×

Ответы верховного суда

ВС РФ объяснил судам, как применять законы, направленные на совершенствование уголовной ответственности за коррупционные преступления и преступления экономической направленности
Хутов Тимур
Хутов Тимур
Адвокат, партнер BMS LAW FIRM, руководитель уголовно-правовой практики
28 сентября 2016 г. Президиум Верховного Суда РФ утвердил Ответы на вопросы, поступившие из судов по применению Федеральных законов от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ – 326-ФЗ, направленных на совершенствование уголовной ответственности за коррупционные преступления и преступления экономической направленности, а также оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности.

Первое интересное отграничение связано, на мой взгляд, с некоторой профилактикой бытового насилия. Так, в настоящее время подлежат пересмотру и приведению в соответствие с новым уголовным законом на основании ст. 10 УК РФ вступившие в законную силу приговоры в отношении лиц, осужденных по ч. 1 ст. 116 УК РФ. Как указано в Ответах, если преступление было совершено в отношении лица, не являющегося для осужденного близким, приговор подлежит пересмотру, а осужденный – освобождению от наказания ввиду устранения преступности деяния. Действия такого осужденного не могут быть переквалифицированы на ст. 116.1 УК РФ, диспозиция которой содержит иные признаки объективной стороны преступления и, в частности, такой криминообразующий признак, как совершение деяния лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние. Вместе с тем, если в материалах уголовного дела (далее – дело) имеются сведения, что побои или иные насильственные действия совершены осужденным в отношении близкого лица, приговор пересмотру не подлежит, поскольку новый уголовный закон не улучшает его положение. Приговор за совершенное впервые преступление в отношении постороннего лица подлежит пересмотру в связи с облегчением наказания, а приговор за аналогичное преступление, совершенное в отношении близкого лица, пересмотру не подлежит. Перечень лиц, для целей данных статей являющихся близкими, указан в примечании к ст. 116 УК РФ.

На мой скромный взгляд, таким образом Верховный Суд РФ в некоторой степени встал на защиту семьи – поскольку одни и те же действия в отношении близких лиц наказываются строже, нежели действия в отношении лиц, не являющихся таковыми.

В законодательстве появились понятия «Мелкое взяточничество» и «Мелкий коммерческий подкуп». При этом правоприменитель в лице Верховного Суда РФ четко отграничивает новые составы от уже существующих, привязывая их исключительно к размеру взятки либо коммерческого подкупа, независимо от квалифицирующих признаков. Данный подход представляется правильным, поскольку установлен один ключевой критерий, вследствие чего возможности для неправового манипулирования будут нивелированы.

Интересным выглядит отдельное указание Верховного Суда на то, что лицо, оказавшее посреднические услуги при передаче предмета коммерческого подкупа на сумму не более десяти тысяч рублей, либо взятки на сумму не более десяти тысяч рублей, не может быть привлечено к уголовной ответственности. Объясняется это тем, что уголовная ответственность установлена только за посредничество в коммерческом подкупе или во взяточничестве, если сумма предмета подкупа или размер взятки являются значительными (превышают двадцать пять тысяч рублей). Таким образом, представляется, что лицо, периодически выступающее посредником при передаче денежных средств на сумму не более двадцати пяти тысяч рублей, но от разных взяткодателей (лиц, передающих предмет коммерческого подкура) разным взяткополучателям (получателям коммерческого подкупа), не может быть привлечено к уголовной ответственности даже несмотря на большое количество «незначительных» эпизодов. Полагаю, что так или иначе данный пробел подлежит дополнительному регулированию.

Нельзя не отметить в качестве положительного изменения то, что новым законом повышены размеры ущерба для преступлений, предусмотренных главой 22 УК РФ – Преступления в сфере экономической деятельности. Поскольку закон, смягчающий положение осужденных, имеет обратную силу, т.е. может быть применен к отношениям, возникшим до введения в силу данного закона – действия осужденных подлежат переквалификации на соответствующие части статей главы 22 УК РФ в редакции Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 325-ФЗ со смягчением наказания, а в случаях, когда размер совершенного преступления либо причиненный преступлением ущерб, полученный доход или образовавшаяся задолженность, являясь криминообразующим признаком объективной стороны состава 5 соответствующего преступления, не достигает вновь установленного размера (ущерба, дохода, задолженности), осужденные подлежат освобождению от наказания ввиду устранения преступности деяния.

Важным аспектом представляется некоторая либерализация наказания за преступления против собственности. Во-первых, конкретизация понятия «Мелкое хищение», предусмотренного ст. 7.27 КоАП РФ. Новым законом устранена преступность деяния, если стоимость похищенного имущества составляет не более 2500 рублей. Таким образом, лица, получившие судимость за столь малозначительное прегрешение, получают возможность устранить уголовно-правовые последствия данного деяния. Отечественная правовая система понемногу начинает отходить от пресловутого подхода, когда за украденный «мешок картошки» люди получали срок. Во-вторых, в Ответах указано, что подлежат пересмотру и приведению в соответствие с новым уголовным законом на основании ст. 10 УК РФ вступившие в законную силу приговоры в отношении лиц, осужденных по ст. 159 и 159.4 УК РФ за хищение чужого имущества путем мошенничества – поскольку новым законом в два раза увеличены размера ущерба для квалификации деяния по той или иной части ст. 159 УК РФ, даже по сравнению с «либеральной ст. 159.4 УК РФ – крупным ущербом в целях «мошенничества» признается сумма, превышающая 3 миллиона рублей, вместо 1,5, а особо крупным – 12 вместо 6.

Но, что кажется более важным, Верховный Суд еще больше раскрыл понятие мошенничества, сопряженного с неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности – когда сторонами договора являются только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации. Таким образом, в теории защите будет проще доказать факт осуществления предпринимательской деятельности и, как следствие, не допустить помещения человека под стражу. Как вопрос будет разрешен на практике, покажет применение данных разъяснений Президиума Верховного Суда РФ.

Представляется, что данные изменения будут направлены на защиту предпринимательства от необоснованного уголовного преследования, что положительно скажется на экономическом климате страны в целом.

Рассказать коллегам: