×

Шаг к гуманности

О законопроекте Верховного Суда, которым в уголовное законодательство вводится институт уголовного проступка
Рубинштейн Евгений
Рубинштейн Евгений
Советник ФПА РФ

31 октября Пленум ВС РФ принял постановление о внесении в Госдуму законопроекта о введении института уголовного проступка в российский уголовный закон.

Законопроект предусматривает внесение уточнения в ч. 2 ст. 15 УК РФ «Категории преступлений», согласно которому к уголовному проступку будет отнесено преступление небольшой тяжести, за которое уголовным законом не предусмотрено наказание в виде лишения свободы.

Необходимость введения института уголовного проступка авторы законопроекта объясняют тем, что в настоящее время УК РФ относит к категории преступлений небольшой тяжести как деяния, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы до трех лет, так и деяния, за которые не предусмотрено лишение свободы. Таким образом, в пределах одной категории фактически дифференцированы преступления по виду максимального наказания в санкции и установлено, что они существенно различаются по характеру общественной опасности.

Отмечается, что в действующем УК РФ насчитывается более 80 составов преступлений, за которые не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, а число осужденных по ним только в 2016 г. составило более 40 тыс. человек. «Отнесение этих преступлений к уголовному проступку создаст необходимые условия для освобождения лиц, совершивших такие деяния впервые, от уголовной ответственности с назначением им иных мер уголовно-правового характера на основании проектной части первой статьи 76.2 УК РФ», – говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Зарубежный опыт
Категория уголовного проступка не является исключительным нововведением отечественного законодателя. Уголовный проступок как один из видов преступного деяния предусмотрен уголовными законами различных зарубежных государств: УК Испании, УК Австрии, УК ФРГ, УК Швейцарии, УК Польши и т.д. Уголовное законодательство данных стран для разграничения преступления и проступка использует следующие критерии: формальный и (или) материальный – в зависимости от тяжести деяния либо от вида и размера предусмотренного в уголовном законе наказания.

УК Австрии закрепил двухчленную категоризацию преступных деяний: преступление и проступок. В ее основе лежит формальный критерий – размер наказания. На основании УК Австрии преступлениями являются умышленные преступные деяния, которые наказываются пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок более трех лет. Остальные преступные деяния – проступки. В новом УК Польши уголовные правонарушения представлены в двух видах: тяжкое преступление и проступок. Их разграничение проводится в зависимости от формы вины и предусмотренного в уголовном законе наказания. К категории тяжких преступлений относятся деяния, за совершение которых предусмотрено лишение свободы на срок не менее трех лет или более строгое наказание. Остальные уголовные правонарушения являются проступками. Согласно УК Франции преступные деяния делятся на три категории: преступления, проступки и нарушения. Законодатель впервые установил материальный критерий их дифференциации – тяжесть деяния (в прежнем законодательстве критериями выступали вид и размер наказания, предусмотренного за совершение преступного деяния). Такая классификация преступных деяний имеет во Франции большое практическое значение. Она предопределяет систему наказаний: уголовных – для преступлений, исправительных – для проступков и «наказаний, назначаемых за нарушения» – для нарушений1.

Комментарии к положениям законопроекта
Исходя из разработанного Верховным Судом РФ законопроекта, согласно которому «преступление небольшой тяжести, за которое настоящим Уголовным кодексом РФ не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, признается уголовным проступком», за основу разграничения преступления и уголовного проступка взят формальный критерий – размер наказания, что согласуется с законодательной техникой построения норм уголовных законов зарубежных стран относительно категоризации преступлений.

В связи с вышесказанным уголовными проступками по российскому уголовному праву в случае принятия настоящего законопроекта будут являться: умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности (ч. 1 ст. 115); нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию (ст. 116.1); причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ст. 118); заражение венерической болезнью (ч. 1 ст. 121); проведение искусственного прерывания беременности лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля (ст. 122); неоказание помощи больному (ч. 1 ст. 124); клевета (ст. 128.1); многие преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина; розничная продажа несовершеннолетним алкогольной продукции (ст. 151.1); незаконное усыновление (удочерение) (ст. 154); разглашение тайны усыновления (удочерения) (ст. 155); специальные составы мошенничества – ст. 159.1–159.6 (по первой части); воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности (ч. 1 ст. 169); регистрация незаконных сделок с недвижимым имуществом (ст. 170); внесение заведомо ложных сведений в межевой план, технический план, акт обследования, проект межевания земельного участка или земельных участков либо карту-план территории (ст. 170.2); незаконное предпринимательство (ч. 1 ст. 171); незаконная розничная продажа алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции (ст. 171.4); незаконное использование документов для образования (создания, реорганизации) юридического лица (ч. 1 ст. 173.2); легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ч. 1 ст. 174); легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ч. 1 ст. 174.1); злоупотребления при эмиссии ценных бумаг (ч. 1 ст. 185); злостное уклонение от раскрытия или предоставления информации, определенной законодательством Российской Федерации о ценных бумагах (ст. 185.1); уклонение страхователя – физического лица от уплаты страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в государственный внебюджетный фонд (ч. 1 ст. 199.3), мелкий коммерческий подкуп (ч. 1 ст. 204.2) и др.

Наиболее значимым преимуществом введения категории уголовного проступка в УК РФ для обвиняемых в его совершении лиц является отсутствие судимости и связанных с ней правовых последствий после прекращения в отношении них уголовного дела или уголовного преследования.

Однако установление сокращенных сроков для возможности применения в отношении лица, совершившего уголовный проступок, условно-досрочного освобождения от наказания представляется сомнительным, так как:

1) согласно предложенной Верховным Судом РФ в законопроекте формулировке «условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным не менее одной четверти срока наказания, назначенного за уголовный проступок». При этом настоящим законопроектом для суда установлена обязанность прекращения уголовного дела или уголовного преследования в случае совершения лицом уголовного проступка с назначением иных мер уголовно-правового характера. Назначение наказания по таким делам не предусматривается. Такое несоответствие терминов исключает возможность применения положений об условно-досрочном освобождении к лицу, освобожденному от ответственности с назначением иных мер уголовно-правового характера (следует отметить, что похожие противоречия прослеживаются по тексту законопроекта в целом);

2) в соответствии с ч. 1 ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, а также возместило вред (полностью или частично), причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда. Согласно положениям законопроекта «при освобождении от уголовной ответственности в качестве иной меры уголовно-правового характера в случаях, указанных в статье 76.2 настоящего Кодекса, применяются судебный штраф, обязательные работы или исправительные работы». Условно-досрочное освобождение от штрафа, исправительных либо обязательных работ, назначенных даже в качестве наказания, не предусматривается. Аналогично не представляется возможным условно-досрочное освобождение от обозначенных в законопроекте иных мер уголовно-правового характера.

Установление сокращенных сроков привлечения лица к уголовной ответственности в случае совершения административного проступка в целом можно оценить положительно. Однако представляется не самой удачной использованная формулировка относительно приостановления течения сроков давности: «Течение сроков давности приостанавливается, если лицо уклоняется от уплаты судебного штрафа либо злостно уклоняется от отбывания обязательных работ или исправительных работ, назначенных в качестве иных мер уголовно-правового характера в соответствии со статьей 76.2 настоящего Кодекса. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной». С целью избежания злоупотреблений должностных лиц с обращением в суд об отмене постановления суда о прекращении уголовного дела за совершение лицом административного проступка полагаю необходимым: 1) законодательно закрепить определение «злостного уклонения» в целях отграничения от иных мер уголовно-правового характера либо примерно раскрыть данный термин в постановлении Пленума Верховного Суда РФ; 2) надлежащим образом определить момент возобновления течения сроков давности, поскольку явка с повинной и задержание лица, уклоняющегося, в том числе злостно, от исполнения иных мер уголовно-правового характера, законом не допускаются.

Незатронутым в законопроекте остался вопрос относительно общественной опасности и, как следствие, необходимости применения иных мер уголовно-правового характера за совершение покушения на уголовный проступок. Признавая уголовный проступок в качестве деяния, за совершение которого применение наказания является нецелесообразным, следует определить общественную опасность покушения на уголовный проступок, признав его «наказуемым» только в случаях, напрямую предусмотренных законодателем для того или иного вида уголовного проступка (по аналогии с УК Франции).

Также полагаю, что с целью недопущения преодоления презумпции невиновности судом первой инстанции при прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении обвиняемого, совершившего уголовный проступок, за ним должны сохраняться следующие гарантии: 1) согласие лица на прекращение в отношении него уголовного дела в связи с применением мер уголовно-правового характера, несмотря на императивное установление для суда об этом; 2) проверка судом основанной на анализе материалов уголовного дела обоснованности обвинения и его подтверждение собранными по делу доказательствами; 3) отсутствие необходимости признания обвиняемым вины в совершении уголовного проступка; 4) отсутствие влияния постановления суда о прекращении уголовного дела в отношении лица, совершившего уголовный проступок, в части признания установленными каких-либо фактов на производство по уголовному делу в общем порядке в случае злостного уклонения от исполнения мер уголовно-правового характера и иные общие, предусмотренные уголовно-процессуальным законом гарантии.

Уголовный проступок как свидетельство гуманизации уголовного законодательства
В настоящее время в Российской Федерации принимаются три основные процедуры, направленные на гуманизацию уголовного законодательства: декриминализация некоторых преступных деяний, по поводу которых, по мнению законодателя, в связи с недостаточной общественной опасностью не должны возникать уголовно-правовые отношения (побои без квалифицирующих признаков); включение в нормы УК РФ положений об административной преюдиции – установление преступности и наказуемости деяния при его повторном совершении; введение категории уголовного проступка, позволяющего правоприменителю освобождать лицо от уголовной ответственности без применения к нему мер наказания.

Установление для суда обязанности прекращать уголовные дела за совершение лицом уголовного проступка, отсутствие судимости как последствия привлечения лица к ответственности за такое деяние свидетельствуют о смягчении позиции законодателя относительно общественной опасности преступлений данной категории и лиц, их совершивших. Это будет способствовать гуманизации российского уголовного законодательства. Однако введение в УК РФ категории уголовного проступка, т.е. официальное признание невысокой общественной опасности некоторых деяний, породит еще большие споры относительно признания малозначительными деяний, предусмотренных конкурирующими нормами УК РФ и КоАП РФ, например ч. 3 ст. 327 УК РФ и ст. 19.23 КоАП РФ.

Полагаю, отказ Верховного Суда РФ от декриминализации преступлений, за которые не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, включение их в КоАП РФ и признание их уголовным проступком с регулированием возникших правоотношений уголовным законом обусловлено следующим. Разработанным законопроектом за правоприменителем сохраняется возможность в случае уклонения лица от исполнения иных мер уголовно-правового характера отменить постановление о прекращении уголовного дела и рассмотреть его в общем порядке с вынесением обвинительного приговора, возникновением судимости и назначением наказания в пределах санкции конкретной статьи. Соответствующая «угроза» для лиц, в отношении которых уголовное дело прекращено за совершение уголовного проступка, должна стать стимулом к добросовестному исполнению последними назначенных мер уголовно-правового характера. Перенесение преступлений небольшой тяжести, за совершение которых в настоящее время назначение наказания в виде лишения свободы не предусмотрено, из УК РФ в КоАП РФ (предусматривающий схожие административные наказания: штраф и обязательные работы) исключит такую возможность. Иных преград, объективно препятствующих декриминализации исследуемой в законопроекте категории преступлений с приданием им статуса административного правонарушения, не усматривается.


1 Курс уголовного права в пяти томах. Том 1. Общая часть: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 2002.

Рассказать коллегам: