×
Жаров Николай
Жаров Николай
Президент Адвокатской палаты Костромской области

Не секрет, что в адвокатуре сформировалось общее мнение о неудовлетворительном состоянии уголовного судопроизводства в стране, потому что суд в подавляющем большинстве уголовных дел стоит на стороне обвинения, вследствие чего состязательность сторон превратилась в состязание заведомо неравных участников – стороны защиты и самого суда. По моему мнению, необходимо внести изменения в законодательство в целях устранения процессуальных препятствий для осуществления справедливого уголовного судопроизводства на основе принципов состязательности и равенства сторон.

Выход из создавшейся ситуации большинству комментаторов, включая адвокатов, видится в расширении компетенции суда присяжных, которое в скромных пределах должно состояться уже в 2018 году.

Между тем суд присяжных будет рассматривать незначительное количество дел даже после расширения его подсудности. И надо что-то делать с качеством правосудия по «обычным» делам.

Следователи – изобретатели преступлений
Уголовное судопроизводство в России разделено на две стадии: досудебную (предварительное расследование) и судебную.

Возбуждение уголовного дела происходит по воле следователя, а переход дела из одной стадии в другую осуществляется по воле прокурора, утверждающего обвинительное заключение и направляющего дело в суд.

Судебный контроль на досудебной стадии минимален и касается в основном вопросов процедуры расследования, а не существа происшедшего. По этим причинам, а также в связи с организационной обособленностью органов предварительного расследования от прокуратуры эти органы чувствуют себя как вполне самостоятельные субъекты уголовной политики государства, определяющие эту политику в значительно большей мере, нежели прокуратура и суд, и по сути категорически отвергающие вспомогательный (предварительный) характер своей практической обвинительной деятельности.

В отсутствие эффективного прокурорского надзора предварительное следствие преимущественно превратилось в разновидность творческой деятельности по изобретению деяний, по словесному описанию схожих до степени смешения с преступлениями, но не являющихся таковыми в действительности. Такое творчество необходимо незамедлительно пресечь, поставив ему в том числе и процессуальные преграды.

Письменность и устность в уголовном процессе
На досудебной стадии уголовный процесс носит письменный характер. Любое юридически значимое (процессуальное) действие в ходе расследования подлежит подробному протоколированию или документированию в иной форме. Все участники следственного действия знакомятся с его протоколом сразу же по его окончании.

В судебной же стадии дело «слушается» или «разбирается», т.е. процесс носит устный характер. Принцип устности судебного разбирательства имеет историческую основу. Однако времена меняются. Сегодня сплошь и рядом в судебном заседании, кроме судьи, секретаря, прокурора, адвоката и подсудимого, никого больше нет. Тем не менее – dura lex, sed lex – участники процесса вынуждены следовать принципу устности. И вот прокурор забирает у судьи тома дела и оглашает кучу письменных материалов, начиная с обвинительного заключения, неизвестно для кого: ведь все присутствующие в зале лица (может, за исключением секретаря) с материалами дела знакомы. Потом такую же процедуру проделывает адвокат в отношении оставшихся материалов, а иногда и тех же самых.

Однако при особом порядке принятия судебного решения дело не разбирается и не слушается, т.е. материалы дела в судебном заседании вслух не читаются. Стороны и суд читают их про себя, каждый в свое время и в своем месте. Неудивительно, что особый порядок так популярен: более 70% уголовных дел рассмотрено в особом порядке в 2016 году.

Ревизионный характер судебного разбирательства
Письменный характер досудебной стадии уголовного судопроизводства с необходимостью привел к тому, что судебная стадия, т.е. слушание, судебное разбирательство уголовного дела, стала носить ревизионный характер, квинтэссенцией которого и является особый порядок принятия судебного решения, когда приговор выносится вообще без разбирательства дела, а проверка материалов дела производится судьей вне судебного заседания.

Между тем ревизионный характер судебного разбирательства уголовных дел нигде не закреплен официально, за исключением правил об оглашении показаний, данных в ходе предварительного расследования лицами, участвующими в деле, а также правил о признании доказательств недопустимыми.

Адвокатура в целом, по моим ощущениям, недовольна этим фактически сложившимся ревизионным подходом судей к данным предварительного расследования. Судьи же, наоборот, считают такой подход наиболее правильным и формируют свое мнение по уголовному делу, основываясь преимущественно на собранных в ходе предварительного расследования письменных материалах, если только в судебном заседании не обнаруживаются какие-то сногсшибательные обстоятельства, не позволяющие таким материалам доверять.

Не исключаю, что часть коллег-адвокатов мою точку зрения не одобрят, но я считаю, что ревизионный характер судебной стадии уголовного судопроизводства надо закрепить легально, описав в УПК РФ соответствующие правила. Изменения с неизбежностью коснутся в таком случае и досудебной стадии.

Не будучи готовым сформулировать сегодня точный текст предполагаемых новелл, раскрою их основное содержание.

Документирование позиций сторон
По закону правосудие по уголовным делам должно осуществляться на основе принципа состязательности сторон, т.е. суд должен рассматривать (слушать) и разрешать уголовно-правовой спор. Этот спор касается нескольких вопросов разного рода: совершено ли деяние подсудимым, виновен ли он в его совершении, обладает ли деяние общественной опасностью, как виновно совершенное общественно опасное деяние квалифицируется по уголовному закону, какое наказание должно быть назначено лицу, совершившему преступление.

Ответы на все вышеуказанные вопросы, кроме вопроса о наказании, на сегодняшний день в обязательном порядке предварительно письменно формулируются лишь стороной обвинения в обвинительном заключении. Для мотивированной позиции стороны защиты по предъявленному обвинению уголовно-процессуальным законом никакой специальной формы не предусмотрено. Подразумевается, видимо, что такой формой должен быть протокол допроса обвиняемого. Но на практике он таковым является крайне редко.

Поэтому первое, что необходимо усовершенствовать в УПК РФ для реализации принципа состязательности, – установить в нем правила, руководствуясь которыми стороны на досудебной стадии конкретизируют все спорные вопросы по делу. В суд дело должно поступать с указанием в нем сведений о том, какие фактические обстоятельства являются спорными и в чем состоят расхождения сторон по вопросам квалификации. Если разногласий у сторон нет, дело автоматически должно рассматриваться в особом порядке, т.е. в суде должен разрешаться лишь вопрос о наказании.

Итак, каким должно быть содержание предлагаемых новелл УПК РФ.

Предлагаемые новеллы УПК РФ
В досудебной стадии ознакомление со всеми материалами уголовного дела, относящимися к вмененному обвиняемому деянию, для защитника обязательно.

После ознакомления стороны защиты со всеми материалами дела органами предварительного расследования должны безусловно удовлетворяться ее ходатайства о проведении очных ставок со свидетелями и потерпевшими, а также о приобщении к материалам дела любых представляемых ею доказательств.

Ходатайства стороны защиты о проведении иных дополнительных следственных действий (например, осмотра места происшествия, следственного эксперимента и т.п.) и получении новых доказательств также должны подлежать удовлетворению за исключением случаев, когда истребуемые доказательства, по мнению следователя или дознавателя, не имеют значения для дела, а проведение дополнительных следственных действий является явно избыточным. Отказ в удовлетворении таких ходатайств сторона защиты вправе обжаловать прокурору или в суд.

При проведении по ходатайству стороны защиты следственных действий участие обвиняемого и его защитника в них обязательно. Следователь при производстве таких следственных действий должен выполнять в первую очередь функцию секретаря, т.е. оформлять протокол. Само следственное действие в этом случае может проводиться непосредственно адвокатом, который вправе составлять параллельный протокол следственного действия. Копии протоколов таких следственных действий, составленных следователем, подлежат безусловной выдаче стороне защиты. Протокол, составленный адвокатом, подлежит приобщению к материалам уголовного дела.

Обвинительное заключение должно вручаться не только обвиняемому, но и его защитнику, причем до его утверждения прокурором.

В случае полного согласия с содержанием обвинительного заключения сторона защиты должна сделать об этом соответствующую запись.

При полном или частичном несогласии с обвинительным заключением сторона защиты должна подготовить мотивированный письменный отзыв на него с указанием:
− фактических обстоятельств обвинения, которые стороной защиты не признаются;
− перечня доказательств стороны обвинения, которые сторона защиты считает неотносимыми, недопустимыми, недостоверными, в связи с чем сами эти доказательства и их источники подлежат либо исключению из числа доказательств, либо, если это возможно, новому исследованию (в том числе путем допроса) непосредственно судом;
− перечня имеющихся в уголовном деле доказательств, на которые ссылается сторона защиты;
− своего варианта квалификации вмененного деяния, исходя из объема фактических обстоятельств содеянного, который стороной защиты признается, в случае если сторона защиты согласна с преступным характером содеянного.

В отзыве стороны защиты может также содержаться ходатайство о прекращении уголовного дела по любым законным основаниям.

После получения обвинительного заключения с отзывом стороны защиты прокурор вправе либо утвердить обвинительное заключение и направить дело в суд, либо возвратить дело органу предварительного расследования для производства дополнительных следственных или иных процессуальных действий, либо прекратить уголовное дело.

Утверждая обвинительное заключение, прокурор вправе исключить из перечня доказательств обвинения любые доказательства, в том числе и те, которые в отзыве стороны защиты не указаны в качестве неотносимых, недостоверных или недопустимых.

Отказ прокурора в удовлетворении ходатайства стороны защиты о прекращении уголовного дела (в том числе и по реабилитирующим основаниям) может быть обжалован стороной защиты в суд. При разрешении соответствующей жалобы суд вправе давать оценку тем имеющимся в уголовном деле доказательствам, относимость, допустимость и достоверность которых сторонами под сомнение не ставится. Признав отказ прокурора в прекращении уголовного дела незаконным, суд вправе сам прекратить уголовное дело по любому законному основанию.

При поступлении в суд уголовного дела с утвержденным прокурором обвинительным заключением, с которым сторона защиты согласна, судья должен проверить, действительно ли защитник ознакомился со всеми материалами дела, в частности, достаточной ли (реальной ли) была продолжительность времени для ознакомления. Если она была нереально маленькой, суд вправе направить соответствующее сообщение в адвокатскую палату для проведения в десятидневный срок проверки исполнения защитником своих обязанностей. В случае возбуждения по сообщению судьи дисциплинарного производства в отношении защитника дело подлежит возвращению следователю для повторного ознакомления с материалами дела стороны защиты.

Непосредственно в судебном разбирательстве судом заново исследуются только те из упомянутых в обвинительном заключении и в отзыве стороны защиты доказательств, относимость, допустимость или достоверность которых ставится под сомнение какой-либо из сторон. Иные доказательства принимаются судом в том виде, в каком они существуют в материалах уголовного дела, и в судебном заседании не оглашаются. На такие неоглашенные доказательства стороны вправе ссылаться в прениях, а суд – в приговоре.

Стороны вправе представлять в судебном разбирательстве новые доказательства, но с обязательным указанием причин, по которым эти доказательства не были представлены на досудебной стадии. Указание этих причин будет способствовать объективной оценке судом достоверности новых доказательств.

Стороны вправе представить суду свои проекты текста приговора по делу.

По всем делам, рассматриваемым в открытом судебном заседании, и сторона обвинения, и сторона защиты вправе давать комментарии о содержании материалов дела и прессе, и общественности без каких-либо ограничений, в том числе с предъявлением копий документов из дела, либо опубликовать в Интернете все дело с соблюдением правил о защите персональных данных.

Сторона вправе подать встречную жалобу за пределами срока на обжалование судебного постановления, если другая сторона обжаловала его в установленный срок.

Понимаю прекрасно, что сформулированные выше предложения далеко не бесспорны. Но…

Постскриптум к новеллам
Институт предварительного расследования уголовного дела и реализующие его функции органы, равно как и органы прокуратуры, в обозримой перспективе в правовой системе России сохранятся, хотя бы потому что для этого имеются веские исторические основания.

Ни для кого из практикующих по уголовным делам юристов не секрет, что стадия утверждения обвинительного заключения является некой квази-судебной стадией, когда в роли вершителя судеб выступает прокурор, оценивающий по материалам уголовного дела правовую ситуацию: есть преступление или нет, совершил его обвиняемый или не совершил. Влияние стороны защиты в этой стадии нулевое. Это неправильно. Непрофессионализму или простому ведомственному упрямству прокурора нужно создать противовес в виде представления стороной защиты отзыва на обвинительное заключение и предоставления возможности оспаривать в судебном порядке отказ в прекращении прокурором уголовного дела и по реабилитирующим основаниям.

Мне, естественно, известна позиция Конституционного Суда РФ об ограниченных полномочиях суда по оценке законности и обоснованности обвинения в досудебной стадии уголовного судопроизводства, а точнее о невозможности такой оценки по существу вне рамок судебного разбирательства.

Между тем Конституционный Суд РФ не усматривает, насколько я знаю, неконституционности особого порядка принятия судом решения по уголовному делу при согласии обвиняемого с обвинением, т.е. когда обе стороны уголовного дела не выражают сомнений в том числе и в относимости, допустимости и достоверности собранных по делу доказательств.

Но если эти, не оспариваемые ни одной из сторон, доказательства с очевидностью свидетельствуют о невиновности обвиняемого, вряд ли целесообразно – исходя из принципа процессуальной экономии – запускать судебную процедуру рассмотрения уголовного дела в ординарном порядке и ждать вынесения приговора.

Серьезным аргументом против такого подхода является вопрос: а как быть, если прокурор прав и законно отказал в прекращении дела? Не будет ли это обозначать, что суд в упрощенной процедуре решил вопрос о виновности, поддержав прокурора? И подлежит ли преодолению в судебном разбирательстве позиция суда, изложенная в постановлении по жалобе на отказ прокурора в прекращении дела?

Полагаю, что такое постановление не должно быть преюдициальным. Но его наличие может быть, например, основанием для стороны защиты согласиться на рассмотрение дела в особом порядке. При этом дело не должен рассматривать в судебном разбирательстве тот же судья, который вынес упомянутое постановление.

Считаю, что вытекающий из принципа состязательности сторон принцип раскрытия сторонами имеющихся у них доказательств до начала судебного разбирательства (действующий, в частности, в арбитражном судопроизводстве) не противоречит презумпции невиновности обвиняемого. Важно только определиться, в какой момент уголовного судопроизводства сторона защиты должна раскрыть свои доказательства перед стороной обвинения. Я полагаю, что это должно делаться после вручения обвинительного заключения. Причем обязанности такого раскрытия должно корреспондировать право эффективного использования этих доказательств для защиты обвиняемого в том числе и на досудебной стадии.

Реализация этих прав и обязанностей должна предполагать запрет для следователя и прокурора (на досудебной стадии) и суда игнорировать эти доказательства, в частности препятствовать их собиранию (включая отказ в проведении следственных действий) и приобщению к материалам уголовного дела.

Состязание заведомо неравных по силе и возможностям никогда и нигде не признавалось справедливым. Поэтому процессуальные препятствия для осуществления справедливого уголовного судопроизводства в России на основе принципов состязательности и равенства сторон необходимо устранить.

Рассказать коллегам:
Другие мнения
Насонов Сергей
Насонов Сергей
Советник ФПА РФ
ВС о рассмотрении уголовных дел
Уголовное право и процесс
Удар по институту допустимости доказательств и возможности защитника самостоятельно получить заключение специалиста
15 Декабря 2017
Кронов Евгений
Кронов Евгений
Партнер Международной юридической группы KDS Legal
О праве ФАС получать материалы ОРМ
Уголовное право и процесс
Федеральная антимонопольная служба как новый ведомственный орган следствия?
13 Декабря 2017
Леонидченко Валентина
Леонидченко Валентина
Адвокат КА «Конфедерация»
Имеет общественную значимость
Конституционное право
О постановлении КС, в котором Суд разъяснил права реабилитированных на возмещение вреда и на судебную защиту
12 Декабря 2017
Серова Анастасия
Серова Анастасия
Юрист практики разрешения споров юридической фирмы Eterna Law
Избирательные цензы – конституционны
Конституционное право
Правовые аспекты ограничения пассивного избирательного права
12 Декабря 2017
Чупров Анатолий
Чупров Анатолий
Помощник адвоката в МКА «ГРАД»
Важное за ноябрь
Налоговое право
Обзор изменений в законодательстве, разъяснений органов государственной власти и судов в сфере гражданского, налогового и трудового права за ноябрь 2017 г.
11 Декабря 2017
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, член квалификационной комиссии АП Ставропольского края
Правило бумеранга
Уголовное право и процесс
Человеческие законы могут не работать в силу разных причин, а вот библейские действуют безупречно
11 Декабря 2017