×

Неразгаданная тайна

Дело о гибели девяти туристов из группы Дятлова, произошедшей при невыясненных обстоятельствах на Урале у горы Ортотен зимой в 1959 г., по-прежнему привлекает внимание общественности, и адвокаты – не исключение
Добровольская Светлана
Добровольская Светлана
Адвокат АП Московской области
С предыдущим постом Светланы Добровольской на тему гибели группы Дятлова можно ознакомиться по ссылке.

Тем временем у кедра, где собрались все туристы, кроме Рустема Слободина, шла оживленная работа. Кривонищенко передал шерстяной свитер (а именно он и был «объектом») Люде Дубининой, и она надела его на себя. Сам он переоделся в свитер и штаны Колеватова, отдав последнему другую свою верхнюю одежду. Это было сделано для перестраховки – вдруг от соприкосновения со свитером радиоактивная пыль попала и на другую одежду Юрия. На этом настоял Золотарёв:

– Ты пойми, Криво (Золотарёв впервые назвал Юрия так, как его звали все друзья по походу), шпионы же знают, что именно ты должен передать им «объект», предмет одежды, значит, они вначале попытаются уговорами тебя заставить отдать одежду, всю одежду, а потом и раздеть могут силой. Нельзя, чтобы хоть какая-то толика вещества попала к ним!

– Да вроде они нас и преследовать не стали, когда мы выбежали из палатки, – ответил за него Игорь Дятлов. Он вообще считал, что угроза нападения преувеличена, и шпионы постараются скорее покинуть это злополучное место, а не разыскивать туристов. А вот Рустема Слободина, заступившегося за всех в палатке и принявшего на себя основной удар, надо идти спасать. Дорошенко с ним согласился и даже отдал Игорю свою меховую безрукавку, чтобы тот не замерз. Сами же ребята – Кривонищенко, Дорошенко и Зина Колмогорова – стали разводить костер, чтобы погреться. Плюс к тому костер служил бы неплохим ориентиром Игорю, когда тот будет возвращаться к ним со Слободиным.

Золотарёв же думал иначе. Как фронтовик, прошедший всю войну, он понимал, что свет костра обязательно привлечет внимание шпионов. Когда Ганс поймет, что радиометра в палатке нет, а туристов было 9, он обязательно кинется догонять ребят. Но особо отговаривать ребят от их затеи он не стал: «Пусть примут огонь на себя», – подумал Золотарёв, а вслух сказал:

– Ну, хорошо, оставайтесь, раз вы так решили. Только будьте начеку! Мало ли что. А мы (он посмотрел на Тибо-Бриньоля, Колеватова и Дубинину) пойдем, спрячемся в овраге.

– Хорошо, – как-то очень грустно и серьезно ответил Юра Кривонищенко. За эти последние несколько минут, прошедшие после переодевания, он вдруг ясно осознал, что это конец. Что, как бы ни хорохорился Игорь Дятлов, что бы ни говорил, очень велика вероятность того, что шпионы примутся их искать. А идти с Золотарёвым, Тибо-Бриньолем, Колеватовым и Дубининой он был не вправе – ведь именно его будут искать шпионы. Да и мороз свое дело сделает! Он подошел к Саше Колеватову и протянул свою «финку».

– Вот, возьми. Она вам еще пригодиться. А мы, я чувствую… – Он не закончил фразу и тяжело вздохнул, взглянув на свои раздетые руки и ноги.

Саша Колеватов взял нож из протянутой руки: «А как же ты?..» И, не получив ответа, пошел за Золотарёвым, уводившим свою четверку в сторону оврага.

…От холода вдруг резко захотелось спать. Разведенный под кедром костер практически не грел. Сильные порывы ветра уносили тепло куда-то в сторону. Последние часы жизни как немая фотопленка, выхватывая какие-то яркие моменты, крутилась перед глазами Юрия Дорошенко, и он уже не понимал, где сон, а где явь.

Вот он с ребятами растерянно бредет по склону в сторону леса – там безветрие и гораздо теплее. Дорогу он знает, ведь уже трижды ходил по ней. Нет, это было вчера, на другой стороне горы. Но все очень похоже. Очень холодно и страшно: произошедшее было необъяснимым и пугающе нелепым. Вот они без верхней одежды, с голыми руками и ногами в одних носках бредут по липкому снегу. Стало постепенно холодать, что придавало произошедшему еще более пугающую неопределенность. Снег кончился, зато усилился леденящий ветер. Надо было торопиться вниз, в лес, укрывающий от ветра. Мгла, обступающая ребят со всех сторон, мешала ориентироваться.

Вначале они шли группой из семи человек: Игорь Дятлов, Зина Колмогорова, Юрий Дорошенко, Юрий Кривонищенко, Людмила Дубинина, Александр Колеватов и замыкал шествие Рустем Слободин, еле державшийся на ногах после полученной травмы головы. Очень скоро, спустя несколько десятков метров к ним присоединились Семён Золотарёв и Николай Тибо-Бриньоль. Появление Золотарёва и Тибо-Бриньоля всех обрадовало. Было решено идти в лес и там переждать то Зло, которое все еще находилось в палатке наверху. Пропал Рустем Слободин. В какой-то момент он просто потерял сознание и упал в снег. А ребята, не заметив, пошли дальше вниз.

Вот он, Юрий Дорошенко, греется у костра, который развел Юрий Кривонищенко под кедром. Золотарёв считает, что костер может привлечь ненужное внимание. Золотарёв, Тибо-Бриньоль, Колеватов и Дубинина уже ушли. Игорь долго не возвращается и тогда вслед за ним решила пойти Зина Колмогорова. Надо бы ее отговорить… Но поздно, она ушла. Рустем, Игорь и Зина долго не возвращаются. Вернутся ли? Холодно. Холодно и страшно…


…Зло появилось неожиданно. Из ниоткуда, из темноты ночи. Юрий Дорошенко все еще поддерживал костер, находясь в полудреме. Юрий Кривонищенко успел забраться на кедр, но продержался там недолго. Зло расправилось с ними обоими так же легко, как в свое время с Рустемом Слободиным, Игорем Дятловым и Зиной Колмогоровой. Один вопрос оставался у Зла: ГДЕ скрылись четыре оставшихся «дятловца»? Мгла, помогавшая до этого Злу, безмолвствовала…

Люде Дубининой с самого начала похода очень нравился Александр Золотарёв. Он был старше ее на 17 лет, прошел войну. Люду это не отталкивало, нет, он ей казался более надежным, чем ее сверстники. Она понимала, что такой человек может быть опорой в жизни. Люда чувствовала, что и сам Золотарёв относился к ней несколько иначе, чем к другим ребятам в походе, и при каждом удобном случае пытался показать ей свое расположение. Ему действительно тоже нравилась эта красивая, сильная и умная девушка. Таких он встречал во время войны – надежных, верных, преданных. Так что Золотарёв, не раздумывая, взял Люду в свою команду там, у кедра. И Люда, все поняв без слов, пошла за ним…

Теперь надо было решить, где скрыться. Прощаясь с Кривонищенко, Золотарёв сказал правду – он реально думал, что Ганс кинется их искать, как только поймет свою ошибку. А значит, судьба ребят, оставшихся под кедром, не завидна. Стараясь не думать о грустном, Семён Золотарёв стал соображать, куда им лучше пойти. Он собрал совет. Саша Колеватов предложил пробраться к лабазу, благо у Золотарёва есть компас и в дороге они не ошибутся. Там теплая одежда, обувь, пара лыж и еда.

– Вот так же подумают и шпионы, – сказал Золотарёв. – Они найдут в палатке «кроки» Игоря Дятлова и, когда не найдут нас у кедра, пойдут к лабазу. Нет, туда нам идти нельзя…пока… 

– А как же мы выживем? – хором спросили все трое.

– Я сказал «пока». Это не значит, что через день или два, если по-другому не удастся выбраться, мы туда не пойдем. – Золотарёв не уточнил, что значит, «по-другому». – А пока мы пойдем в обратную сторону – по оврагу в сторону палатки. Там нас точно искать не будут…

Они уже несколько часов сидели на настиле, сделанном из молодых елочек и березы (как в этой ситуации им помогла финка Кривонищенко!). Начало светать. Холодно не было. От ветра их надежно закрывал склон оврага. Незаметно от ребят Золотарёв спрятал обмотку, в которой раньше был завернут радиометр, в одну из куч одежды, на которой они сидели. Так, на всякий случай, если… Если не удастся выбраться живыми из этой передряги. Не хотелось об этом думать, но тогда свитер со следами радиации и военная обмотка дадут нашим спецслужбам возможность понять, что здесь произошло. «Жаль, что не удалось сделать фотографию Ганса и его напарника», – промелькнуло в голове у Золотарёва. Ход его мыслей прервал вопрос Люды:

– Александр, а как там ребята? Игорь, Зина, Юра и Криво? Что с ними? Можно мне сходить посмотреть?

– Опасно.

– Ну, я тихонечко, издали…

– Возьми с собой нож, – только и успел сказать Золотарёв. Что делать с этой девчонкой!? Процентов семьдесят, их уже убил Ганс. И, не найдя остальных, ушел. Знать бы, куда…

Золотарёв оказался прав. Расправившись с первой пятеркой дятловцев, Ганс оказался в тупике: радиометр потерян, «объект» не найден и 4 человека сбежали.

Он вернулся в палатку туристов злой. Степан, как и ожидалось, радиометр не нашел. Зато нашел «кроки», сделанные кем-то из туристов. На них было обозначено место расположения лабаза.

– Идем туда, – сказал Ганс, – они раздетые, им нужна еда. Они двинутся к лабазу, а мы будем их уже там поджидать.

Но поход к лабазу ничего не дал. Выпавший вчера снег (ни единого следа!) прямо свидетельствовал о том, что туристы у лабаза не появлялись. Они прождали пару часов. Никого. «И не появятся, – подумал про себя Ганс. – Нет, они далеко не дураки. Старая школа. Матерый мне попался волк!»

– Снимаемся, – вслух сказал Ганс.

Оставался только один вариант. Ганс и Степан быстрым шагом пошли к своей палатке…

Рассказать коллегам: