×
Чеботарев Александр
Чеботарев Александр
Адвокат МКА «ЗАЩИТА», доцент НИУ «ВШЭ»
На сегодняшний день практически готов проект изменений в Федеральный закон № 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации». О необходимости внесения изменений в данный нормативно-правовой акт говорилось уже давно, поскольку действующая его редакция не отвечает современным требованиям спортивной жизни. Как известно, в разработке проекта принимали участие различные спортивные лиги, федерации, профсоюзы. Однако и предстоящие новшества в существующей редакции не смогут решить назревшие проблемы.

Итак, изменения касаются всего закона, начиная с общих понятий. Например, предлагается ст. 2 дополнить пунктом 7.3 следующего содержания: «организатор спортивного соревнования – юридическое лицо, утверждающее положение (регламент) о данном спортивном соревновании, определяющее условия допуска к участию в нем, условия проведения спортивного соревнования, порядок выявления его лучшего участника (лучших участников), календарный план его проведения, порядок его организационного, финансового и иного обеспечения, а также осуществляющее иные полномочия в соответствии с настоящим Федеральным законом».

Не совсем понятно, почему не может быть организатором спортивного соревнования физическое лицо? Если, к примеру, какой-либо состоятельный человек решит организовать и провести соревнование среди юношей по авиамоделированию или боксу и сделать такой турнир ежегодным, то ему это будет запрещено? На мой взгляд, это неверно. Каждый желающий и имеющий достаточно средств для организации и проведения соревнования должен иметь возможность провести его. От такого подхода, как видится, может быть только польза.

Далее хотелось бы предложить включить в текст закона некоторые формулировки и определения, которые в нем отсутствуют, но, по моему мнению, должны там быть.

Например, необходимо закрепить на законодательном уровне такое понятие, как «олимпийский (паралимпийский) цикл подготовки спортсменов», определив его как четырехлетний период подготовки спортсменов между Олимпийскими играми. Это поможет выделить определенные этапы подготовки атлетов, на законодательном уровне установит систему такой подготовки и позволит считать отправной точкой в данном процессе именно олимпийские соревнования, а ежегодные чемпионаты мира – промежуточными этапами. Такой подход позволяет привлекать тренеров не на один год, а на более длительный срок и оценить их работу не по году, а по Олимпиадам. Ведь очевидно, что подготовка спортсмена высокого уровня – это длительный период, и через год не могут быть выиграны золотые медали чемпионата мира, но такое развитие событий должно быть планируемым и контролируемым. По итогам года необходимо показать динамику подготовки спортсмена, а победы главным образом должны быть олимпийскими. Конечно, если спортсмену будет по силам первое место в ЧМ, то почему нет?

Предлагаемые изменения также содержат нововведения, касающиеся понятий, которые ранее не были отражены в законе.

Например, предлагается закрепить понятие «спортивные санкции»: «спортивные санкции – мера ответственности за нарушение субъектом физической культуры и спорта правил вида спорта, положений (регламентов) спортивных соревнований, антидопинговых правил, норм и требований, утвержденных международными спортивными организациями, общероссийскими спортивными федерациями, профессиональными спортивными лигами, иными организаторами соответствующего спортивного соревнования».

Представляется, что данное определение спортивной санкции будет неполным, поскольку не указан орган, наделенный правом применения такой санкции, а это может быть существенным. Например, кто может применить спортивные санкции к команде на чемпионате страны по хоккею за нарушения игровой формы хоккеистов – Федерация хоккея, Континентальная хоккейная лига или же главный арбитр матча? Именно наличие полномочий у такого органа или лица является одним из условий применения санкции. Видится следующая редакция данного пункта: «спортивные санкции – применяемая уполномоченным органом (должностным лицом) мера ответственности за нарушение субъектом физической культуры и спорта правил вида спорта, положений (регламентов) спортивных соревнований, антидопинговых правил, норм и требований, утвержденных международными спортивными организациями, общероссийскими спортивными федерациями, профессиональными спортивными лигами, иными организаторами соответствующего спортивного соревнования».

Следующим предложением в свете изменений может быть включение в закон норм о спортивных спорах и органах, рассматривающих такие споры.

Как ни странно, несмотря на то что де-факто спортивные споры существуют и, более того, действуют органы по их рассмотрению (Спортивный арбитраж при ТПП РФ, Спортивный арбитраж при НП «Спортивная арбитражная палата», дисциплинарные комиссии в федерациях по видам спорта и т.д.), определения спортивного спора на законодательном уровне не закреплено. Ввиду этого можно предложить отразить данные нормы в следующей редакции:

«а) спортивный спор – разногласия между субъектами спортивных отношений относительно их взаимных прав и обязанностей, порядка исполнения актов федераций по видам спорта и (или) спортивных лиг, принятых ими в пределах их компетенции, а также наложения спортивных санкций;

б) спортивный арбитраж – созданный в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации третейский орган, уполномоченный в силу соглашения (третейской оговорки) между субъектами спортивных отношений рассматривать спортивный спор».

Данное определение позволит обособить фактически действующие третейские органы в спортивной отрасли, а также закрепить их статус и определить компетенцию, при этом установив их роль в системе органов международного спортивного арбитража (Спортивный суд в Лозанне – CAS), который рассматривает спортивные споры (в том числе с российскими спортсменами).

Следующей новацией в предстоящих изменениях является введение в закон понятия «спортивный агент», которое на сегодняшний день закреплено лишь на уровне регламентов лиг и федераций по видам спорта. Принятие такой поправки в закон «О физической культуре и спорте» можно назвать прорывом в области спортивного посредничества. Не секрет, что у каждого спортсмена высокого класса есть некое физическое лицо либо организация, которая ведет его спортивные дела (проводит переговоры по его контракту с клубом, спонсорами и т.д.), и спортсмен доверяет данному субъекту спортивных отношений обслуживание своей карьеры. Но вместе с тем сегодня данные организации и физические лица ведут полулегальный бизнес, ведь на текущий момент нет законодательного (и в подзаконных актах) определения спортивного агента.

Так, в Общероссийском классификаторе профессий рабочих, должностей служащих и тарифных разрядов существуют следующие «агентские профессии»: агент, агент банка, агент коммерческий, агент морской, страховой, по закупкам и т.д. О спортивном агенте упоминания нет, и, возможно, с принятием в законе такого определения придется дополнить и данный классификатор. На сегодняшний день понятие «спортивный агент» является больше обывательским. Например, в футболе с текущего года агент спортсмена определен как «посредник», в хоккее – «агент», но суть деятельности у них одна – обслуживание профессионального атлета.

Однако и с предлагаемым определением агента, отраженным в проекте изменений, согласиться нельзя, поскольку, как представляется, оно является неполным. Итак, предлагаемая в изменениях редакция: «спортивный агент – физическое или юридическое лицо, осуществляющее посредством совершения юридических и иных действий деятельность по содействию трудоустройству спортсменов и тренеров в профессиональный спортивный клуб».

На мой взгляд, такое определение не отражает функционала посредника в полной мере, поскольку фактически его роль сведена лишь к содействию в трудоустройстве спортсмена (проведению переговоров, подготовке проекта трудового договора и т.д.).

Представим себе ситуацию, когда агент провел переговоры с клубом по трудоустройству атлета и последний подписал контракт игрока. С точки зрения предлагаемого определения агент исчерпал свою функцию. Но проходит время, спортсмена не ставят в основной состав, он просиживает на скамейке запасных без игровой практики либо ему не выдают форму и т.д. Агент начинает обращаться в клуб по данному вопросу или пытается организовать обмен атлета в другой клуб, но клуб-работодатель отказывается с ним контактировать ввиду того, что данная функция не охватывается предложенным понятием агента. В этой связи представляется необходимым следующее определение спортивного агента: «спортивный агент – физическое или юридическое лицо – резидент Российской Федерации, осуществляющее на основании гражданско-правового договора деятельность по содействию в трудоустройстве спортсменов и (или) тренеров в профессиональный спортивный клуб с последующим представлением интересов указанных субъектов перед профессиональным клубом, лигой (федерацией) по видам спорта по вопросам, вытекающим из заключенного при его содействии трудового договора».

Но в любом случае, какого бы рода ни были изменения в действующий закон, отрадно то, что законодатель пытается следить за развитием спортивной отрасли в нашей стране.

Рассказать коллегам: