×

Упрощенная процедура экстрадиции

О необходимости  ратификации Россией Третьего дополнительного протокола к Европейской конвенции о выдаче 1957 г.
Яшин Николай
Яшин Николай
Адвокат АП г. Москвы

11 августа 2017 г. на сайте Министерства юстиции Республики Молдова появился пресс-релиз1 об одобрении исполнительным органом Молдовы проекта закона, устанавливающего упрощенный порядок экстрадиции во исполнение Третьего дополнительного протокола (далее – Третий протокол) к Европейской конвенции о выдаче 1957 г. (далее – Конвенция). Месяцем ранее Третий и Четвертый протоколы к указанной Конвенции были ратифицированы Украиной.

В Российской Федерации, несмотря на очевидную необходимость введения подобной процедуры, Третий протокол не получил поддержки. Хотелось бы выразить свою точку зрения по этому вопросу.

Процедура выдачи лиц по Третьему протоколу
Процедура выдачи лиц, находящихся в международном розыске за преступления, является весьма трудоемким процессом, включающим в себя экстрадиционную проверку на трех уровнях органов прокуратуры (район – субъект – Генеральная прокуратура РФ), запросы огромного количества документов от государства – инициатора розыска, проведение мероприятий по избранию меры пресечения и содержанию лица под стражей до его выдачи и т.д.

Срока экстрадиции лица как такового нет, он ограничен лишь сроком содержания под стражей в соответствии с квалификацией его действий по российскому законодательству и отнесением к той или иной категории преступлений. Комплект документов и сроки их направления в Генеральную прокуратуру РФ не зависят от тяжести совершенного преступления, однако по преступлению, относящемуся к категории средней тяжести, выдача происходит в два раза быстрее, чем за тяжкое, так как предельный срок содержания под стражей за преступление средней тяжести составляет 6 месяцев. Задержанный за совершение тяжкого и особо тяжкого преступления становится заложником бюрократического процесса, так как его дело откладывается в дальний ящик только потому, что его можно содержать под стражей до года. Этому способствует и практика избрания/продления лицу меры пресечения в виде заключения под стражу: на 40 суток (в соответствии со ст. 16 Конвенции), далее сразу до полугода, а затем и до года.

Первоначальное согласие лица на его экстрадицию практически не влияет на сроки экстрадиции в отсутствие активной защиты против выдачи.

Третий протокол закрепляет упрощенную процедуру экстрадиции, в соответствии с которой, в случае если лицо дает надлежаще оформленное согласие на свою выдачу государству – инициатору розыска, у государства, инициировавшего экстрадиционную проверку, возникает право без соблюдения всех формальностей ускорить процедуру выдачи такого лица.

При согласии лица и государства – инициатора розыска с применением ускоренной процедуры выдачи общий срок экстрадиции существенно сокращается и включает в себя:
1) 10 суток с момента временного задержания лица на выражение согласия на экстрадицию в упрощенном порядке и уведомления запрашивающего государства (в случае если инициатор розыска, несмотря на согласие лица, отказывается от применения ускоренного порядка экстрадиции, компетентные органы данного государства должны заранее в максимально короткие сроки выразить свой отказ на использование такой процедуры);
2) 20 суток с даты получения согласия на направление уведомления от запрашиваемой стороны о согласии на применение упрощенного порядка экстрадиции;
3) 10 суток с даты получения решения от запрашиваемой стороны на экстрадицию.

Таким образом, сроки экстрадиции лица сокращаются в 4,5 раза в случае розыска лица за совершение преступления средней тяжести, и в 9 раз в случае розыска лица за совершение тяжкого и особо тяжкого преступлений.

Также Третим протоколом закрепляется правило о том, что если лицо пропустило 10-дневный срок на выражение согласия со своей экстрадицией, то указанный срок для заявления согласия не является пресекательным до момента направления государством – инициатором розыска требования о выдаче лица в общем порядке экстрадиции.

Плюсы и минусы упрощенной процедуры экстрадиции
У введения в России института упрощенной процедуры экстрадиции имеются как сторонники, так и противники.

Основными аргументами противников2 данной процедуры являются:
1) невозможность обжалования решения о выдаче и отзыва своего согласия на упрощенную процедуру экстрадиции;
2) возможность отказа от правила конкретности (то есть уверения запрашивающей стороны о привлечении лица только за то преступление, за которое оно было экстрадировано);
3) возможные злоупотребления властями запрашиваемой стороны, связанные с  обманным получением согласия лица, и, как следствие, увеличение числа выданных лиц по политическим мотивам.

Каждый из доводов заслуживает внимания, однако практика по экстрадиционным делам показывает существенную необходимость во введении подобного упрощенного порядка в Российской Федерации.

За время моей работы в прокуратуре районного звена и в адвокатуре большое количество задержанных по разным причинам интересовались ускоренной выдачей. Как правило, это предприниматели, владельцы среднего бизнеса, которые находились в розыске за совершение преступления экономического характера. Они понимали, за что были объявлены в розыск, и считали это либо недоразумением, либо рейдерским захватом со стороны компаньонов по бизнесу и во всех случаях выражали готовность максимально ускорить свое отправление в инициировавшее их розыск государство, для того чтобы разобраться в сложившейся ситуации. Часть лиц предлагали самостоятельно или под конвоем проследовать в отдел полиции запрашиваемого государства, однако во всех случаях, при отсутствии обстоятельств, исключающих выдачу, в отношении указанных лиц избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу и инициировалась длительная процедура экстрадиции.

В результате таких действий лица, фактически согласные на свою выдачу в скорейшие сроки, попадают в российские СИЗО, где ожидают выдачи вплоть до истечения предельных сроков содержания под стражей.

В моей адвокатской практике был случай, когда коммерсант долгое время пытался добиться своей выдачи, направлял ходатайства в Генеральную прокуратуру РФ, однако добиться реакции самостоятельно не представилось возможным. Только после направления  аргументированных жалоб на выявленное нарушение порядка экстрадиции и содержания лица под стражей коммерсант был спешно выдан запрашиваемой стороне.

Что касается возможных злоупотреблений со стороны российских властей – нашими правоохранительными органами и без введения упрощенной процедуры экстрадиции систематически нарушаются права лиц, задержанных для обеспечения выдачи. Например, с завидной регулярностью нарушается правило 39 Регламента Европейского Суда по правам человека, запрещающего выдачу лица, что неоднократно отмечалось ЕСПЧ.

Более того, злоупотребления со стороны российских властей при упрощенной процедуре экстрадиции должны исключаться участием адвоката и переводчика, о чем говорится в ч. 2 ст. 4 Третьего протокола. В связи с этим предупреждение нарушения прав лиц, экстрадируемых в упрощенном порядке, ложится на плечи института адвокатуры, что является позитивным моментом, так как адвокатом экстрадируемый в общем порядке обеспечивается лишь на стадии избрания/продления меры пресечения.

Кроме того, от сроков экстрадиции напрямую зависят сроки содержания лиц под стражей в российских СИЗО. Сокращенные сроки содержания задержанных в рамках экстрадиционной проверки уменьшат расход бюджета государства.

По моему мнению, российской правовой системе необходима ратификация Третьего дополнительного протокола к Европейской конвенции о выдаче 1957 г. Институт упрощенной экстрадиции является современным правовым инструментом, обеспечивающим гуманность к задержанному лицу и предоставляющим ему право выбора на ускорение процесса его передачи государству – инициатору розыска.


1 См.: http://www.justice.gov.md/libview.php?l=ru&idc=4&id=3578.

2 См., например: Косарева А.Е. Выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора в российском уголовном судопроизводстве: автореф. дис. … канд.  юрид. наук. СПб, 2005.

Рассказать коллегам: