×

Потенциальный инструмент для репрессий

В случае введения норм, предлагаемых бизнес-омбудсменом, мы получим не защиту прав предпринимателей, а устранение и посадку неугодных следователей и оперативников
Гривцов Андрей
Гривцов Андрей
Старший партнер АБ «ЗКС»
Проект изменений в уголовное и административное законодательство, предложенный Уполномоченным при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борисом Титовым, согласно пояснительной записке направлен на защиту бизнеса от необоснованного уголовного преследования и проведения следственных действий.

В соответствии с данным законопроектом предлагается внести изменения в п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, установив наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет за превышение должностным лицом своих полномочий «в форме возбуждения уголовного дела без повода и (или) при отсутствии достаточных оснований, либо с нарушением установленного порядка их возбуждения».

Кроме того, предлагается ввести административную ответственность за нарушение порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий.

На мой взгляд, данный законопроект представляет собой классической пример законодательной инициативы, которая вроде бы формально преследует благие цели (а защита бизнеса от необоснованных нападок представителей правоохранительных органов, безусловно, является благой целью), но на практике указанную проблему ни в коем случае не решит, а повлечет за собой репрессии и устранение не угодных по каким-то причинам сотрудников правоохранительных органов.

Во-первых, крайне неудачной, по моему мнению, выглядит сама предложенная формулировка п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ. Бизнес-омбудсмен предлагает сочетать в принципе несочетаемое: превышение полномочий, исходя из формулировки ч. 1 ст. 286 УК РФ, является всегда преступлением умышленным, а вот предлагаемая форма таких действий в виде «возбуждения уголовного дела без повода и (или) при отсутствии достаточных оснований, либо с нарушением установленного порядка их возбуждения», может совершаться путем неосторожного действия. Это согласно теории уголовного права неприемлемо.

Во-вторых, автор законопроекта, по всей видимости, к сожалению, забыл об уже существующей норме ст. 299 УК РФ (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности). Внесение предлагаемых изменений породит конкуренцию двух норм, и с учетом конструкции этих норм правоприменителю будет достаточно сложно понять, какая из них является общей, а какая специальной.

В-третьих, вопросы достаточности оснований для возбуждения уголовного дела, обоснованности проведения следственных действий всегда носят оценочный характер, и уголовно-процессуальный закон содержит нормы о процессуальной самостоятельности и независимости следователей, позволяющие им давать юридическую оценку тем или иным обстоятельствам по своему внутреннему убеждению. В данном случае мы можем прийти к тому, что один следователь по своему внутреннему убеждению посчитает основания для возбуждения дела достаточными, а другой сочтет эти же основания недостаточными, что повлечет для первого следователя катастрофические последствия в виде уголовного преследования по тяжкой статье. При этом оба будут руководствоваться внутренним убеждением и полагать, что действуют по закону.

Следует сказать, что практика привлечения к уголовной ответственности по ст. 299 УК РФ носит минимальный характер, поскольку диспозиция статьи содержит обязательный признак заведомой незаконности действий (что, на мой взгляд, абсолютно разумно), которую достаточно сложно доказать. Автор законопроекта предлагает при введении новой нормы от признака заведомой незаконности отказаться, а жестоким образом карать любого следователя, чье постановление о возбуждении уголовного дела (в том числе и по факту совершения преступления, т.е. не влекущее уголовно-правовых последствий для конкретного лица) не отвечает формальным требованиям уголовно-процессуального законодательства. При этом мы забываем, что наши следователи – все-таки тоже люди, многие из них неопытны, не достаточно образованы, некомпетентны, могут неумышленно ошибаться, допускать опечатки и процессуальные нарушения. Сажать за такие ошибки на 10 лет? На мой взгляд, это уже какая-то расправа. Понравится ли бизнесмену, если его начнут сажать на 10 лет за ошибки, допущенные при оформлении документов, подаваемых в налоговые органы? Думаю, что ответ очевиден. Так почему мы должны вводить дискриминационную норму в отношении сотрудников правоохранительных органов? В конце концов, конституционное правило о равенстве всех людей перед законом пока еще никто не отменял.

В данном случае я нисколько не защищаю следователей и оперативников. Они действительно порой совершают абсолютно отвратительные вещи. Но сажать за любую процессуальную ошибку на 10 лет, это, как мне кажется, уже перебор. Уголовно-процессуальное законодательство содержит достаточные механизмы, связанные с устранением допущенных при возбуждении уголовного дела нарушений. Полагаю необходимо не заниматься введением новых и новых дискриминационных норм, а работать над тем, чтобы уголовно-процессуальные механизмы устранения допущенных нарушений в действительности применялись, а ведомственный контроль и прокурорский надзор за действиями следователей и оперативников носил реальный, а не фиктивный характер.

Аналогично можно расценить и предложение о введении для следователей и оперативников административной ответственности, за исключением того, что предлагаемая кара для лиц, допустивших ошибку, меньше. Норма от этого тем не менее, на мой взгляд, не перестает быть дискриминационной.

В случае введения предлагаемых норм на практике мы получим не защиту прав предпринимателей (заказные дела, как возбуждались, так и будут возбуждаться: на то они и заказные), а устранение и посадку неугодных следователей и оперативников за ошибки, которые они даже, может быть, и не совершали, но которые другие, угодные следователи, сочтут таковыми. У нас и так практически не осталось достойных, по-настоящему грамотных и независимых следователей, поскольку порочная практика идет по пути выживания таких сотрудников из следственных подразделений и их замены на лиц, безынициативных, послушных и готовых на выполнение любого указания руководителя, а теперь еще и предлагается поставить следователей под угрозу уголовного преследования за любую ошибку.

С постулатом Бориса Титова о необходимости защиты предпринимателей от нападок силовых структур нельзя не согласиться, но такую защиту, по моему мнению, нужно осуществлять не путем введения дискриминационных норм и угроз уголовной ответственности для всех следователей и оперативников, а изменением уголовной политики государства в целом, обеспечением справедливого суда для всех категорий граждан, усилением ведомственного контроля и прокурорского надзора за работой сотрудников правоохранительных органов, повышением образовательного уровня и практических навыков данных сотрудников

Рассказать коллегам: