×

Перегибы и неверное применение

Проблема применения института необходимой обороны не в формулировках, а в системе
Москаленко Евгений
Москаленко Евгений
Адвокат АП г. Москвы
Информация об инициативе введения особого порядка рассмотрения дел о самообороне и ликвидации понятия превышения мер необходимой самообороны появилась на страницах интернет-версии Российской газеты.

Собеседники издания сообщили, что, возможно, законодателям Госдумы ФС РФ в новом составе предложат рассмотреть законопроект об особом порядке рассмотрения дел о самообороне, а поскольку сомнительно, что человек, на которого напали насильники, грабители и убийцы, способен понять, превышает ли он какие-то пределы, также будет внесено предложение об исключении такого понятия, как «превышение мер необходимой самообороны».

Помнится, несколько лет назад депутаты Государственной Думы торжественно рапортовали о том, что им удалось побороть спор вокруг вопроса применения необходимой обороны изменением формулировки ст. 37 УК РФ. Однако, как видно, применение указанной статьи продолжает вызывать споры, в ходе которых возникают инициативы, в том числе и такие кардинальные. По мнению некоторых юристов, случаи применения института необходимой обороны требуют коррекции ст. 37 УК РФ. В обоснование приводятся душераздирающие случаи осуждения обороняющегося от опасного нападения.

Прежде всего, необходимо сказать, что неучастникам конкретного уголовного дела неизвестны все обстоятельства и детали расследования, а каждая из них, даже самая незначительная, может играть решающую роль. Очень вероятно, что на первый взгляд необъективное осуждение лица, о котором нам известно из СМИ, кажется таковым только в изложении журналистов или заинтересованного юриста, а это, согласитесь, не самые надежные источники, чтобы говорить о необъективности осуждения. Это необходимо учитывать.

Но неоднозначность применения действительно существует. С одной стороны, в условиях агрессии крайне сложно оценить уровни необходимой обороны. С другой стороны, необходимостью сдерживания той общественной опасности, которая может наступить в результате бесконтрольного применения этой нормы (проще говоря «под дудку» необходимой самообороны от изнасилования и ограбления), можно «списать» даже убийство, и история уголовной практики знает такие примеры. В таком же духе высказался ВС РФ в Постановлении Пленума № 19 от 27 сентября 2012 г.

Если говорить конкретно, то инициатива введения особого порядка по таким делам вызывает удивление, так как оборона и сопротивление потерпевшего при превышении их пределов квалифицируются по тем последствиям, которые наступили, за исключением некоторых случаев (ст. 107 109 УК РФ – убийство в состоянии аффекта, по неосторожности и при превышении пределов необходимой самообороны).

По действующим правилам уголовное дело может быть рассмотрено судом в особом порядке в случае, если наказание не превышает 10 лет лишения свободы. Никаких исключений для случаев необходимой обороны или ее превышения в законе нет. Поэтому также нет никакой нужды в специальном включении случаев необходимой самообороны в особый порядок. Действующие условия позволяют его применять к преступлениям, связанным с ее превышением, и никаких проблем здесь не может возникнуть.

На мой взгляд, перегибы и неверное применение норм ст. 37 УК РФ связаны не с несовершенством формулировок статьи (они выверены достаточно хорошо), а с системой, с которой каждый практикующий адвокат-криминалист знаком: если лицо допрошено в качестве подозреваемого, то должно последовать обвинение, в особенности если человек «закрыт»; если предъявлено обвинение, то дело должно быть направлено в суд; если дело направлено в суд, то должен быть постановлен обвинительный приговор, приговор же оправдательный расценивается на уровне района и города как ЧП. Вот реальная причина, из-за которой добросовестная ошибка кочует из «состряпанного» нерадивым следователем или дознавателем постановления о привлечении в качестве обвиняемого в обвинительный акт и ложится в основу приговоров. Изменить что-либо на уровне районных и городских судов крайне сложно, поскольку (и тут наши уважаемые судьи показывают пальцем вверх) есть соглядатаи.

Вторая не менее значимая причина – судьи апелляционных инстанций плохо изучают дело. Мне неизвестно, как обстоят дела в других регионах, но в Московском городском суде у судей одного состава до 30–40 дел. О каком надлежащем рассмотрении и внимании к обстоятельствам может идти речь при таких объемах? Представьте себе судей, которые целый день заслушивают потерпевших и обвиняемых с деталями и нюансами, известными только им самим и порой откровенно глупыми. А судьи последующих инстанций, полагаясь на то, что все значимые обстоятельства уже были учтены, попросту подтверждают ранее вынесенный приговор, даже неверный.

Пожалуй, это две настоящие причины неправильного применения норм ст. 37 УК РФ и осуждения обороняющихся.

Что же касается отмены понятия «превышения мер необходимой обороны», то все-таки общество, которое позволит убивать несовершеннолетнего, забравшегося в чужой дом за ноутбуком, стрелять в глаз пытающемуся похитить смартфон или убивать обыкновенного драчуна, в запале спорта ударившего потерпевшего, рискует докатиться до случаев линчевания. Явное несоответствие причиняемого вреда нападению должно караться. Аргумент о невозможности оценить в момент агрессии уровень необходимой обороны справедлив, однако закон не признает такие случаи преступными, норма сформулирована достаточно четко (п. 2.1 ч. 2 ст. 37 УК РФ).

Хотелось бы напомнить инициативной группе, что зачастую правила, в том числе и в УК и УПК, написаны чьей-то кровью, и включение в закон понятия превышения необходимой обороны продиктовано не прихотью правоприменителей, а жизненной необходимостью ограничить те агрессию и общественную опасность, которые могут возникнуть при отсутствии такого понятия. Об этом нельзя забывать и превращать институт необходимой обороны в лазейку уклонения от уголовной ответственности.

Совершенствование института необходимой обороны лежит в практической плоскости и неотделимо от совершенствования правоохранительной системы в целом, в частности, следует обращать внимание на практику применения «палочно-галочной» системы, практику оценки деятельности судей, прокуроров и органов предварительного расследования. Это сложные задачи, но без их изменения никакими формулировками в законе результата не добиться. Впадать в крайности и отменять наработанные статьи и понятия пагубно для безопасности.

Рассказать коллегам: