×

Цитаты из библии как аргумент

Определение КС РФ закрепило положения о невозможности признания священных текстов экстремистскими
Ерофеев Константин
Ерофеев Константин
Адвокат АП Санкт-Петербурга, к.т.н., преподаватель Санкт-Петербургского Юридического института
Конституционный суд РФ вынес определение от 20 апреля 2017 г. «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сергиенко Владимира Ивановича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 части 1 статьи 128 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и статьей 3.1 Федерального закона “О противодействии экстремистской деятельности”».

Гражданин В.И. Сергиенко обратился в Конституционный Суд РФ, оспаривая конституционность ст. 3.1 «Особенности применения законодательства Российской Федерации о противодействии экстремистской деятельности в отношении религиозных текстов» Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», согласно которой Библия, Коран, Танах и Ганджур, их содержание и цитаты из них не могут быть признаны экстремистскими материалами.

Священные тексты ведущих религиозных конфессий вне критики
Дело весьма примечательно. Во-первых, тем, что заявитель является последователем религиозной организации «Свидетели Иеговы». Это обстоятельство приобретает особый смысл, учитывая, что Верховный Суд РФ, рассмотрев дело в первой инстанции, запретил деятельность указанной религиозной организации на территории России.

Во-вторых, заявитель В.И. Сергиенко ранее обратился в органы прокуратуры и суд, требуя признать книгу И. Волоцкого «Просветитель» экстремистским материалом и изъять ее из свободного обращения. В ответ на эти обращения прокурор и суд сообщили заявителю, что, поскольку данная книга основана на толковании Библии и в ее содержании приводятся цитаты из Библии, она не может быть признана экстремистским материалом. Вопреки заверениям иеговистов о толерантности и миролюбии, данное обращение в судебные и прокурорские органы являет собой весьма реальный недружественный шаг в отношении крупнейшей религиозной организации России – Русской православной церкви. Иосиф Волоцкий – православный святой, его размышления о Библии являются частью Священного Предания, составной частью православного вероучения.

Представляется закономерным, что высший судебный орган встал на сторону вероучения традиционной конфессии. При этом само определение КС РФ и его аргументация весьма показательны. И закон, и определение дают, помимо правовой, идеолого-политическую оценку богословских текстов. То есть формируется новая государственная идеология, ставящая в известной степени вне критики священные тексты ведущих религиозных конфессий. Очевидно, что приоритетом является стабильность, мирное сосуществование основных религиозных конфессий, межнациональный и межрелигиозный мир. Открытые оскорбительные жесты в отношении священных текстов вызывают бурю негодования среди верующих, а подчас и погромы, агрессивные уличные акции (как, например, выступления в мусульманских странах после сожжения Корана американским протестантским пастором).

Остаются вопросы
Если мы говорим о Библии, то какой ее перевод мы имеем в виду? Переводы разнятся, может быть, зачастую в мелочах, но для верующих мелочи существенны. Вспомним, какие столкновения пережили православные и старообрядцы, казалось бы, из-за пустяков. Как креститься – двумя или тремя перстами? Как писать имя Божие – «Иисус» или «Исус»? Синодальный перевод Библии отличается от Библии короля Якова, от современных переводов Российского библейского общества, от переводов, используемых в современных протестантских общинах. Обвиняемые в экстремизме организации Свидетелей Иеговы также имеют свой вариант Библии. А как быть с толкованиями Библии? В определении КС РФ упоминается труд И. Волоцкого. Для читателей напомню, что речь идет о книге православного святого средних веков Иосифа Волоцкого, весьма консервативного даже по меркам своего времени церковного лидера. Его суждения весьма решительны, скажу даже, радикальны. Но их не понять вне контекста времени, в которое они были написаны. В известной степени заявитель прав, когда пишет о разнице между каноническим библейским текстом и его комментариями. Но как быть, если для православной и католической церквей почитаемо и Священное Писание (Библия), и Священное Предание (жития святых)? Насколько глубоко государство в лице высшей судебной власти должно вмешиваться в эти отчасти теологические споры в условиях принципов светского государства, закрепленных в Конституции РФ, до конца неясно. Кроме того, размышления Иосифа Волоцкого не являются пересказом Библии или ее комментарием, это самостоятельное богословское произведение, разумеется, написанное в православной традиции. Как видим, закон встает на сторону не только священных текстов, но и их традиционных комментариев.

Определение КС РФ утверждает положение, что Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» исходит из того, что «признание того или иного информационного материала экстремистским не может основываться на субъективном восприятии такого информационного материала отдельными лицами» и что «не могут быть признаны в качестве экстремистских материалов литературные памятники, вошедшие в историю и культуру того или иного народа, имевшие широкое распространение в соответствующую эпоху, являвшиеся предметом многократных научных исследований и цитирования и никогда не находившиеся под запретом как содержащие призывы к экстремизму и никогда не рассматривавшиеся как источник экстремистской идеологии».

Как видим, суд прямо отказывает в праве отдельных лиц добиваться признания священных текстов экстремистскими. С некоторыми выводами КС РФ сложно не согласиться. Библия, Коран, Танах и Ганджур являются «основными источниками вероучения традиционных мировых религий – христианства, ислама, иудаизма и буддизма». Эти религии действительно «играют особую роль в российском многоконфессиональном обществе». В самом деле, эти книги представляют собой крупнейшие литературные памятники, вошедшие в историю и культуру народов России. Однако широта их распространения разная. Одни, вероятно, изданы многомиллионными тиражами, тиражи других на порядки меньше и сопоставимы с иной литературой, с тиражами, свойственными нашему малотиражному времени. Равно как одни из этих книг являются священными для многих народов, другие – для одного-двух.

Несколько противоречиво обоснование невозможности признавать священные тексты экстремистскими на том основании, что они являлись «предметом многократных научных исследований и цитирования» и никогда не находились «под запретом как содержащие призывы к экстремизму и никогда не рассматривавшиеся как источник экстремистской идеологии». Пожалуй, немного найдется литературных памятников, которые вызывали бы столь противоречивые оценки исследователей. Достаточно вспомнить наше недавнее прошлое, когда священные книги всячески проклинались, критиковались. А это ведь делали весьма маститые ученые мужи.

В целом можно прийти к выводу, что определение КС РФ закрепило положения о невозможности признания священных текстов экстремистскими. Сделано это, как представляется, не только из соображений миролюбия и веротерпимости. Оно отражает определенный этап построения новой государственной идеологии, которая оказывает особые знаки уважения вероучению основных религиозных конфессий России.


Рассказать коллегам: