×

О полноте и достоверности протокола судебного заседания

На что вправе рассчитывать адвокат в борьбе за полноту и достоверность протокола судебного заседания, исходя из текущего правового регулирования вопроса и сложившейся практики
Отчерцова Ольга
Отчерцова Ольга
Председатель Коллегии адвокатов города Москвы «Отчерцова и партнеры»
Вначале отмечу, что данный пост является продолжением неофициальной дискуссии по обозначенному вопросу с уважаемой Марией Серновец, на мой взгляд, ведущим экспертом в адвокатском сообществе по вопросам аудиопротоколирования судебного заседания в судебном процессе, в частности, в уголовном.

Практически каждый адвокат в своей профессиональной деятельности неоднократно сталкивался с проблемой качественного отображения хода судебного заседания в протоколе. Сложно переоценить важность этого вопроса, ведь, по сути, протокол – единственное материальное доказательство того, как происходил процесс, повлекший для подсудимого определенные в приговоре выводы суда и данные выводы объясняющий. Как правило, на практике протокол всегда «бьется» с приговором (иным видом судебного постановления) – все логично и обстоятельно, да только не совсем так, как происходит в действительности.

С одной стороны, в случае подобного противоречия адвокат наделен правомочием приносить замечания на протокол судебного заседания, с другой стороны, часто ли выносятся постановления об удостоверении их правильности?

Учитывая, что ответ на предыдущий вопрос «Нет», рассмотрим техническую сторону вопроса и то, как адвокат может по максимуму использовать возможности, предоставленные ему действующим процессуальным законодательством.

Поскольку действующие редакции АПК РФ (ст. 155) и недавно введенного КАС РФ (ст. 204) эксплицитно предусматривают обязательное ведение аудиопротоколирования, то остановимся только на ГПК РФ и УПК РФ, где такой нормы нет.

Ведение адвокатом самостоятельной аудиозаписи процесса допускается законодательством и носит уведомительный характер. Как правило, именно на основании записанных в процессе аудиофайлов и составляются впоследствии замечания на протокол. Но обязан ли суд приобщать аудиозапись адвоката к материалам дела (возьмем даже случай, если адвокат ходатайствует не только о приобщении аудиозаписи на CD и ее профессиональной расшифровки, но и заключения специалиста об отсутствии монтажа)? Нет, не обязан. Вправе, но не обязан. И на практике не приобщает, ссылаясь на то, что «А где это написано в УПК/ГПК?» и что «Вы вправе подать замечания».

В этой связи примечательна позиция КС РФ по данному вопросу, выраженная в определении № 550-О-О от 22 апреля 2010 г., согласно которой «отсутствие обязанности суда вести аудиозапись хода судебного заседания не преграждает доступ к правосудию, гарантированный статьей 46 (часть 1) Конституции РФ, не нарушает предусмотренные статьей 123 Конституции РФ принципы открытого судебного разбирательства, равноправия и состязательности сторон, а также не затрагивает право на справедливое судебное разбирательство в соответствии со статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

Рассмотрим вопрос с другой стороны – а должен ли суд (секретарь судебного заседания) по своей инициативе вести аудиопротоколирование гражданского/уголовного процесса? Прямого указания на это ни в УПК РФ, ни в ГПК РФ нет. Однако есть следующие положения.

Часть 1 статьи 230 ГПК РФ: «Протокол составляется в судебном заседании или при совершении отдельного процессуального действия вне заседания секретарем судебного заседания. Протокол составляется в письменной форме. Для обеспечения полноты составления протокола суд может использовать стенографирование, средства аудиозаписи и иные технические средства. В протоколе указывается на использование секретарем судебного заседания средств аудиозаписи и иных технических средств для фиксирования хода судебного заседания. Носитель аудиозаписи приобщается к протоколу судебного заседания».

Часть 5 статьи 259 УПК РФ: «Если в ходе судебного разбирательства проводились фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка допросов, то об этом делается отметка в протоколе судебного заседания. В этом случае материалы фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки прилагаются к материалам уголовного дела».

Из буквального толкования данных норм следует, что если секретарем судебного заседания использовался при ведении протокола, скажем, диктофон, то указание на это в обязательном порядке должно быть в протоколе, а материальный носитель с записью должен к этому протоколу прилагаться.
На первый взгляд, легко возразить, что секретарь вправе не использовать никакие технические средства и вести протокол самостоятельно. Но в этом есть определенное лукавство и вот почему.

Согласно лингвистической статистике, темп естественно звучащей русской речи составляет, в среднем, 120 слов в минуту, средний темп письма шариковой ручкой – 30–35 слов / мин., средний темп печати на клавиатуре 50–60 слов / мин. Очевидно, что при отсутствии у секретаря навыков стенографирования (ручного или компьютерного) обеспечить полную и достоверную фиксацию хода судебного заседания невозможно.

Получается, что при отсутствии у секретаря профессиональных навыков стенографирования обеспечить как минимум полноту протокола судебного заседания просто невозможно без помощи технических средств. При наличии же таковых указание на них в протоколе и приобщение к нему аудиозаписи является статутно закрепленной обязанностью суда.

Какие же в данном случае могут быть практические рекомендации адвокату? Опираясь на предыдущие исследования данного вопроса Марией Серновец, выделю следующие рекомендации.

Во-первых, заблаговременно до начала процесса направить запрос на имя председателя суда (в рамках внепроцессуального обращения) о наличии у интересующего вас секретаря профессиональных навыков стенографирования, мотивировав такой запрос открытым доступом к информации о деятельности судов в рамках Федерального закона № 262-ФЗ от 22 декабря 2008 г. «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов», в частности, в вопросе технической возможности обеспечения полноты и достоверности ведения протокола судебного заседания, который может достигаться либо с помощью профессионального оборудования (например, системы аудиопротоколирования IS Meshanics SRS Femida), либо с помощью соответствующих навыков работников аппарата суда, организация дополнительного профессионального образования которых является прямой обязанностью председателя суда согласно п. 5 ч. 1 ст. 6 Закона РФ от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации».

Во-вторых, в начале судебного заседания заявить ходатайство об указании в протоколе на техническое средство фиксации процесса, если таковое применяется секретарем, и приобщение соответствующего материального носителя аудиозаписи к протоколу, отметив отсутствие у секретаря навыков стенографирования (именно об этом, скорее всего, вам сообщит председатель).

В-третьих, при заявлении в суде апелляционной инстанции ходатайства о приобщении результатов самостоятельной аудиофиксации процесса в качестве дополнительных доказательств, о чем, кстати, говорит Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 13 декабря 2012 г. № 35, называя их «дополнительными материалами», сделать ссылку на вышеуказанные запрос и ходатайство, и результаты их рассмотрения.

Рассказать коллегам: