×

Разоблачить фокусников

Полностью согласен с проблемой искусственного удлинения сроков предварительного расследования, которую убедительно обнажил коллега Андрей Гривцов в своем блоге «УПК нуждается в корректировке»
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, член квалификационной комиссии АП Ставропольского края
В условиях углубления процессуального нигилизма со стороны должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, предусмотренные процессуальным законом сроки уже не воспринимаются как нечто строгое и незыблемое, подлежащее неукоснительному соблюдению.

Хорошо чувствуя «дыхание времени» и зная протекционистскую позицию судов, следователи все чаще и чаще позволяют себе различные вольности с процессуальными сроками.

Не предусмотренные УПК РФ следственные «нанотехнологии» предусматривают неожиданное для стороны защиты приостановление следствия, чтобы после отмены вынесенного постановления получить дополнительно месяц следствия по следующим надуманным основаниям:

1. Якобы лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено (п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ), когда данное лицо изначально установлено и хорошо известно следователю.

2. Якобы подозреваемый или обвиняемый скрылся от следствия либо место его нахождения не установлено (п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ), когда подозреваемый или обвиняемый спокойно живет у себя дома, легально работает и следователю об этом хорошо известно.

3. Якобы местонахождение подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует (п. 3 ч. 1 ст. 208 УПК РФ), когда подозреваемый или обвиняемый живет либо у себя дома, либо на соседней улице и ни от кого не скрывается, и следователь осведомлен об этом.

4. Якобы подозреваемый или обвиняемый тяжело болен (п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ), что препятствует его участию в следственных и иных процессуальных действиях, когда подозреваемый или обвиняемый абсолютно здоров либо болен, но не настолько тяжело.
Реализуя свой токсичный для закона план, следователь приостанавливает предварительное следствие по указанным выше основаниям. Начальник следственного органа, отменяя незаконное постановление следователя, в соответствии с ч. 6 ст. 162 УПК РФ устанавливает срок предварительного следствия в пределах одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю вне зависимости от того, сколько раз оно до этого возобновлялось, прекращалось либо возвращалось для производства дополнительного следствия, и вне зависимости от общей продолжительности срока предварительного следствия.

Внешне получается, что незаконное постановление отменено, но все же трюк с удлинением сроков удается.

В данной процессуальной норме имеется другой недостаток. Начальник следственного органа устанавливает срок предварительного следствия в пределах одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю. Этот дефект позволяет следственным работникам проделывать новые фокусы: возвращенное от прокурора дело поступает к начальнику следственного органа, он его кладет в свой сейф и оно лежит там до лучших времен, а потом дело оттуда достается и по нему устанавливается срок до месяца, почему-то со дня поступления дела к следователю, а не к его начальнику.

Очень странная фраза законодателя, которая позволяет руководителям следственных подразделений совершать манипуляции со сроками.

Полагаю, что проблемы, отмеченные Андреем Гривцовым, не смотря на ухищренный характер действий наших оппонентов, имеют перспективы для их решения. Следует обжаловать в порядке ст. 125 УПК РФ не постановление начальника следственного органа об установлении срока предварительного следствия, а именно постановление о приостановлении срока следствия, незаконный и надуманный характер которого должен быть очевидным для суда. Признание такого постановления незаконным может привести к катастрофическим для обвинения последствиям.

Наша задача по мере своих скромных процессуальных возможностей разоблачать фокусников и иллюзионистов, чтобы в конечном итоге законная процедура не превратилась в цирковое представление.

Рассказать коллегам: