×

Результат лингвистического исследования

«Полнота и правильность протокола обеспечивается только при его ведении с использованием технических средств аудио- и видеофиксации…»
Серновец Мария
Серновец Мария
Адвокат АП Москвы
С предыдущим материалом Марии Серновец из цикла статей о российском правосудии можно ознакомиться по ссылке: http://www.advgazeta.ru/blog/posts/215

В соответствии с ч. 2 ст. 259 УПК РФ протокол судебного заседания может быть изготовлен разными способами: написан от руки, напечатан на машинке или изготовлен с использованием компьютера, но для обеспечения полноты протокола при его ведении могут быть использованы стенографирование и технические средства.

Каждодневно участвуя в процессах, мы видим, что достаточно давно секретари судебных заседаний ничего не записывают от руки или с использованием пишущей машинки. Протокол печатают с использованием клавиатуры компьютера. Владея навыками печати со скоростью 350 знаков в минуту, я знаю, что невозможно полно и правильно записать речь говорящего в процессе, потому что скорость устной речи значительно отличается от скорости печати даже очень квалифицированной машинистки. Помните американскую мелодраму «Любовь на кончиках пальцев»? Там главная героиня Роза завоевывает мир, выиграв чемпионат по машинописи и показав скорость печати чуть больше 500 знаков в минуту.

Хочу сразу пояснить: во-первых, у Розы оказался необыкновенный талант по быстроте печатания на машинке, а во-вторых, она печатала с текста. Печать с текста и печать устной речи, – две большие разницы. Давайте признаемся себе: мы же видим и знаем – секретарь, присутствуя в процессе, не ведет протокол. В лучшем случае время от времени он делает вид, что что-то записывает или печатает. Мне несколько раз приходилось видеть, чем занимаются секретари в процессе: они или расшифровывают аудиозаписи другого процесса, или переделывают обвинительное заключение в протокол судебного заседания, а иногда и в приговор, используя электронные носители, полученные от следователей. Да и вообще – секретарь суда в нынешнем виде при всем своем желании не в состоянии вести протокол, как бы этого ни желал. В силу предъявляемых к нему должностных требований он не может, как того требует закон, полно и правильно (подробно) записывать диалоги участников процесса и показания допрашиваемых лиц, так как не обладает ни соответствующими знаниями, ни навыками.

Обратитесь к всезнающему интернету, расспросите его о скорости письма от руки, печати на машинке (клавиатуре компьютера), стенографирования. Вы узнаете, что скорость устной речи в среднем существенно выше, чем скорость ручного письма или печати. «Обычным письмом можно записать в среднем 5–20 слов в минуту, а если писать сокращенно и не все выписывать, скорость можно довести до 30–40 слов. Приблизительно с такой же быстротой пишет на пишущей машине машинистка. Но для того чтобы записать речь, нужна бОльшая скорость, которая может быть получена только с помощью стенографического письма. Слово в секунду (60 слов в минуту) пишут обычно после нескольких месяцев занятий стенографией, так сказать, для себя. Для записи медленной диктовки нужна скорость 75 слов в минуту. Это темп медленной речи. Секретарю для ведения протоколов нужно иметь скорость 90 слов в минуту. В этом темпе – 1,5 слова в секунду – передают по радио лекции и доклады. Информацию дикторы читают с большой скоростью: 100–120 слов в минуту. Такой скоростью нужно обладать стенографу для записи живой речи. Добиться подобной быстроты можно только длительной тренировкой и усердной работой» (Демачева Ю.С., Заранко К.М. Стенография: Практическое пособие. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Высш. шк., 1991).

Таким образом, дословная, а следовательно, полная и правильная передача устной речи участников судебного процесса может быть обеспечена только опытной стенографисткой, способной записывать спонтанную речь со скоростью 100–120 слов в минуту.

Вместе с тем Должностным регламентам федеральных государственных служащих, замещающих в суде должности федеральной государственной службы – секретаря судебного заседания и помощника судьи, не предъявляются требования к обладанию ими навыками стенографирования. Вот вам и ответ на вопрос, почему секретари судебных заседаний не могут полно и правильно вести протокол суда. Назовем это «естественной причиной». К «естественным причинам» следует отнести и возможности передачи смысла звучащей речи без дословной передачи текста, которые зависят от особенностей восприятия и понимания этой речи слушателем. В свою очередь эффективность процесса слушания зависит от целого ряда объективных и субъективных факторов.

К объективным факторам относятся шумы и помехи (1); акустические характеристики помещения (2); микроклимат в помещении (температура, влажность и т.п.). К субъективным факторам относятся: пол слушателя, тип нервной системы, его темперамент; интеллектуальные способности и другие личностные особенности индивида, в том числе связанные с внимательностью и восприятием.


По мнению известного американского психолога И. Атватера, под действием шума, т.е. громких, неупорядоченных и неприятных звуков мышцы человека сокращаются, живот от нервного возбуждения напрягается, глаза начинают моргать. Шум вызывает стресс, который влияет на эффективность любой деятельности. В шумной обстановке мы думаем и принимаем решения намного медленнее, делаем больше ошибок.

«Ученые обнаружили существенный разрыв между говорящим (оратором, лектором) и аудиторией. Экспериментально установлено, что при восприятии речи на слух человек в среднем достигает только 25%-го уровня эффективности за 10 мин. Даже в неофициальных беседах слушатель усваивает в среднем не более 60–70% того, что говорит собеседник». (Гойхман О.Я., Надеина Т.М. Речевая коммуникация: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп.: ИНФРА-М; М., 2008). Остановимся на этом. Причин естественной неспособности полно и правильно вести протокол суда слишком много, включая и особенности русского языка, в котором запятая в зависимости от места расположения может изменить смысл сказанного. Всем хорошо известен этот пример: «казнить нельзя помиловать».

Вышеприведенные примеры и свидетельства не есть мой субъективный взгляд на вещи, это результат лингвистического исследования, проведенного экспертами АНО «Лаборатория прикладной лингвистики», которые исследовали аудиозаписи судебных заседаний и сделанные на их основе стенограммы, сравнили их с протоколами судебных заседаний Перовского районного суда Москвы (судья А.И. Киреев), после чего были сделаны нижеследующие выводы: «полнота и правильность передачи устной речи, произносимой участниками уголовного судопроизводства в ходе судебного заседания, не обеспечивается ни при написании протокола от руки, ни при печатании на машинке (компьютере), ни при написании протокола с использованием стенографии, хотя данный способ фиксации более полон и подробен, по сравнению с написанием протокола от руки или на машинке (компьютере). Полнота и правильность протокола обеспечиваются только при его ведении с использованием технических средств аудио- и видеофиксации, если протокол представляет собой расшифровку (стенограмму) аудио- или видеозаписи, а для прояснения неоднозначностей этой расшифровки (связанных с информацией, которую невозможно или затруднительно представить в форме текста) можно прослушать/просмотреть аудио- или видеозапись».

Рассказать коллегам: