×

Удостоверение адвоката: прошлое и настоящее

Об истории трансформации адвокатского удостоверения и предложениях по его совершенствованию
Бушманов Игорь
Бушманов Игорь
Адвокат АП Московской области, управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ»
Все мы помним недавний казус, когда адвокатов, которым были выданы удостоверения нового образца (на основании приказа Минюста России от 23 апреля 2014 г. № 84 «Об утверждении формы удостоверения адвоката»), перестали допускать в следственные изоляторы по причине отсутствия в бланке удостоверения печати территориального органа юстиции. Данную проблему с помощью ФПА РФ удалось достаточно быстро разрешить.

Я лично сталкивался с ситуацией, когда некоторое время назад по адвокатским удостоверениям не допускали в здание Арбитражного суда г. Москвы, требуя предъявить паспорт. Возникают проблемы с удостоверением полномочий у адвокатов, удостоверения которых поистрепались за годы служения закону, либо в силу беспечности оказались в буквальном смысле постиранными или расписанными детскими каракулями. Подобные экземпляры, предъявляемые коллегами в судах и других учреждениях, кроме усмешек иной реакции не вызывают.

Как же обстояло дело с адвокатскими «корочками» в прошлые времена?

До 1917 г.
После начала функционирования в апреле 1866 г. отечественной присяжной адвокатуры вопрос с удостоверением полномочий тогда еще немногочисленных присяжных поверенных и их помощников решался достаточно просто. Каждый принятый в сословие адвокат вносился в специальный реестр, который велся региональным окружным судом, к которому присяжный поверенный прикреплялся с правом ведения дел в данном округе.

Обвиняемые по уголовным делам объявляли суду о том, кого они избрали своим защитником, после чего последний допускался к участию в процессе.

По гражданским и иным делам доверитель оформлял на имя присяжного поверенного (помощника) доверенность. В моей коллекции имеется отпечатанный типографическим шрифтом бланк такой доверенности на имя присяжного поверенного Г.С. Яськова. На доверенности напечатано: «Милосливый Государъ Григорiй Степановичъ!», а затем оставлено место для внесения данных доверителя. Далее текст, предусматривающий широкие полномочия ходатайствовать по всем делам, касающимся личных и имущественных прав во всех судебных, административных и иных учреждениях.

Кроме того, в конце XIX – начале XX в. присяжным поверенным и их помощникам стали оформлять так называемые «свидетельства о праве ходатайствовать по чужим делам». Свидетельство представляло из себя документ формата А4, с напечатанными и нанесенными надписями на специальной плотной бумаге с водяными знаками и гербовыми марками.

В таком свидетельстве указывалось: кому оно выдано, предоставленные полномочия, в частности, о том, что разрешается ходатайствовать по чужим судебным делам в конкретном судебном округе.

Свидетельство выдавалось сроком на один год окружным судом, к которому был прикреплен адвокат, подписывалось председателем либо уполномоченным членом окружного суда, проставлялась печать суда.

Экземпляр подобного свидетельства можно посмотреть на информационным сайте историка адвокатуры Романа Мельниченко.

Советский и российский периоды до 2003 г.
В советские времена каждая коллегия адвокатов разрабатывала индивидуальный бланк удостоверения для своих членов. Как правило, удостоверение адвоката представляло собой бланк с обложкой, отделанной красной кожей или кожзаменителем, с указанием данных коллегии, адвоката и срока действия. На лицевой стороне указывалось название коллегии, а также располагался герб республики СССР, в которой функционировала коллегия. Единого положения о форме такого удостоверения не существовало.

Современность
После принятия Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в него была включена ст. 15, согласно п. 3 которой удостоверение является единственным документом, подтверждающим статус адвоката, за исключением установленных законом случаев.

Начиная с декабря 2002 г. адвокатам стали выдаваться удостоверения нового единого образца, которые с незначительными изменениями сохранены до настоящего времени.

Стоит отметить, что первые бланки таких удостоверений изготавливались с использованием натуральной кожи. Однако уже с 2007 г. обложка стала изготавливаться из кожзаменителя.

Приказом Минюста России от 23 апреля 2014 г. № 84 «Об утверждении формы удостоверения адвоката» была установлена последняя форма удостоверения адвоката, которая уже создала выше описываемую проблематику в адвокатской деятельности.

Предложения по совершенствованию удостоверения адвоката

Подобные предложения ранее высказывались мной в адвокатской прессе (см.: Знаки отличия российского адвоката // АГ. 2014. № 12, Вестник ФПА РФ. 2015. № 2; Атрибуты адвокатской деятельности // Журнал АПМО «Адвокатская палата». 2014. № 7; Возрождение нагрудного Знака российского адвоката // Журнал АПМО «Адвокатская палата». 2015. № 3).

Предлагалось изменить утвержденную в 2002 г. форму адвокатского удостоверения, заменив изображение российского герба на обложке и внутренней странице (по моему мнению, свидетельствующую о принадлежности обладателя удостоверения к государственным структурам. – Прим. И.Б.), изображением предлагавшегося к разработке Знака российского адвоката.

Отмечалась необходимость вернуться к выпуску таких удостоверений в кожаной обложке, что перестали делать некоторое время назад. Мы не такие бедные, чтобы использовать дешевые материалы в необходимых атрибутах своей профессиональной деятельности, тем более что удостоверения судей, прокуроров, следователей изготавливаются с применением натуральных компонентов.

Также обращалось внимание, что срок использования многих удостоверений, выданных в 2002 г., составляет уже более десятилетия, многие удостоверения пришли в негодность, стали по разным причинам достоянием третьих лиц или изгнанных из сословия бывших адвокатов, в связи с чем целесообразна их замена и установление в бланке срока действия удостоверения адвоката.

Несмотря на то что 22 апреля 2015 г. решением VII Всероссийского съезда адвокатов принято решение об утверждении единого Нагрудного знака российского адвоката образца утвержденного в 1864 г. Императором Александром II, внедрение его изображения на бланке адвокатского удостоверения пока по получило какого-либо обсуждения в ФПА и Минюсте.

Напомню, что вновь введенный в обиход Знак адвоката представляет из себя набор элементов с изображением герба судебного ведомства в виде так называемого «Столпа Закона» в обрамлении венка. Левая часть венка выполнена из листьев дуба, а правая – из листьев лавра.
Именно в таком виде принято решение возродить данный знак для обязательного ношения всеми российскими адвокатами.

Стоит отметить, что подобное решение получило неоднозначную оценку среди адвокатского сообщества, поскольку необходимость трансформирования исторического знака адвокатуры с учетом современных реалий и требований законов геральдики безусловно, требовала более тщательно обсуждения с привлечением специалистов в этой области.

Но в любом случае у российской адвокатуры появился новый знак, изображение которого, наряду с официально утвержденным гербом ФПА, обязано присутствовать на других предметах, сопутствующих адвокатской деятельности (визитных карточках, бланках адвокатских образований, печатной и сувенирной продукции).

Именно такой знак, а не герб Российской Федерации, должен присутствовать и на нашем удостоверении. В этой связи визуальное наличие на бланке единого знака адвокатуры лишний раз подчеркивало бы особый статус адвоката. Использование предложенного единого корпоративного стиля лишний раз подчеркнет, что российская адвокатура отделена от государства и является самостоятельным независимым общественным институтом, созданным в целях защиты прав, свобод и интересов граждан, а также для обеспечения доступа к правосудию.

Однако новый бланк, утвержденный Минюстом России, к сожалению, не предусматривает наличия указанных необходимых атрибутов.

В связи с введением в обиход единого нагрудного Знака российского адвоката, изменением формы удостоверения необходимо внести соответствующие дополнения и изменения в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», дополнив его отдельной статьей «Нагрудный знак, удостоверение адвоката», а также в Кодекс профессиональной этики адвоката.

Это лишний раз подчеркнет значимость удостоверения как одного из важных и необходимых символов и атрибутов адвокатской деятельности.

Новая законодательная инициатива

31 августа 2015 г. депутат Государственной Думы ФС РФ Иван Сухарев внес законопроект о повышении статуса адвокатского удостоверения. Предлагается внести изменения в ст. 15 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», изложив п. 2 в следующей редакции: «Форма удостоверения утверждается федеральным органом юстиции. В удостоверении указываются фамилия, имя, отчество адвоката, его регистрационный номер в региональном реестре. В удостоверении должна быть фотография адвоката, заверенная в порядке, установленном федеральным органом юстиции».

В пояснительной записке к законопроекту парламентарий обращает внимание на то, что согласно Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» фотография адвоката в его удостоверении заверяется печатью территориального органа юстиции, однако развитие технологий защиты документов в настоящее время позволяет заверять документы более современными и надежными способами, в частности, с помощью закрытых голограмм и иных средств защиты. В связи с этим предлагается отнести к компетенции Минюста России установление порядка заверения фотографии в удостоверении адвоката с тем, чтобы указанный орган мог выбирать наиболее оптимальный и современный способ защиты данного документа.

Инициатива заслуживает пристального внимания адвокатского сообщества, в том числе с учетом вышеуказанных предложений автора.

Кроме того, депутат предлагает дополнить абз. 1 п. 3 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предложением о том, что: «Удостоверение предоставляет право беспрепятственного доступа адвоката в помещения судов в связи с осуществлением профессиональной деятельности».

То есть фактически речь идет о приравнивании удостоверения адвоката к документу, удостоверяющему личность. Однако поскольку п. 3 ст. 15 Закона об адвокатуре прямо не предусмотрено, что удостоверение адвоката является документом, удостоверяющим не только статус адвоката, но и его личность, полагаю целесообразным дополнить норму закона и в этой части.

Предлагаемые изменения формы удостоверения адвоката (а также в закон о нем) не только повысят его статусность как основного и важного атрибута адвокатской деятельности, но и будут способствовать укреплению авторитета российской адвокатуры, как независимого и важного института гражданского общества.

Кроме того, единый адвокатский стиль будет соответствовать принципам преемственности в сословии адвокатуры и повысит общий уровень нашей корпоративной культуры.

Рассказать коллегам: