×

Очевидное требование

Положение КАС об обязательном наличии диплома юриста у представителя истца по ряду категорий дел не ограничивает право на судебную защиту
Сучков Андрей
Сучков Андрей
Исполнительный вице-президент ФПА РФ
Всегда с большим удовольствием читаю публикации уважаемого мною Нвера Гаспаряна. Его тексты убеждают своей логичностью и скрупулезной аргументацией. Но сейчас тот редкий, да пожалуй – единственный, случай, когда не могу согласиться с автором практически ни по одному из приведенных им доводов.

Начальный посыл поста содержит тезис, что «если у гражданина, решившегося судиться с чиновниками на полях административного судопроизводства, не имеется высшего юридического образования, то ему необходимо обратиться за помощью к юристу или адвокату. Иначе будет вынесено определение об оставлении административного иска без движения». Однако это не так. Ст. 54 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации содержит положение о праве гражданина вести административные дела в суде лично и (или) через представителей. Это правило охватывает подавляющее большинство рассматриваемых в порядке административного судопроизводства дел. Поэтому я не вижу оснований утверждать, что КАС РФ и обсуждаемые в материале коллеги определения Конституционного Суда РФ от 27 сентября 2016 г. ограничивают граждан в доступе к правосудию.

В то же время требования к представителю о наличии у него высшего юридического образования или статуса адвоката вполне логичны. Это не только выражение воли законодателя, но и проявление позиции российской адвокатуры о том, что выступать в качестве профессионального судебного представителя на постоянной основе должны исключительно лица, имеющие для этого соответствующую подготовку (диплом юриста), а еще лучше – состоящие в профессиональной корпорации (адвокаты).

Довод автора, что ему встречались неюристы, которые в судах выглядели убедительнее, чем многие юристы, не отменяет утверждения о необходимости профессионального квалифицированного представительства в суде. Но это тема для другой дискуссии – о качестве современного юридического образования.

Безупречной выглядит позиция КС РФ о конституционности положений КАС РФ в части обязательного участия представителя по делам обжалования гражданином нормативного правового акта. В отличие от других дел, рассматриваемых в порядке административного судопроизводства, предметом данной категории являются преимущественно (если не всецело) вопросы права, а не факта. В связи с этим исключительно важно наличие познаний в области права у административного истца или у его представителя. Неверно избранная административным истцом позиция или невнятная аргументация (что вполне ожидаемо от несведущего в юриспруденции гражданина) – не только его личная неудача, как это случается по другим категориям дел в порядке КАС РФ. В данном случае негативные последствия распространяются на неопределенный круг лиц в виде: а) отмены или отказа в отмене нормативного правового акта, обязательного для всех, и б) невозможности в дальнейшем принятия судом административных исковых заявлений по тому же предмету. По этой причине обязательность наличия высшего юридического образования у административного истца или у его представителя – требование объяснимое, если не сказать – очевидное.

Не буду подробно останавливаться на доводах коллеги о том, что рассмотрение дел об оспаривании нормативного правового акта квалифицированным судом, не связанным по данной категории дел с позицией административного истца, а также еще более квалифицированными вышестоящими судебными инстанциями исключает необходимость дипломированного представителя. На мой взгляд, контраргументы здесь не нужны: достаточно сходить в суд, а также в его вышестоящие инстанции, чтобы еще раз с сожалением убедиться, что в действительности все нередко по-другому.

Не убедили меня и аналогии автора с уголовным процессом и порядком обращения в ЕСПЧ. Отсутствие требования о наличии юридического образования к представителям потерпевшего и гражданского истца в уголовном процессе объяснимо тем, что, помимо этих лиц, на стороне обвинения присутствуют такие значимые процессуальные фигуры, как дознаватель, следователь, прокурор (по инерции чуть было не добавил «и суд», но вовремя остановился, но и это – тема другой дискуссии). Следует только добавить, что КАС РФ по сравнению с УПК РФ – кодекс «молодой». Не исключено (и было бы очень неплохо), если требования к представителям перекочуют из административного процесса в уголовный.

Что касается сравнения с порядком обращения в ЕСПЧ, то оно не совсем корректно – как сравнивать деревянное со сладким. Если КАС РФ указывает на необходимость профессионального представителя по делам, предметом которых являются вопросы права, то предметом жалоб в ЕСПЧ являются вопросы факта – конкретные события (действия), нарушающие положения Конвенции.

Однако в статье уважаемого Нвера Гаспаряна содержится позиция, которую я полностью поддерживаю, – о возможности участия адвоката в качестве представителя по делам указанной выше категории в рамках административного судопроизводства за счет государства. В этом случае потребуется внесение соответствующих дополнений в ч. 4 ст. 54 КАС РФ.

Рассказать коллегам: