×

Отклониться от репрессивного механизма

Решение о расширении оснований прекращения уголовных дел за преступления в сфере экономической деятельности продиктовано современными реалиями и насущной необходимостью
Бородин Сергей
Бородин Сергей
Управляющий партнер АК «Бородин и Партнеры», член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, советник ФПА РФ
Коллективом адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» изучен проект текста законопроекта, над которым работает группа по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства при Администрации Президента РФ (текст имеется в распоряжении «АГ», предоставлен редакции на условиях анонимности источником, близким к рабочей группе). Считаем принятие указанных поправок целесообразным по целому ряду причин.

Решение о расширении оснований прекращения уголовных дел за преступления в сфере экономической деятельности продиктовано современными реалиями и насущной необходимостью.

Новые основания прекращения уголовных дел с распространением их на значительное количество составов преступлений в сфере экономической деятельности, с одной стороны, снизят риск ответственности предпринимателей, а с другой – снижение суммы возмещения в федеральный бюджет как необходимое основание для освобождения от уголовной ответственности приведет к значительному снижению уровня нагрузки на судебную и правоохранительную систему, а с учетом сбалансированного подхода к установлению суммы такого возмещения – к повышению уровня поступлений в федеральный бюджет.

Законопроект отчетливо демонстрирует желание законодателя отклониться от репрессивного механизма регулирования уголовной ответственности в сфере предпринимательской деятельности в сторону иного позитивного регулирования – прекращения уголовных дел, сопряженного с таким видом ответственности, который связан, с одной стороны, с отсутствием судимости, а с другой – с наполнением госбюджета РФ кратными суммами средств, полученных незаконным путем.

Вместе с тем предлагаемая редакция (ст. 28.1 УПК РФ) прекращения уголовного преследования по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности является спорной.

Введение новых (и специальных) оснований к прекращению уголовных дел о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности сопряжено с выполнением ряда условий. В то же время предлагаемая редакции содержит как неопределенность формулировок, так и противоречащие основной идее «рудиментарные» основания, например, такие как согласие руководителя следственного органа на прекращение уголовного дела. Такая редакция представляется излишней и не отвечающей основной идее предлагаемых законодательных изменений.

Полагаем, что выполнение необходимых условий для прекращения уголовного дела должно влечь за собой гарантированное принятие процессуального решения о прекращении уголовного дела на стадии предварительного следствия, в противном случае, – в регулировании, как и прежде, остается усмотрение руководителя следственного органа, что может повлечь за собой злоупотребление правом участниками со стороны обвинения. Указание на необходимость получения согласия руководителя следственного органа является излишним и не отвечает целям предлагаемых изменений законодательства.

Заслуживает одобрения предоставляемая возможность подозреваемым и обвиняемым иметь свидания с нотариусом в целях удостоверения доверенности на право представления интересов в сфере предпринимательской деятельности.

Но, с другой стороны, этими же изменениями вводится запрет на совершение нотариальных действий в отношении имущества, денежных средств и иных ценностей, на которые может быть наложен арест в случаях, предусмотренных УПК.

В предлагаемой редакции имеется неопределенность в вопросе о том, кто и в какие сроки должен решать вопрос о перечне имущества, подлежащего аресту. Сама формулировка «в отношении имущества, на которое может быть наложен арест» – носит вероятностный характер, являясь при этом еще и неопределенной.

ПРИМЕР: подозреваемый задержан, заключен под стражу. Автомобиль подозреваемого физически остается на территории его домовладения, проведен обыск этого автомобиля, изъяты ключи (единственные) от него. Постановление о наложении ареста на этот автомобиль не вынесено. Данные о том, будет ли приниматься такое решение, составляют тайну следствия, в силу чего нотариусу недоступны. Сможет ли нотариус выдать доверенность на распоряжение этим имуществом, если возможность наложения ареста на него сохраняется? Должен ли нотариус знать о том, что на какое-либо имущество может быть наложен арест и на основании каких сведений? На указанные вопросы законопроект ответы не дает, что позволяет говорить о наличии пробелов в регулировании.

Кроме того, предлагаемый законопроект не содержит механизма приглашения нотариуса к подозреваемому или обвиняемому и в данной части требует доработки.

Заслуживает одобрения предлагаемое регулирование сроков решения вопроса о признании ранее изъятых объектов вещественными доказательствами по уголовному делу.

Из отрицательных положений проекта полагаем необходимым отметить исключение ст. 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности) и фактически перенесение положений указанной нормы закона в ст. 159 УК РФ с некоторыми доработками. Представляется более целесообразным внесение изменений в уже существующую ст. 159.4 УК РФ, а не дополнение ст. 159 УК РФ новыми частями.

Кроме того, коллективом адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» изучен проект Федерального закона «О внесении изменений в статью 18 Федерального закона “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” и статью 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». Указанный проект федерального закона дополняет проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». Каких-либо недостатков при его изучении выявлено не было, считаем его принятие целесообразным.

Рассказать коллегам: