человеку!» И только люди, сами работающие в «конторе глубокого бурения», очень хорошо знали причину такого «везения» и криво улыбались в ответ, когда им говорили о таких «везунчиках».

Были ли «неслучайные туристы» теми самыми «везунчиками» и, если да, что они делали в этом походе? Собственно, ответ на этот вопрос мог дать бы разгадку всему произошедшему с «дятловцами». Я говорю «мог бы», потому что исследователи трагедии группы Дятлова выдвигали (и выдвигают до сих пор) самые разные версии: сход снежной лавины, испугавшей ребят, огненные шары, заставившие их босиком, в одних носках выбежать из палатки, охотники-манси, мстившие за нарушение священных мест горы Ортотен, да и просто бывшие уголовники, расправившиеся с ребятами…

Версий много, но ни одна из них не способна объяснить один факт: почему в поисковой операции (даже когда уже были найдены первые тела и на спасение остальных ребят уже надеялись) ежедневно с марта по май 1959 г. принимало участие несколько десятков человек (включая военные подразделения)? Поисковикам выплачивались (согласно материалам уголовного дела) по тем временам сумасшедшие деньги – 500 рублей за день каждому. Разве раньше не гибли в горах туристические группы? Гибли! И, к сожалению, очень много! Еще у Высоцкого есть песня со словами «… нет венков и траурных лент, и не похож на монумент тот камень, что покой тебе подарил…» Но никогда в альпинистской туристической практике ни до, ни после группы Дятлова такой масштабной поисковой операции не проводилось. Что же искали поисковики на месте трагедии?

Вернемся к событиям, предшествовавшим походу группы Дятлова. Начнем с анализа нескольких не объяснимых на первый взгляд фактов.

Во-первых, как уже говорилось ранее, Игорь Дятлов был радиолюбитель и даже сам собрал переносную радиостанцию. Многие свидетели (его сокурсники) потом говорили, что Игорь вначале собирался брать радиостанцию с собой в поход на Ортотен. В новогоднюю ночь с 31 декабря на 1 января 1959 г. Игорь отправился в 70-километровый поход и взял с собой радиостанцию, носил ее на себе и активно с ней работал. Он тренировался перед предстоящим походом на Ортотен. Однако за пару дней до похода Игорь наотрез отказался брать радиостанцию в поход. Кому могла помешать эта радиостанция? И кто мог «отсоветовать» Игорю брать радиостанцию с собой?

Во-вторых, в начале января перед группой встала серьезная проблема – двух участников – Игоря Дятлова и Юрия Кривонищенко – не отпускали в поход с работы. Игорь Дятлов незадолго до похода устроился работать на кафедру в УПИ, а Кривонищенко вообще работал на секретном предприятии и его непосредственное начальство (видимо, не посвященное в суть дела) не хотело отпускать его на три недели с работы. Но … вмешался «случай» и начальство дало Игорю Дятлову отпуск «в счет будущего отпускного периода». А кадровики института перестарались в своем усердии и даже выписали Игорю командировочное предписание. Хороша командировка: по горам, с друзьями и гитарой… Такой же «случай» вмешался и в судьбу Юрия Кривонищенко, и его начальство также резко поменяло свое мнение и отпустило Юрия в поход. Кто «убедил» начальство Дятлова и Кривонищенко в необходимости отпустить их в поход?

В-третьих, не менее интересна история с одеждой группы. Первоначально группа Игоря Дятлова из туристического клуба «Политеха» получила штормовые костюмы в необходимом количестве. Но неожиданно перед самым походом руководитель институтского турклуба Лев Семенович Гордо проявил административное рвение и потребовал эти костюмы вернуть. Предлог – формальный: дескать, штормовые костюмы полагаются лишь альпинистам, а группа Дятлова идет по обычному (неальпинистскому) маршруту. К слову сказать, точный маршрут группы Игоря Дятлова после трагедии восстанавливали по крупицам, поскольку перед походом он не сдал в турклуб «Политеха» протокол заседания маршрутной комиссии. Спрашивается, откуда товарищ Гордо до похода мог знать, пойдет ли группа Дятлова по альпинистскому маршруту или нет? И что страшного в том, что на простых походниках будут штормовые костюмы?

Или же «кому-то» было надо, чтобы ребята пошли в поход в свитерах? Ведь, как впоследствии вспоминала сестра Александра Колеватова, ее брату крупно «повезло» и он неожиданно достал для всей группы свитера. «Благодетель» пожелал остаться неизвестным, и Александр (по воспоминанию сестры) несколько раз отправлялся по неизвестному адресу и возвращался с несколькими свитерами, одетыми на собственное тело. Странно! Ведь гораздо проще принести те же свитера охапкой, не прячась. Но Александр делает это тайно, не афишируя свои действия. Это тем более странно, если учесть, что по результатам радиологической экспертизы два свитера окажутся сильно радиоактивными. А может, все взаимосвязано – и требование вернуть штормовые костюмы, и появление «благодетеля» с радиоактивными свитерами, и тот факт, что владелец свитеров в ходе уголовного дела (когда родственникам покойных и их друзьям стали возвращать вещи) пожелал остаться неизвестным и так и не востребовал их.

Еще одна, правда, далеко не последняя странность, случилась уже в самом начале похода. В дневнике Зины Колмогоровой есть запись о том, что Юрий Кривонищенко вместе с Тибо-Бриньолем был задержан сотрудником милиции за попрошайничество во время распевания песен на вокзальной станции (я об этом уже упоминала). Он отсутствовал около получаса, а потом был отпущен сотрудником милиции, который якобы просто сделал ему замечание. Зина пишет об этом, как о «везении», но в свете последних размышлений логично сделать вывод о том, что Юрий заранее спланировал эту «выходку», чтобы иметь возможность без посторонних глаз созвониться с куратором из органов с телефона из опорного пункта милиции.

Многие исследователи трагедии, произошедшей с группой Дятлова, скажут, что версия о том, что в состав группы Дятлова входили внештатные сотрудники ГБ, проводившие в горах свою операцию, больше попахивает шпионскими романами, чем серьезным исследованием. Если это было так, – возразят мне, – то не проще ли было под видом туристов послать хорошо подготовленный отряд гебистов? И пусть эти «туристы-гебисты» профессионально решают поставленные Партией и Правительством задачи. Зачем нужно было внедрять «товарищей из органов» в реальную туристическую группу? Вопрос резонный. Отвечу на него словами Шерлока Холмса из рассказа «Скандал в Богемии»: когда Шерлока Холмса спросили, где легче всего спрятать вещь, тот сказал: «На самом видном месте». То же самое и с группой Дятлова. Появление в горах Северного Урала небольшой группы незнакомых спортивных молодых людей, не знающих никого из походной среды, вызвало бы массу разговоров в туристическом обществе. Эти люди волей-неволей привлекли бы к себе внимание, а значит, планируемая операция могла быть сорвана. В то же время поход на Ортотен заядлых туристов – студентов УПИ – под руководством Игоря Дятлова не вызвал вопросов ни у кого. Кстати, провал операции и трагедия, произошедшая с группой Дятлова, во многом, на мой взгляд, обусловлена именно внедрением постороннего человека (Золотарёва) в группу Дятлова.

Продолжение доступно по ссылке.

Рассказать коллегам:
Другие мнения
Королев Алексей
Королев Алексей
Руководитель информационно-методического отдела ПАНО, редактор журнала «Нижегородский адвокат»
Этические нормы шире юридических
Профессиональная этика
Разбирательство требовало не столько знаний КоАП и ГК, сколько понимания этических начал адвокатской профессии
04 Декабря 2017
Бородин Сергей
Бородин Сергей
Управляющий партнер АК «Бородин и Партнеры», советник ФПА РФ
Свара на коммунальной кухне
Профессиональная этика
Полемический запал не должен оправдывать непонимания правил профессии
01 Декабря 2017
Редькин Александр
Редькин Александр
Адвокат Калужской специализированной коллегии адвокатов
Восстановить в статусе
Профессиональная этика
Органы адвокатского самоуправления палаты вышли за пределы своей компетенции
01 Декабря 2017
Сучков Андрей
Сучков Андрей
Исполнительный вице-президент ФПА РФ
Системные несостыковки
Профессиональная этика
Идея о КЭС как апелляционной инстанции противоречит существующей структуре дисциплинарного производства
27 Ноября 2017
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, член квалификационной комиссии АП Ставропольского края
Не зависеть от суда
Профессиональная этика
Нужна ли нам апелляционная инстанция в лице ФПА РФ?
27 Ноября 2017
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Адвокат АП Краснодарского края
О праве на профессию
Профессиональная этика
Несколько слов в защиту наших идеалов
21 Ноября 2017