×

Правовая неразбериха

Изменив правила госрегистрации возникновения и перехода прав на недвижимое имущество, законодатели не посчитали необходимым придерживаться принципа правовой определенности
Арутюнян Григорий
Арутюнян Григорий
Адвокат МКА «Межрегион»
С 15 июля 2016 г. государственная регистрация возникновения и перехода прав на недвижимое имущество будет удостоверяться не свидетельством о регистрации прав, а выпиской из Единого государственного реестра прав. Изменения в п. 1 ст. 14 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» внесены Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 360-ФЗ, опубликованным в «Российской газете» 12 июля 2016 г.

Изучение изменений породило несколько вопросов.

Отныне абз. 1 п. 2 ст. 14 Закона выглядит так: «1. Проведенная государственная регистрация возникновения и перехода прав на недвижимое имущество удостоверяется выпиской из Единого государственного реестра прав».

Однако неясно, где, как и когда может быть получена эта «выписка»? Она будет выдаваться в назначенный день, как когда-то выдавалось свидетельство, или направляться заявителю почтовой связью и высылаться по электронной почте (при наличии)? Или заявитель, заплатив госпошлину за регистрационные действия при подаче документов, должен снова обивать пороги Росреестра, чтобы получить теперь уже подтверждение регистрации своей сделки за дополнительную плату как за отдельную госуслугу? Возможно, Росреестру понравится последний вариант. Но не думаю, что народ захочет дважды толкаться в очередях да к тому же дважды оплачивать по сути одну и ту же услугу. Так что, суды, готовьтесь, к новому наплыву истцов…

Далее. Согласно другому изменению в абз. 1 п. 2 ст. 14 Закона слова «свидетельства о государственной регистрации прав и форма» исключены.

В первозданном виде абзац выглядел следующим образом:
«1. Форма свидетельства о государственной регистрации прав и форма специальной регистрационной надписи, состав включаемых в них сведений и требования к их заполнению, а также требования к формату специальной регистрационной надписи в электронной форме устанавливаются органом нормативно-правового регулирования в сфере государственной регистрации прав».

Теперь вчитаемся в измененный абзац: «Форма специальной регистрационной надписи, состав включаемых в них сведений и требования к их заполнению, а также требования к формату специальной регистрационной надписи в электронной форме устанавливаются органом нормативно-правового регулирования в сфере государственной регистрации прав».

Были в первом пункте две формы – осталась одна. Но вместе с тем почему-то сохранилось местоимение во множественном числе – «них» («состав включаемых в них сведений»), хотя логичнее было бы исправить на «нее» («состав включаемых в нее сведений»).

В абз. 2 п. 2 ст. 14 изменения не вносились, но тем не менее и его можно считать «пострадавшим». Читаем: «Формы свидетельства о государственной регистрации, введенные отдельными субъектами Российской Федерации и администрациями городов до установления единой формы свидетельства, признаются юридически действительными».

Отсюда – вопрос: что значит «до установления единой формы свидетельства»? Свидетельство же отменили (см. абз. 1 п. 2 ст. 14 Закона)! И как теперь адвокатам и судьям толковать сию норму, чтобы донести до граждан смысл закона – тоже неизвестно.

Но и это еще не все. На протяжении всего Закона понятие «свидетельство о государственной регистрации прав» встречается в десяти случаях, и никто его из текста не исключал.

Юридической доктриной выработаны принципы тождества и внутренней непротиворечивости нормативно-правого акта, а Конституционный Суд РФ неоднократно обращал внимание законодателей на необходимость придерживаться при принятии законов правовой определенности. Но, как видим, депутаты не только далеки от юриспруденции, но и Конституционный Суд им не указ…

Вот такая вот правовая неразбериха.


Рассказать коллегам: