×

Устранить лоскутность уголовного закона

Дорожную карту по изменению уголовной политики, представленную ЦСР Алексея Кудрина, необходимо дополнить требованиями системности и формальной определенности изменения закона
Кириенко Михаил
Кириенко Михаил
Партнер АБ «Ковалев, Рязанцев и партнеры», к.ю.н., доцент Южно-Уральского государственного университета
5 апреля в Совете Федерации прошли парламентские слушания, посвященные основным проблемам в формировании уголовной политики России. В рамках мероприятия был представлен доклад Центра стратегических разработок Алексея Кудрина «Уголовная политика: дорожная карта (2017–2025 годы)», который мне удалось изучить.

«Тело, душа и воля»
Стремление сбалансировать правотворчество и правоприменение в уголовно-правовой сфере заслуживает всемерной поддержки и одобрения. Отсутствие системности уголовного закона, разбалансировка и разрушение его связей с неотделимыми отраслями уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального права, удаленность уголовного закона от социальной реальности создают благоприятную среду для беззакония и безнравственности, значительно влияют на сохранение показателей преступности в неизменном виде, что влечет неустранимый вред личности, обществу и государству.

Представленный доклад концептуален, и радует то, что органы законодательной власти начали обращать внимание на доктринальные подходы, которые так несправедливо были отодвинуты в тень в последние годы, в результате чего уголовная политика и ее часть в виде правотворчества обеднели, а уголовный закон действительно стал тем самым «лоскутным одеялом».

Практически все предложения, несмотря на дискуссионность, не вызывают возражений, особенно в части комплексного совершенствования УПК РФ и УИК РФ. В свое время профессор А.Д. Прошляков обоснованно отметил: «Уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное право – это тело, душа и воля. Тело без души мертво, душа без тела – призрак, а отсутствие воли может привести живой организм к параличу». Так и живем: пока меняем одно, второе, благодаря чудо-правоприменителям, приобретает извращенный вид, и мы вынуждены прилагать усилия к обеспечению законности в новой проблемной области. Создаем уголовно-правовые механизмы защиты прав, а как их реализовывать – остается загадкой; устанавливаем наказание, а его применение оказывается фикцией.

Требования системности и формальной определенности
Предложения авторов по эволюционному развитию уголовного закона вряд ли реализуемы, рекомендуемые фундаментальные изменения рано или поздно приведут к разработке нового кодекса, что не плохо. В любом случае в концептуальных предложениях не хватает одного важного положения о формализации закона, которое Конституционным Судом РФ возведено в ранг принципа. Так, в Постановлении от 27 мая 2008 г. № 8-П КС РФ указывает: «Принцип формальной определенности закона, предполагающий точность и ясность законодательных предписаний, будучи неотъемлемым элементом верховенства права, выступает как в законотворческой, так и в правоприменительной деятельности в качестве необходимой гарантии обеспечения эффективной защиты от произвольных преследования, осуждения и наказания».

Поэтому видится важным добавить требования системности и формальной определенности изменения закона. Отсюда к общим положениям следует отнести:

– для развития системности необходимы обеспечение социальной обоснованности и эффективности уголовного законодательства и практики его применения; установление соответствия уголовного законодательства и практики его применения конституционным и международно-правовым стандартам прав человека и безопасности; обеспечение баланса между его стабильностью и динамикой; законодательное закрепление толкования основных терминов уголовного закона и основных правил квалификации преступлений, а также уточнение норм, допускающих неоднозначное толкование;

– основополагающим должен являться принцип учета генетической взаимосвязи Общей и Особенной частей УК РФ;

– должно быть обеспечено упорядочивание образовавшегося в УК РФ рассогласования норм;

– нужно избегать создания предписаний, приводящих к дублированию общих составов преступлений за счет включения специальных норм, а также устранить те составы преступлений, которые являются частными случаями уже существующих; недопустимо дублирование предписаний Общей части в статьях Особенной части УК РФ;

– необходимо устранение несогласованности уголовного законодательства с нормативными правовыми актами иных отраслей права;

– следует стремиться к превращению в общие нормы (генерализация) ряда имеющихся похожих предписаний для пополнения уголовного законодательства новыми институтами.

При совершенствовании положений Особенной части УК РФ нужно учитывать следующее:

– структурные уровни должны располагаться в порядке убывания от наиболее к менее общественно опасным, что должно определяться по санкциям статей;

– в начале структурных уровней необходимо размещать примечания, содержащие дефиниции признаков составов преступлений, объединенных в структурном уровне, а также конкретизирующие оценочные признаки, кроме того, примечания, в которых содержатся предписания относительно особых случаев освобождения от уголовной ответственности для преступлений, обособленных в структурный уровень;

– заглавия структурных уровней, а также статей должны отражать существенную характеристику обособленной группы преступлений или признаков состава преступления. При этом в заглавии статьи необходимо указывать деяния в той последовательности, в которой они описываются в диспозиции нормы. По возможности следует указывать все деяния, названные в диспозиции статьи, или же использовать родовое понятие, объединяющее несколько деяний;

– необходимо стремиться к недопущению объединения в одной статье нескольких самостоятельных составов преступлений;

– допуская объединение нескольких уголовно-правовых предписаний в одной статье, следует соблюдать принцип объединения родственных норм и структурно располагать их по степени общественной опасности от наименее к наиболее общественно опасным деяниям;

– нужно ступенчато и стройно использовать устойчивые сочетания квалифицирующих признаков. Они должны отражать существенный перепад в уровне общественной опасности деяния в сравнении с тем, который определен в основном составе преступления;

– при регламентации родственных по своей природе или сходных преступлений надо системно и ступенчато применять устойчивые сочетания квалифицирующих признаков (группа лиц, группа лиц по предварительному сговору – организованная группа; крупный ущерб – особо крупный ущерб; насилие, не опасное для жизни и здоровья, – насилие, опасное для жизни и здоровья, и т.д.).

Рассказать коллегам: