×

Порочная практика

Квалификация действий лица, совершившего преступление вместе с неустановленным лицом
Дядькин Дмитрий
Дядькин Дмитрий
Старший партнер КА «Дефенден Юстицио», директор Института государства и права Сургутского государственного университета, д.ю.н.
Ни для кого не секрет, что практика применения закона порой не в полной мере отражает законодательные установления. В ряде случаев в силу толкования закона или однозначно сложившейся практики мы получаем определенные решения, безусловные с точки зрения правоприменения, но не соответствующие нормам уголовного закона. И, если отступление от норм закона имеет место в случае толкования закона высшей судебной инстанцией, нам приходится мириться с позицией суда и ей следовать*, то в случаях, когда такое отступление происходит лишь в порядке сложившегося многократного повторения порочной практики, следует принимать меры к ее исправлению.

В этом случае особое значение будет иметь консолидированная корпоративная позиция профессионального адвокатского сообщества, его руководства, донесения единой позиции до высшей судебной инстанции, закрепления в правовых позициях его толкования такого регламента правоприменения, который отвечает требованиям закона и интересам защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса. Однако, как правильно указывал академик В.Н. Кудрявцев, низовой уровень правоприменения может формировать как правильность, так и порочность реализации норм закона. Таким образом при повсеместном обращении внимания всех адвокатов на рассматриваемое в статье нарушение мы вполне можем сформировать соответствующее отношение к нему со стороны, прежде всего, судебной системы.

А речь в данном случае идет о достаточно типичной ситуации, когда к уголовной ответственности привлекается лицо, совершившее преступление вместе с неустановленным лицом. Обычно дело в отношении неустановленного лица выделяется в отдельное производство, а в отношении известного «соучастника» правоохранительные органы безусловно констатируют наличие соучастия в преступлении, вменяют соответствующий квалифицирующий признак группового преступления, если таковой имеется в статье Особенной части УК РФ.

Основаны ли подобные решения на букве закона? Попробуем разобраться. Так, согласно ст. 32 УК РФ, соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Общепризнанно, что под лицом в контексте данной статьи и всего института соучастия в преступлении понимается человек, который обладает всеми признаками субъекта преступления, предусмотренного статьей Особенной части УК РФ, по которой лицо обвиняется в совершение деяния в соучастии.

Устанавливаются ли в таких случаях необходимые признаки субъекта преступления, такие как возраст или вменяемость, в отношении неустановленного лица? Конечно же нет. Таким образом, de jure имеет место подмена понятия годного для признания наличия соучастия лица понятием «неустановленное лицо». При этом практика, по сути, исходит из позиции презумпции наличия у неустановленного лица всех необходимых признаков субъекта преступления. Однако из логики вещей в данном случае мы должны применять как раз обратную презумпцию – презумпцию отсутствия у неустановленного лица признаков субъекта соучастия. Это исходит из постулата о том, что все сомнения и неточности должны трактоваться в сторону обвиняемого.

Еще в большей степени нарушаются права подзащитных в тех случаях, когда их осуждение связано с преступлениями, имеющими в своем арсенале квалифицирующие признаки совершения преступления группой лиц или группой лиц по предварительному сговору. Для признания наличия групповой формы соучастия (за исключением организованных форм), согласно ст. 35 УК РФ и позиции ВС РФ, необходимо участие в преступлении как минимум двух исполнителей преступления. В тех случаях, когда один из двух исполнителей оказывается неустановленным лицом, известное лицо привлекается к ответственности за преступление с квалифицирующим обстоятельством. По тем же самым причинам, что описаны выше, лицо, по сути, незаконно осуждается за преступление, все признаки которого не были судом установлены в судебном разбирательстве.

Исходя из вышеизложенного, как мне видится, необходимо во всех случаях привлечения или осуждения лица за преступление, совершенное в соучастии вместе с неустановленным лицом, заявлять ходатайство о признании отсутствия признаков соучастия в деянии установленного лица до момента установления всех необходимых признаков субъекта преступления, относящихся к неустановленному лицу, в необходимых случаях требовать переквалификации деяния.

_______

* Например, разъяснения высшей судебной инстанции относительно понимания стадий преступлений, предусмотренных ст. 228.1 УК РФ. См. п. 13.2 постановления Пленума ВС РФ от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (с изм. от 30 июня 2015 г.).


Рассказать коллегам: