×

Важное за октябрь

Обзор судебной практики и разъяснений органов государственной власти в сфере гражданского, налогового и уголовного права за октябрь 2017 г.
Чупров Анатолий
Чупров Анатолий
Помощник адвоката в МКА «ГРАД»

1. Приказ Федеральной налоговой службы от 16 июня 2017 г. № ММВ-7-15/509@ «Об утверждении Требований к организации системы внутреннего контроля» (зарегистрирован в Минюсте России 4 октября 2017 г.; вступил в силу 16 октября 2017 г.)
Согласно НК РФ организации должны применять систему внутреннего контроля за совершаемыми фактами хозяйственной жизни и правильностью исчисления (удержания), полнотой и своевременностью уплаты (перечисления) налогов, сборов, страховых взносов.

Установлены требования к организации такой системы.

Последняя должна отвечать специфике финансово-хозяйственной деятельности организации, функционировать на постоянной основе.

Закреплено, что в организации должны быть утверждены и доведены до сведения каждого сотрудника профессиональные, этические и поведенческие стандарты. Кроме того, необходимо разработать стандарты (правила) найма, мотивации, оценки, продвижения, увольнения работников, а также требования к их профессиональным знаниям и навыкам.

Прописаны положения о системе управления рисками организации, об их выявлении и оценке. Установлены правила раскрытия и представления информации о рисках.

Юридическое лицо представляет в налоговый орган на бумажном носителе и в электронной форме (по телекоммуникационным каналам связи через оператора электронного документооборота) информацию об организации системы внутреннего контроля.

Не реже одного раза в квартал должна оцениваться необходимость внесения изменений в систему внутреннего контроля.

Организация направляет в налоговый орган актуальную информацию о системе внутреннего контроля не позднее 5 рабочих дней с даты внесения изменений.

2. Письмо Минфина России от 29 сентября 2017 г. № 03-02-07/1/63534 (вступило в силу 29 сентября 2017 г.)
Минфин России считает правомерным истребование налоговым органом в рамках камеральной проверки документов, подтверждающих право на освобождение от налога на имущество организаций.

Пунктом 6 ст. 88 НК РФ установлено право налогового органа требовать представления пояснений об операциях (имуществе), по которым применены налоговые льготы, и (или) истребовать документы, подтверждающие право на льготы.

Сообщается, что налоговые ставки и налоговые льготы являются разными элементами налогообложения.

Налоговая ставка является самостоятельным и обязательным элементом налогообложения, в то время как налоговые льготы являются необязательным элементом налогообложения, и налогоплательщик вправе отказаться от их использования.

При наличии такого разграничения элементов налогообложения при установлении пониженных налоговых ставок и налоговых льгот достигаются определенные цели льготного налогообложения.

Поскольку п. 25 ст. 381 НК РФ установлена налоговая льгота в виде освобождения от налогообложения по налогу на имущество организаций в отношении движимого имущества, указанного в этом пункте, по мнению Минфина России, при применении п. 6 ст. 88 НК РФ в рамках проведения камеральной налоговой проверки налоговые органы вправе требовать у налогоплательщика-организации необходимые документы для подтверждения права на указанную налоговую льготу.

3. Письмо ФНС России от 20 сентября 2017 г. № СА-4-7/18776@ «О необоснованном предъявлении налоговыми органами в суды исковых заявлений о взыскании с налогоплательщиков задолженности, ранее взыскивавшейся посредством подачи судебных приказов, отмененных судами» (вступило в силу 20 сентября 2017 г.)
Налоговым органам рекомендовано устанавливать причины несогласия налогоплательщика с вынесением судебного приказа и проводить мероприятия по досудебному урегулированию спора.

Соответствующие рекомендации подготовлены в целях исключения необоснованного предъявления налоговыми органами в суды исковых заявлений о взыскании с налогоплательщиков задолженности по налогам, сборам, страховым взносам, пени и штрафам, ранее взыскивавшейся посредством подачи судебных приказов, в выдаче которых судами отказано в связи с подачей налогоплательщиком возражений.

Направляемые налоговым органом исковые заявления о взыскании обязательных платежей и санкций должны быть обоснованными, мотивированными и подтвержденными бесспорными доказательствами, исключающими случаи вынесения по результатам их рассмотрения судебных актов не в пользу налогового органа.

4. Разъяснение Президиума ФАС России от 11 октября 2017 г. № 11 «По определению размера убытков, причиненных в результате нарушения антимонопольного законодательства» (утв. протоколом Президиума ФАС России от   11 октября 2017 г. № 20; вступило в силу 11 октября 2017 г.)
ФАС России даны разъяснения о разновидностях убытков, причиняемых нарушениями антимонопольного законодательства, применимых методах оценки и расчета таких убытков.

Разъяснение включает в себя в числе прочего:
– анализ правоприменительной практики;
– перечень нарушений антимонопольного законодательства, дающих предпосылку для расчета убытков и иных финансовых потерь, подлежащих покрытию в порядке реституции;
– общие экономические принципы, используемые при расчете убытков, контрфактуальный анализ (сравнительный экономический анализ, экономическое и финансовое моделирование);
– описание концептуальных подходов, составляющих базис для расчетов убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства;
– модельные примеры расчета убытков.

Отмечается, что Разъяснение носит информационно-рекомендательный характер, ни один из приведенных методов расчета убытков не имеет заведомо приоритетного статуса, приоритетность методики диктуется обстоятельствами конкретного дела, количеством и характером располагаемых данных.

5. Информация Роспатента «Разъяснения о проверке заявок на наличие сведений, составляющих государственную тайну» (текст документа приведен в соответствии с публикацией на сайте http://www.rupto.ru по состоянию на 19 октября 2017 г.)
Роспатент: наличие в материалах заявки заключения об отсутствии сведений, составляющих гостайну, ускорит выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Все заявки на выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, созданные в Российской Федерации, поданные в Роспатент российскими юридическими лицами или гражданами РФ, международные и евразийские заявки подлежат проверке на наличие сведений, составляющих государственную тайну.

В случае выявления сотрудником Роспатента обстоятельств, требующих проверки материалов заявки представителями федеральных органов исполнительной власти и государственных корпораций, руководители которых наделены полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, дальнейшую проверку заявки в соответствии с ее тематической принадлежностью проводят представители соответствующих компетентных органов.

При выявлении представителем компетентного органа обстоятельств, требующих, по его мнению, проверки содержания заявки, заявка направляется Роспатентом с помощью средств специальной связи непосредственно в компетентный орган. При этом рассмотрение Роспатентом указанной заявки приостанавливается на срок проведения проверок.

Проверке не подлежат заявки на выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, к которым при подаче приложено заключение созданной в установленном порядке соответствующей комиссии заявителя по защите государственной тайны об отсутствии в таких заявках сведений, составляющих государственную тайну. В связи с этим Роспатент извещает организации, осуществляющие патентование результатов интеллектуальной деятельности, о том, что наличие вместе с материалами заявки указанного заключения позволит оптимизировать сроки делопроизводства по заявкам на выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

6. «Обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых в третьем квартале 2017 года по вопросам налогообложения» (текст документа приведен в соответствии с публикацией на сайте https://www.nalog.ru по состоянию на 20 октября 2017 г.)
ФНС России представлен обзор судебной практики по вопросам налогообложения за III квартал 2017 г., содержащий правовые позиции КС РФ и ВС РФ.

В обзоре приведены выводы, основанные на конкретных судебных решениях по налоговым спорам. Указано, в частности, следующее:

– правоприменительная практика ориентируется на признание налоговой выгоды необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом;

– используемое в п. 2 ст. 45 НК РФ понятие иной зависимости между налогоплательщиком и лицом, к которому предъявлено требование о взыскании налоговой задолженности, должно толковаться с учетом цели данной нормы – противодействие уклонению от  налогообложения в тех исключительных случаях, когда действия налогоплательщика и других лиц носят согласованный характер и приводят к невозможности исполнения обязанности по уплате налогов их плательщиком, в том числе при отсутствии взаимозависимости, предусмотренной ст. 105.1 НК РФ;

– основанием для доначисления сумм НДС и НДФЛ стал факт неучета предпринимателем для целей налогообложения реализации права аренды земельного участка. Передачей имущественных прав предприниматель фактически погасил свои долги перед физическими лицами. Суды указали, что в рассматриваемом случае первостепенным является факт реализации имущественного права, которая является объектом налогообложения по НДС, и получение экономической выгоды в виде прекращения обязательства по займу, которая, являясь доходом, образует налоговую базу по НДФЛ;

– общество передало право собственности на нежилые помещения, а также часть права собственности на места общего пользования в доле, соответствующей размеру проданных офисных помещений. Суды посчитали, что при таких обстоятельствах у общества не имелось оснований применять для расчета налога полную кадастровую стоимость мест общего пользования, поскольку оно перестало являться собственником части этих помещений и, следовательно, не несет бремени их содержания, в том числе налогового;

– сделка купли-продажи недвижимого имущества, совершенная между взаимозависимыми лицами (братом и сестрой), в соответствии с положениями п. 5 ст. 220 НК РФ исключает возможность предоставления имущественного налогового вычета независимо от того, повлияла ли взаимозависимость на условия или результат сделки.

7. Постановление Конституционного Суда РФ от 17 октября 2017 г. № 24-П «По делу о проверке конституционности пункта 5 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д.А. Абрамова, В.А. Ветлугаева и других» (вступило в силу 17 октября 2017 г.)
Конституционный Суд РФ запретил пересматривать вступившие в силу решения судов на основании определений судебных коллегий ВС РФ.

Конституционный Суд РФ признал п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ не противоречащим Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования он не предполагает возможности отмены вступивших в законную силу судебных постановлений по новым обстоятельствам в связи с определением (изменением) практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в определении судебной коллегии ВС РФ, вынесенном по итогам рассмотрения другого дела в кассационном порядке.

Конституционный Суд РФ указал, в частности, следующее.

Если постановления Президиума ВС РФ являются окончательными, принимаются в составе, представляющем Верховный Суд РФ в целом, и только в случаях, имеющих особое значение, в частности для формирования единообразной правоприменительной практики, то определения, выносимые судебными коллегиями ВС РФ при пересмотре конкретных дел в кассационном порядке, указанным критериям не отвечают.

Во-первых, такие определения, если ими нарушены права, свободы и законные интересы лиц, участвующих в деле, и других лиц, могут быть по их жалобам пересмотрены в порядке надзора Президиумом ВС РФ; при этом определение судебной коллегии ВС РФ подлежит отмене или изменению, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум ВС РФ установит, что оно нарушает либо права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, либо права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы, либо единообразие в толковании и применении судами норм права.

Во-вторых, согласно Федеральному конституционному закону «О Верховном Суде Российской Федерации» судебные коллегии ВС РФ формируются в составе заместителей председателя ВС РФ – председателей судебных коллегий ВС РФ и судей этих коллегий; в судебных коллегиях ВС РФ формируются судебные составы из числа судей, входящих в состав соответствующей судебной коллегии. Из этого следует, что судебные акты, выносимые в таком судебном составе, в силу порядка его формирования не могут рассматриваться как отражающие позицию Верховного Суда РФ в целом и не обладают свойствами, присущими постановлениям Президиума ВС РФ по конкретным делам, а потому не могут являться основанием для отмены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных актов, тем более по делам, которые не были предметом рассмотрения судебной коллегии ВС РФ.

Иное приводило бы, по сути, к нарушению конституционного права на судебную защиту: если бы судебный акт одной из судебных коллегий ВС РФ по конкретному делу, в том числе вынесенный в кассационном порядке некоторым числом судей (обычно тремя), входящих в состав этой судебной коллегии, мог служить основанием для отмены нескольких (многих) судебных актов, вынесенных ранее по другим делам, не исключались бы ситуации, при которых пересмотр вступивших в законную силу и подлежащих исполнению судебных актов становился бы результатом не носящих фундаментальный характер нарушений в применении норм права. Между тем, как отмечал Европейский Суд по правам человека, полномочия вышестоящих судов по отмене окончательных и подлежащих исполнению судебных решений или по внесению в них изменений должны осуществляться в целях исправления существенных ошибок.

В сложившейся судебной практике придание определению судебной коллегии ВС РФ, вынесенному в кассационном порядке по другому делу, такого же правового значения, как постановлению Президиума ВС РФ, фактически приводит к выведению соответствующих процессуальных правоотношений из-под действия конституционно-правового истолкования регулирования, являвшегося предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ в Постановлении от 21 января 2010 г. № 1-П, в соответствии с которым в акте судебной власти, определившем (изменившем) практику применения правовой нормы, должно содержаться указание на возможность пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений, при вынесении которых правовая норма была применена судом иначе, а пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений допускается, если в результате нового толкования правовых норм не ухудшается положение подчиненной (слабой) стороны в правоотношении. Между тем это конституционно-правовое истолкование в полной мере относится к постановлениям Президиума ВС РФ или Пленума ВС РФ, поскольку придание такого же значения с точки зрения пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся и новым обстоятельствам какому-либо иному судебному акту, помимо постановления Президиума ВС РФ или постановления Пленума ВС РФ, не рассматривалось Конституционным Судом РФ как допустимое с конституционной точки зрения.

В этой связи Конституционный Суд РФ указал, что федеральному законодателю надлежит внести в гражданское процессуальное законодательство следующие изменения, касающиеся пересмотра по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного постановления по основанию, указанному в п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ:

– предусмотреть возможность такого пересмотра только при условии, что в соответствующем постановлении Пленума ВС РФ или Президиума ВС РФ содержится прямое указание на придание сформулированной в нем правовой позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами;

– закрепить недопустимость придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение граждан в их правоотношениях (пенсионных, жилищных, по предоставлению обеспечения в порядке обязательного социального страхования и др.) с органами государственной власти, органами местного самоуправления или организациями, наделенными отдельными государственными или иными публичными полномочиями (их должностными лицами), по сравнению с тем, как оно было определено в пересматриваемом судебном постановлении;

– установить процессуальный срок, в течение которого допускается пересмотр вынесенного по конкретному делу и вступившего в законную силу судебного постановления в связи с таким новым обстоятельством, как определение (изменение) практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в постановлении Пленума ВС РФ или Президиума ВС РФ, принятом по итогам рассмотрения другого дела в порядке надзора.

8. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2017 г. «Об утверждении Положения о порядке размещения текстов судебных актов на официальных сайтах Верховного Суда Российской Федерации, судов общей юрисдикции и арбитражных судов в информационно-телекоммуникационной сети “Интернет”» (вступило в силу 27 сентября 2017 г.)
При размещении в интернете текстов судебных актов не нужно скрывать фамилии и назначенные суммы.

С 27 сентября 2017 г. вводится в действие новый порядок размещения текстов судебных актов на сайтах ВС РФ, судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

При размещении документов из них не исключаются в том числе фамилии судей, прокуроров и адвокатов, осужденных, оправданных, некоторые данные об истцах и ответчиках. Также не скрываются суммы, присужденные гражданину. При этом предусмотрен ряд изъятий.

Тексты актов, принятых судами общей юрисдикции, Верховным Судом РФ (за некоторым исключением), размещаются не позднее 1 месяца после их принятия в окончательной форме. Тексты приговоров – не позднее 1 месяца после дня их вступления в законную силу. Тексты актов, принятых арбитражными судами, Верховным Судом РФ в соответствии с арбитражным законодательством, размещаются не позднее следующего дня после их принятия. Не подлежат опубликованию тексты судебных актов, которые содержат государственную или иную охраняемую законом тайну.

Прежний порядок признан утратившим силу.

9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 3 октября 2017 г. № 33 «О ходе выполнения судами Российской Федерации постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2016 г. № 48 “О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности”» (вступило в силу 3 октября 2017 г.)
Суды должны усилить контроль за возбуждением уголовных дел в сфере экономической деятельности и за производством по ним.

Проверено выполнение судами разъяснений, которые ранее были даны по вопросам привлечения к ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. В этих разъяснениях подчеркивалось, что нужно строго соблюдать права лиц, привлекаемых к такой ответственности, а также четко выполнять требования процессуальных норм.

Отмечено, что суды не всегда выясняют, относится ли преступление к упомянутой сфере. Выявлены факты чрезмерно длительного содержания обвиняемых под стражей без достаточных к тому оснований, в том числе когда в этот период не производятся следственные и иные процессуальные действия. Суды недостаточно активно контролируют законность возбуждения и расследования уголовных дел в отношении предпринимателей.

В связи с этим судьям указывается на необходимость повысить уровень требовательности к представляемым ходатайствам о заключении под стражу (продлении срока применения такой меры) по подобным преступлениям. Нужно проводить постоянный мониторинг практики по рассмотрению подобных ходатайств, по даче разрешений на производство следственных действий по этой категории дел, а также по рассмотрению жалоб на решения, действия (бездействие) органов, осуществляющих предварительное расследование. Результаты должны обсуждаться на совещаниях судей, а областные и приравненные к ним суды обязаны направлять информацию каждые шесть месяцев в ВС РФ.

10. Определение Верховного Суда РФ от 11 октября 2017 г. № 305-КГ17-14040 по делу № А40-5888/2017 (вступило в силу 11 октября 2017 г.)
Суд счел недоказанным получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Налогоплательщик обратился в Верховный Суд РФ в связи с тем, что в апелляционной инстанции была принята к рассмотрению поданная с нарушением сроков жалоба налоговой инспекции на судебное решение (принятое в первой инстанции) о признании недействительным решения налогового органа о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения, доначисления НДС и налога на прибыль, а также соответствующих сумм пеней и штрафов.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 сентября 2017 г. № 09АП-38506/2017 было принято решение об отказе в удовлетворении жалобы налоговой инспекции.

Суд апелляционной инстанции (далее – Суд) поддержал позицию налогоплательщика, поскольку налоговая инспекция не представила доказательств совершения налогоплательщиком и его контрагентами согласованных действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды.

Так, в частности, Суд не согласился с выводом налогового органа о подписании документов неустановленными лицами, поскольку он противоречит показаниям директоров и учредителей контрагентов. Кроме того, единственное доказательство налогового органа о недостоверности документов – проведенная экспертиза подписей директоров контрагента обоснованно отклонена Судом, так как была проведена с существенными нарушениями.

Суд отклонил также довод о том, что налогоплательщик не проявил должной осмотрительности при выборе контрагентов, которые, по мнению инспекции, не осуществляют реальной предпринимательской деятельности (не имеют в своем распоряжении управленческого, технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений и транспортных средств), реально не исполняли и не могли исполнять заключенные с заявителем договоры поставки, нарушают свои налоговые обязательства (уплачивают налог в минимальном размере), поскольку соответствующих доказательств представлено не было.

При этом действия налогоплательщика свидетельствовали о проявлении должной осмотрительности: у контрагентов была запрошена бухгалтерская отчетность, сведения о контрагентах были проверены на сайте ФНС России.

Суд не согласился также с определением налоговых обязательств исходя из разницы между стоимостью товара, приобретенного обществом, согласно представленным документам, и стоимостью товара, указанного в ГТД, с учетом таможенных пошлин и сборов, а суммы неправомерно предъявленных налоговых вычетов по НДС – как разницу между НДС, указанным в выставленных поставщиками счетах-фактурах, и НДС, уплаченным на таможне импортерами.

Суд указал, что таможенная стоимость товара, т.е. стоимость, по которой организация-импортер покупала товар у иностранного продавца за пределами Российской Федерации, не является его рыночной стоимостью. Отклонены были и доводы инспекции о неправомерности принятия к вычету НДС по счетам-фактурам, составленным с ошибками (дублирование номеров, некорректное указание номера ГТД и др.).

Было отмечено, в частности, что из содержания полученных обществом счетов-фактур очевидно следует, в отношении какого товара они выставлены, и никаких затруднений с идентификацией продавца, покупателя, наименования и стоимости товаров, налоговой ставки и суммы НДС не возникает.

Кроме того, налогоплательщик, покупающий товары, не может нести ответственность за отсутствие или неточность в выставленных ему счетах-фактурах информации, за достоверность содержащихся в них сведений о номерах таможенных деклараций, в связи с чем негативные последствия к налогоплательщику неприменимы.

Рассказать коллегам: