×
Речкин Роман
Речкин Роман
Старший партнер группы правовых компаний «Интеллект-С», магистр частного права

Гражданский кодекс РФ

Внесение изменений отдельным законом

Текущему году первое изменение гражданского законодательства досталось от 2016 г. в наследство. 9 января 2017 г. вступил в силу Федеральный закон от 28 декабря 2016 г. № 497-ФЗ. Этим законом ст. 3 ГК РФ была дополнена п. 2.1 о том, что внесение изменений в ГК РФ возможно только отдельным законом, а не в составе сборного законопроекта «о внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты РФ».

Закон этот интересен, во-первых, тем, что правила о принятии федеральных законов были включены не в Регламент Госдумы, не в Федеральный закон о принятии и вступлении в силу федеральных законов и даже не в Вводный закон к ГК РФ, а непосредственно – в ГК РФ. Во-вторых, поскольку законы у нас принимает Государственная Дума, то закон этот депутаты адресовали фактически сами себе. Именно для себя депутаты установили порядок принятия изменений в ГК РФ не иначе, как только в форме отдельных законов.

Причем последствий нарушения этого запрета Федеральный закон от 28 декабря 2016 г. № 497-ФЗ не содержит. А это важно, поскольку правило п. 2.1 ст. 3 ГК РФ уже было неоднократно нарушено Госдумой, например, изменения в ГК РФ внесены Федеральным законом от 28 марта 2017 г. № 39-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Гражданский кодекс РФ изменен даже сборным законом, который регулирует отношения, возникающие в связи с ведением гражданами садоводства и огородничества, этому посвящен Федеральный закон от 29 июля 2017 г. № 217-ФЗ «О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Так 2017 г. для гражданского законодательства начался с откровенно популистского закона, правила которого открыто игнорируются самим законодателем.

Вывести из тени самозанятых

В 2017 г. государство озаботилось «выводом из тени» самозанятых граждан. Проблема эта носит больше фискальный характер, однако для ее решения был принят Федеральный закон от 26 июля 2017 г. № 199-ФЗ «О внесении изменений в статьи 2 и 23 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (вступил в силу 6 августа 2017 г.).

Поручение Президента РФ, данное им 21 сентября 2016 г. на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам, «исключить любые возможности признания деятельности самозанятых граждан незаконным предпринимательством», было реализовано путем внесения в п. 1 ст. 23 ГК РФ правила о том, что «в отношении отдельных видов предпринимательской деятельности законом могут быть предусмотрены условия осуществления гражданами такой деятельности без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя». Однако закон об условиях осуществления гражданами предпринимательской деятельности без регистрации пока так и не принят.

О финансовых сделках

Самым важным для гражданского оборота стало принятие в 2017 г. очередного, предпоследнего «лоскута» в рамках реформы российского гражданского законодательства, начатой еще в 2008 г., – изменений в ГК РФ, связанных с финансовыми сделками. Они были внесены Федеральным законом от 26 июля 2017 г. № 212-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (вступит в силу с 1 июня 2018 г.).

Читайте также
Эволюция финансовых сделок
Эксперты «АГ» проанализировали пакет масштабных поправок в Гражданский кодекс РФ, принятых во втором чтении спустя пять лет работы над ним
10 Июля 2017 Новости

Эти изменения касаются в основном финансовых сделок (займа, кредита, факторинга, банковских вкладов и счетов, расчетов). В частности, законодателем урегулированы правила заключения договоров банковского вклада в драгоценных металлах, введены новые виды договоров (договор банковского счета в драгоценных металлах, публичный депозитный счет), определены правила условного депонирования (эскроу).

Формально это предпоследняя часть изменений в ГК РФ в рамках реформы российского гражданского законодательства, фактически, видимо, последняя, поскольку, по словам Е.А. Суханова и других авторов реформы, новый раздел ГК РФ о вещных правах принят не будет.

Новый институт распоряжения имуществом после смерти – наследственный фонд

Летом 2017 г. законодателем была наконец реализована, наряду с идеями о совместном завещании супругов и наследственном договоре, давняя идея Павла Крашенинникова: в российское законодательство Федеральным законом от 29 июля 2017 г. № 259-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации» был введен заимствованный из западного правопорядка институт наследственного фонда. Закон вступит в силу с 1 сентября 2018 г.

Появление наследственных фондов в России – это очередная инициатива по точечной модернизации российского наследственного права, которое создано путем копирования соответствующего раздела ГК РСФСР и до сих пор совпадает процентов на 90. По сравнению с советским правовым регулированием, российское наследственное право отличается только увеличившимся количеством очередей наследования, несколькими новыми формами завещания да отдельными дополнениями, связанными с расширением состава наследственной массы.

К сожалению, в России отсутствует концепция реформы российского наследственного права, поэтому законодатель и занимается подобной точечной модернизацией вместо системного решения ключевых проблем, например, регулирования правовых последствий сожительства, введения четкого правового регулирования наследования долгов, включая предпринимательские.

Наследственный фонд – это усеченное подобие англо-американских трастов, которое изначально уступает зарубежным аналогам. Связано это с тем, что за границей обратить взыскание на имущество траста по долгам его учредителя нельзя, траст представляет собой юридическое обособление имущества. В России же закон прямо установил, что наследственный фонд является одним из наследников и отвечает перед кредиторами наследодателя по общим правилам.

Новый институт окажется в какой-то степени востребованным богатыми россиянами, но вряд ли будет широко распространен в обычном гражданском обороте за пределами Москвы.

Сбор и распределение авторских вознаграждений

В конце 2017 г. государство наконец отреагировало на череду скандалов – от коррупционных разоблачений до уголовных дел, связанных с четырьмя аккредитованными в России организациями: Российским авторским обществом (РАО), Всероссийской организацией интеллектуальной собственности (ВОИС), Российским союзом правообладателей (РСП), Некоммерческим партнерством по защите и управлению правами в сфере искусства «УПРАВИС». Все эти скандалы являются следствием непрозрачных правил сбора и распределения вознаграждения организациями по управлению авторскими и смежными правами на коллективной основе (так называемыми ОКУПами). Практически полная непрозрачность работы аккредитованных ОКУПов – одна из главных проблем в этой сфере. Объем раскрываемой этими организациями информации минимален, например, НП «УПРАВИС» даже не разместило на своем сайте собственный устав. Раскрываемая информация недостаточно детализирована, а ее достоверность вызывает обоснованные вопросы.

Для решения этих вопросов был принят Федеральный закон от 14 ноября 2017 г. № 319-ФЗ «О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации», который должен повысить прозрачность деятельности ОКУПов, в частности:
– устанавливается требование об обязательном раскрытии организацией по коллективному управлению правами информации о своей деятельности в соответствии с утверждаемыми Правительством РФ стандартами раскрытия информации;
– вводится обязательный аудит финансовой (бухгалтерской) отчетности аккредитованной организации по управлению правами и создаваемых такой организацией фондов по итогам финансового года;
– вводится положение об обязательном создании в организации наблюдательного совета, осуществляющего контроль за деятельностью организации.

Кроме того, устанавливается обязанность аккредитованной организации хранить вознаграждение, которое было распределено в пользу конкретного правообладателя, но не выплачено ему в связи с отсутствием информации о нем, в течение общего срока исковой давности. В случае если информация о правообладателе в течение трех лет с года, когда вознаграждение ему было распределено, отсутствует, указанное вознаграждение может быть перераспределено между иными правообладателями.

Также в числе важных новелл необходимо отметить установление предела сумм на покрытие собственных расходов ОКУПа: максимальный размер сумм, которые аккредитованный ОКУП вправе удержать на покрытие своих расходов, должен будет устанавливаться Правительством РФ. Сейчас такой размер устанавливается ОКУПами самостоятельно. Например, в РСП он составляет 25%, в РАО – 35%, а в ВОИС – вообще 40%.

Предусматривает закон и обязанность ОКУПа создать «Личный кабинет правообладателя», через который правообладатель будет получать доступ к сведениям, связанным с деятельностью ОКУПа по управлению авторскими и смежными правами на коллективной основе.

Повысится ли прозрачность бизнеса по сбору вознаграждения за управление авторскими и смежными правами на коллективной основе – мы увидим после 14 мая 2018 г., когда этот закон вступит в силу.

Гражданский процессуальный кодекс РФ и Арбитражный процессуальный кодекс РФ

Российский гражданский процесс в 2017 г., к счастью, существенных изменений не претерпел. Инициатором изменений процессуального законодательства выступал, как правило, Верховный Суд РФ, который решал локальные вопросы путем точечных изменений.

Трансляция судебных заседаний

Так, в целях обеспечения правовой основы трансляции судебных заседаний в сети «Интернет» Федеральным законом от 29 июля 2017 г. № 223-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» были внесены изменения в ГПК РФ и АПК РФ в части установления правил видеосъемки и трансляции судебного заседания, в том числе в сети «Интернет». Установлено, в частности, что кино- и фотосъемка, видеозапись, трансляция судебного заседания по радио, телевидению и в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» допускаются с разрешения суда и «не должны мешать надлежащему порядку в судебном заседании».

Читайте также
Трансляция судебных заседаний
О пакете поправок, устанавливающих порядок трансляции судебных заседаний в Интернете
17 Ноября 2017 Дискуссии

Федеральный закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» дополнен соответствующей ст. 15.1 «Особенности трансляции судебных заседаний по радио, телевидению и в сети “Интернет”».

Эти изменения вступили в силу с 10 августа 2017 г.

Ускорение рассмотрения гражданских дел

Федеральным законом от 29 июля 2017 г. № 260-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» были внесены локальные изменения в целях приведения ГПК РФ в соответствие с фактически сложившейся процедурой рассмотрения гражданских дел. Так, был отменен принцип непрерывности рассмотрения гражданских дел. Законодатель установил, что во время перерыва, объявленного в судебном заседании по начатому делу, суд вправе рассматривать другие гражданские, уголовные, административные дела, а также дела об административных правонарушениях (ч. 3 ст. 157 ГПК РФ). Установлено, что повторного рассмотрения исследованных до перерыва доказательств не производится.

Кроме того, наконец-то отменено правило ГПК РФ о том, что вопрос о восстановлении пропущенного процессуального срока на подачу кассационной или надзорной жалобы разрешается судом первой инстанции, решение которого оспаривается. Теперь этот вопрос разрешает судья кассационного или надзорного суда. Однако вопрос о восстановлении пропущенного процессуального срока на подачу апелляционной жалобы по-прежнему разрешается судом, который принял оспариваемый судебный акт. Это правило критикуется много лет. Сложно спорить с тем, что «нельзя быть судьей в своем деле» (и выносить решение, и восстанавливать право на его оспаривание), однако в российском гражданском процессе этот вопрос до сих пор не разрешен. Для сравнения: по АПК РФ вопрос о восстановлении пропущенного срока на апелляционное или кассационное оспаривание решения арбитражного суда первой инстанции решает соответственно апелляционный или кассационный суд.

Эти изменения вступили в силу с 30 июля 2017 г.

Ограничение срока предъявления исполнительного листа к взысканию

Федеральный закон от 28 мая 2017 г. № 101-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» был принят во исполнение Постановления Конституционного Суда РФ от 10 марта 2016 г. № 7-П по делу о проверке ряда положений Федерального закона «Об исполнительном производстве», касающихся права взыскателя отзывать исполнительный лист из Службы судебных приставов и повторно предъявлять его к исполнению неограниченное количество раз.

Напомню, установив трехлетний срок на предъявление исполнительного листа к взысканию, законодательство устанавливало и правило о том, что предъявление исполнительного документа в Службу судебных приставов прерывает течение этого срока, который начинает течь заново. Таким образом, регулярно предъявляя исполнительный лист судебным приставам, взыскатель превращал трехлетний срок на принудительное исполнение фактически в бесконечный.

Читайте также
КС ограничил повторное предъявление исполнительных листов
Опубликовано Постановление КС РФ от 10 марта 2016 г. № 7-П по делу о проверке ряда положений ФЗ «Об исполнительном производстве», касающихся права взыскателя отзывать исполнительный лист из службы судебных приставов и повторно предъявлять его к исполнению
21 Марта 2016 Мнения

КС РФ не согласился с таким подходом и обязал законодателя внести изменения в правила о трехлетнем сроке на предъявление исполнительного листа к взысканию, чтобы этот срок был ограничен.

Статья 321 АПК РФ дополнена ч. 5, в силу которой предъявление исполнительного листа в орган ФССП России не прерывает течения трехлетнего срока и этот срок не начинает течь заново, просто период со дня предъявления данного исполнительного листа к исполнению до дня окончания по нему исполнения вычитается из соответствующего срока его предъявления к исполнению.

Аналогичные изменения внесены и в Федеральный закон «Об исполнительном производстве».

Федеральный закон вступил в силу 9 июня 2017 г.

Изменение правила об обязательном претензионном порядке в арбитражном процессе

Самые заметные изменения 2017 г., которые отразились на работе всех судебных юристов, были связаны с принятием Федерального закона от 1 июля 2017 г. № 147-ФЗ «О внесении изменений в статьи 1252 и 1486 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 4 и 99 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации». Этот закон принципиально изменил правила об обязательном претензионном порядке в арбитражном процессе.

Напомню, с 1 июня 2016 г. законодателем был введен в качестве общего правила обязательный претензионный порядок по всем категориям дел, рассматриваемым арбитражным судом, кроме прямо предусмотренных законом (ч. 5 ст. 4 АПК РФ). Такой подход был откровенно неудачен, поскольку не учитывал специфику споров, которые могут быть разрешены только судом (о признании права, о признании сделок недействительными), в связи с чем претензионный порядок по таким делам объективно не мог привести к разрешению спора. Кроме того, изменяя правила ч. 5 ст. 4 АПК РФ, законодатель «забыл» о прокуроре и иных уполномоченных органах (например, антимонопольном органе), которые вправе обращаться в арбитражный суд, но, не являясь стороной спорного правоотношения, очевидно не могут соблюсти обязательный претензионный порядок.

Решать все эти вопросы пришлось Верховному Суду РФ. Ему же в итоге пришлось разрешать вопрос об обязательности соблюдения претензионного порядка по заявлениям о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Несмотря на неудачность формулировки ч. 5 ст. 4 АПК РФ и возникновение в связи с ней споров по различным категориям дел, изменять ее Госдума не спешила. Единственным законопроектом, корректирующим применение претензионного порядка, являлся внесенный Павлом Крашенинниковым законопроект № 32493-7 «О внесении изменений в статьи 1252 и 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 4 и 99 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации». Причем основное содержание законопроекта сводилось к изменениям в ч. 4 ГК РФ, и актуален он был только для юристов, занимающихся спорами, связанными с интеллектуальной собственностью. Законопроект так и назывался – о претензионном порядке разрешения споров в сфере защиты интеллектуальных прав.

Из ч. 5 ст. 4 АПК РФ данным законопроектом предлагалось всего лишь убрать из исключений дела о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования (введя, соответственно, обязательный претензионный порядок по этой категории дел), а саму норму предлагалось дополнить словами «а также дел по иным спорам, предусмотренным федеральным законом», т.е. перечень исключений из обязательного претензионного порядка предлагалось сделать условно открытым.

Поскольку эти изменения носили почти «технический» характер, без особых дискуссий, не привлекая внимания СМИ и юридического сообщества, законопроект был принят Госдумой в первом чтении 17 марта 2017 г., во втором – 26 мая 2017 г.

Однако между первым и вторым чтениями законопроект был дополнен новой редакцией ч. 5 ст. 4 АПК РФ, причем «автором» этой новой редакции является никому особо не известный член Совета Федерации С.Ю. Фабричный, текст которого внезапно, без публичного обсуждения, был «вставлен» в исходный законопроект Павла Крашенинникова и принят Госдумой сразу во втором чтении. А далее этот законопроект превратился в Федеральный закон от 1 июля 2017 г. № 147-ФЗ.

Новой редакцией ч. 5 ст. 4 АПК РФ обязательный претензионный порядок был оставлен в качестве обязательного только по «гражданско-правовым спорам о взыскании денежных средств по требованиям, возникшим из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения», а также в случаях, когда обязательное направление претензии предусмотрено законом. Кроме того, законодатель вернулся к старому правилу о том, что обязательный претензионный порядок может быть предусмотрен договором.

Применительно к спорам, связанным с интеллектуальной собственностью, Федеральным законом от 1 июля 2017 г. № 147-ФЗ введен претензионный порядок по требованиям правообладателей о возмещении убытков или выплате компенсации, если участниками спора являются юридические лица или индивидуальные предприниматели, кроме того, досудебный порядок урегулирования распространен на споры о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.

Также необходимо отметить, что законодатель, изложив в новой редакции абз. 2 п. 5 ст. 99 АПК РФ, разрешил проблему несоответствия 30-дневного срока для ответа на претензию и 15-дневного срока на подачу искового заявления в случае принятия арбитражным судом предварительных обеспечительных мер.

Действующая редакция ч. 5 ст. 4 АПК РФ гораздо более разумна. Ее вступление в силу 12 июля 2017 г. существенно снизило количество споров, связанных с соблюдением обязательного претензионного порядка в арбитражных судах.

***

О законопроекте Верховного Суда РФ, который предполагает целый комплекс поправок в ГПК, АПК и КАС

Применительно к изменениям российского процесса 2017 г. замечателен не теми законами, которые были приняты, а, как ни странно, теми, что приняты не были.

Осенью 2017 г. российские юристы были взбудоражены законодательной инициативой Верховного Суда РФ, которым были подготовлены законопроекты о внесении изменений в процессуальные кодексы. Соответствующие Постановления Пленума ВС РФ от 3 октября 2017 г. № 30, 31 и 32 были направлены на рассмотрение Государственной Думы.

Верховный Суд РФ келейно, без публичного обсуждения даже с представителями российской процессуальной науки, предложил внести масштабные и радикальные изменения в АПК РФ, ГПК РФ и КАС РФ. Текст изменений занимает более 100 листов.

Читайте также
Поправки в ГПК, АПК И КАС от Верховного Суда
О законопроекте Верховного Суда, который предполагает целый комплекс поправок в ГПК, АПК и КАС
09 Октября 2017 Дискуссии

Это и одномоментный отказ от института подведомственности, что могло повлечь массовые споры по подсудности дел между судами.

Это и общий запрет договорной подсудности, кроме дел с участием иностранных лиц. Мотивирован этот запрет был тем, что существующее право выбрать суд «практически по всем делам без какого-либо ограничения» приводит к необоснованной нагрузке на суды Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга. То, что для разгрузки московских судов предлагается запретить договорную подсудность по всей России, разработчиков законопроекта не смутило.

Также необходимо отметить предложение ВС РФ расширить перечень дел, по которым суды смогут не составлять мотивированное решение, и особенно правило о том, что суд апелляционной инстанции может не составлять мотивированное определение, «если решение суда первой инстанции оставлено им без изменения при условии, что в апелляционных жалобе, представлении отсутствуют новые доводы и при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции не были приняты новые доказательства».

Это предложение вызывает у юристов тревогу. Очевидно, что для апелляции составление мотивированных судебных актов обязательно, поскольку эта инстанция должна в любом случае повторно рассмотреть дело по существу, оценить возражения заявителя жалобы, в том числе обосновать, почему апелляционный суд не принял доводы в пользу отмены судебного акта. Оформление апелляционного постановления в виде «оставить решение без изменения» – это отказ от правосудия. Кроме того, такой подход фактически стимулирует апелляционный суд оставить незаконное и подлежащее отмене решение без изменения, поскольку в этом случае можно будет не оформлять мотивированное постановление, ограничившись ритуальной фразой о том, что «в апелляционных жалобе, представлении отсутствуют доводы, которые не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, и при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции не были приняты новые доказательства».

Разработчики законопроекта так торопились «облегчить жизнь» судьям апелляционного суда, что забыли предусмотреть правила на случай обжалования такого немотивированного судебного постановления в кассационном порядке. Неясно, как кассационный суд должен оценивать законность немотивированного постановления, – правил на этот случай законопроект не содержит.

Необходимо отметить, что немотивированные постановления апелляции повышают и коррупционные риски: поскольку непонятно, оставлено ли решение без изменения потому, что для этого есть реальные юридические основания, либо потому, что судье дали взятку или позвонили.

При этом разработчики законопроекта из Верховного Суда РФ пошли еще дальше, предложив отменить обязанность судьи ВС РФ мотивировать свое определение об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. Даже сейчас определения судей высшего суда об отказе в передаче не блещут полнотой и мотивированностью, но авторы законопроекта и вовсе предлагают узаконить формальные отписки, состоящие из двух-трех строчек о том, что «оснований для передачи дела для пересмотра не имеется». Узаконение формальных отписок об отказе в передаче дела для пересмотра умаляет и авторитет конкретного суда (включая Верховный Суд РФ), и авторитет российской судебной системы, который и так невысок.

Поправками, помимо прочего, предлагается закрепить в ГПК РФ и АПК РФ положение о том, что, помимо адвокатов, представителями в суде могут быть только лица, имеющие высшее юридическое образование. При этом с Концепцией реформирования рынка юридических услуг, которую разрабатывает Минюст России, законопроект ВС РФ не синхронизирован.

Учитывая все это, непринятие законопроектов ВС РФ в 2017 г. является одним из положительных итогов года.

Рассказать коллегам:
Другие мнения
Чупров Анатолий
Чупров Анатолий
Помощник адвоката в МКА «ГРАД»
Важное за декабрь
Гражданское право и процесс
Поправки в законы, разъяснения органов госвласти в сфере гражданского, налогового и уголовного права за декабрь 2017 г.
11 Января 2018
Панаева Ляйля
Панаева Ляйля
Стажер адвоката в АБ «Ковалев, Рязанцев и партнеры»
Важное для уголовного адвоката на конец 2017 г.
Уголовное право и процесс
Обзор изменений уголовного и уголовно-процессуального законодательства за ноябрь – декабрь 2017 г.
11 Января 2018
Данильченко Виктория
Данильченко Виктория
Председатель МКА «Коллегия адвокатов Павла Астахова»
Наследственный фонд
Гражданское право и процесс
Как это будет работать в России
10 Января 2018
Литвинов Денис
Литвинов Денис
Управляющий партнер «Содружества земельных юристов»
Важное по земле и недвижимости
Земельное право
Наиболее значимые изменения законодательства в сфере земли и недвижимости за 2017–2018 гг.
28 Декабря 2017
Салыкин Дмитрий
Салыкин Дмитрий
Адвокат ННО «Ленинградская областная коллегия адвокатов»
Даст обратный эффект
Уголовно-исполнительное право
О проекте, направленном на совершенствование порядка предоставления отсрочки отбывания наказания осужденным, имеющим несовершеннолетних детей
21 Декабря 2017
Гривцов Андрей
Гривцов Андрей
Старший партнер АБ «ЗКС»
Важное за год для «уголовного» адвоката
Уголовное право и процесс
Обзор изменений уголовного и уголовно-процессуального законодательства за 2017 г.
20 Декабря 2017