×
Золотухин Борис
Золотухин Борис
Адвокат, член Совета АП Белгородской области
Закон восторжествовал
15 марта текущего года апелляционной инстанцией Белгородского областного суда в отношении моей подзащитной Р.А. Апетян, директора МБУ ДОЛ «Сокол», ранее осужденной Свердловским райсудом г. Белгорода по ч. 2 ст. 293 УК РФ к 1 году лишения свободы в колонии-поселении с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях, был постановлен оправдательный приговор, текст которого к настоящему времени опубликован на сайте областного суда.

При этом апелляционная инстанция вынесла три частных постановления – в адрес администрации города, прокурора области и руководителя СУ СК РФ по Белгородской области. Содержание последнего настолько примечательно (не только по моему мнению, но и по мнению всех коллег, читавших его), что заслуживает отдельного освещения, что и будет сделано чуть позже в блоге.

17 марта на сайте «АГ» корреспондентом Глебом Кузнецовым была подготовлена новость об этом судебном решении.

Казалось бы, закон восторжествовал, и все невзгоды моей подзащитной позади.

Но не все так просто. Мать погибшего ребенка, крайне недовольная решением суда, в печатных и электронных СМИ стала писать разного рода петиции и обращения, обвиняя областной суд в нарушении УПК РФ при рассмотрении моей апелляционной жалобы. По ее мнению, дело незаконно рассмотрел судья единолично, в заседании суда принимал участие помощник прокурора города, а не сотрудник областной прокуратуры, и в апелляционной инстанции не допрошено ни одного свидетеля. В связи с возникшим резонансом областной суд специально разъяснил принятое им решение.

Но даже подробное разъяснение не успокоило потерпевших.

В региональном приложении «АиФ Белгород» № 13 (1135) 2017 газеты «Аргументы и Факты» появилась статья «Кто ответит за гибель ребенка?» с мнением эксперта (причем нашего коллеги) в том числе следующего содержания: «Пока могу предположить, не зная материалов дела, что часть вины директора все-таки имеется».

К чести главного редактора приложения и коллеги в телефонных переговорах они признали свою неправоту, и в следующем выпуске было опубликовано уточнение о том, что указанная выше фраза «не соответствует действительности, так как с момента вступления в законную силу оправдательного приговора суда лицо считается невиновным и ставить вопрос о его виновности нельзя».

Шокирующая информация
Однако то, что понятно журналистам, оказалось недоступным для сотрудников Следственного комитета РФ.

21 марта сего года на сайте СУ СК РФ по Белгородской области была опубликована следующая информация:

«Судом апелляционной инстанции вынесен оправдательный приговор директору детского оздоровительного лагеря “Соколˮ Р. Апетян.

Следствие полагает, что по уголовному делу была собрана достаточная доказательственная база, которая изобличала Апетян в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ (халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека).

Собран исчерпывающий перечень нормативной документации по охране труда при эксплуатации водопроводно-канализационного хозяйства, допрошены свидетели, сотрудники детского оздоровительного лагеря, определен размер прилегающей к лагерю территории, на которой и находился открытый септик, в котором погиб ребенок. Проведена экспертиза соблюдения техники безопасности и иных правил охраны труда, определившая перечень документов, регламентирующих работу по эксплуатации водопроводно-канализационного хозяйства, а также допущенные должностными лицами нарушения.

Следствие полагает, что именно нарушение нормативно-правовых актов в области охраны труда со стороны директора лагеря в конечном итоге привело к падению в септик 4-летнего ребенка и его утоплению».

Признаюсь, не только меня, но и моих коллег, имеющих больший опыт работы в уголовном судопроизводстве, данная информация шокировала. Никогда раньше мне не приходилось сталкиваться со столь демонстративным неуважением к судебной системе, причем проявленным государственной службой в угоду общественному мнению.

Полагаю, что граждане и институты гражданского общества имеют право критиковать судебную систему, указывать на обвинительный уклон и т.д. Но серьезнейший государственный институт досудебного производства не вправе ставить вопрос о наличии причинно-следственной связи между работой оправданного директора и смертью ребенка. С учетом положения ст. 49 Конституции РФ в данном случае можно говорить о том, что действия сотрудников СК РФ антиконституционны.

Считая, что произошло недоразумение, я подготовил своей подзащитной заявление на имя руководителя регионального управления СК РФ с просьбой убрать информацию с сайта и принести извинения, но полученный ею ответ убедил: то, что сделало следствие, опубликовав указанную информацию, не ошибка, а реальный уровень правосознания сегодняшних работников этого ведомства.

Так, старший помощник руководителя СУ разъяснил оправданной, что в информации, размещенной на сайте, было сказано о проведенной по делу работе, намеренно употреблено выражение «следствие полагает» и заявлений о ее виновности не сделано.

В настоящее время, помимо иска о возмещении морального вреда в связи с правом на реабилитацию, нами готовится отдельное исковое заявление к региональному управлению СУ СК РФ о защите чести и достоинства в связи с указанной публикацией.

Кстати, в связи с тем, что дело по факту смерти ребенка возвращено прокурору для установления лица, виновного в его смерти, подобные заявления следствия ставят под сомнение объективность регионального СУ СК РФ в дальнейшем расследовании дела.


Рассказать коллегам: