×

Важные положения обзора

О позициях ВС РФ в части признания госконтракта ничтожным, а также таких нарушений участником закупки своих обязательств, которые не могут являться основанием для включения его в реестр недобросовестных поставщиков
Красильников Михаил
Красильников Михаил
Адвокат АП г. Москвы

Контрактная система в сфере закупок для обеспечения нужд государства – это регулярно меняющаяся отрасль правового регулирования, которая требует от специалистов постоянного тонуса. Среди юристов, специализирующихся на работе с госзаказом, даже есть шутка: «Ежедневно, пока мы спим или читаем газету, в Закон о контрактной системе вносятся изменения».

Поэтому новый Обзор судебной практики применения законодательства о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, который недавно опубликовал Верховный Суд РФ, выступит подспорьем в толковании и применении указанного закона.

В преамбуле Обзора указано, что для правильного разрешения судами споров, возникающих при заключении, изменении, расторжении государственных и муниципальных контрактов, их исполнении, и для установления ответственности за неисполнение и ненадлежащее исполнение большое значение имеет определение соотношения между положениями Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о контрактной системе) и иными федеральными законами, входящими в систему законодательства о контрактной системе в соответствии с ч. 1 ст. 2 этого закона и положениями Гражданского кодекса Российской Федерации.

Хочется обратить внимание на некоторые правовые позиции, изложенные в Обзоре.

Исполнение, изменение, расторжение госконтракта
Вызывает интерес позиция, в соответствии с которой государственный (муниципальный) контракт, заключенный с нарушением требований Закона о контрактной системе и влекущий, в частности, несоблюдение принципов открытости, прозрачности, ограничение конкуренции, необоснованное ограничение числа участников закупки, а следовательно, посягающий на публичные интересы и (или) права и законные интересы третьих лиц, является ничтожным.

Основной вопрос, который возникает при признании договора ничтожным, – это последствия такого признания. По общему правилу при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по ней, а в случае невозможности сделать возврат в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) – возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Так, при обжаловании законности заключения контракта третьим лицом (например, антимонопольным ведомством или субъектом общественного контроля) двусторонняя реституция будет практически нереализуема, если объектом закупки была услуга.

Здесь, возможно, есть смысл обратить внимание на положения ст. 169 ГК РФ, где последствием является взыскание в доход Российской Федерации всего полученного по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно. Однако в этой статье говорится о сделках, совершенных с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности. Возникает вопрос: можно ли считать положения о контрактной системе основой правопорядка в соответствующей области? Этот вопрос остается открытым.

Контроль в сфере закупок
Можно только приветствовать позицию Верховного Суда РФ, согласно которой нарушение участником закупки своих обязательств, в случае если у него не было намерения уклониться от заключения контракта и он предпринял меры для его заключения, не может являться основанием для включения сведений о таком лице в реестр недобросовестных поставщиков.

Тем самым еще раз обращено внимание судов и антимонопольного ведомства на то обстоятельство, что установление одного факта нарушения участником порядка предоставления обеспечения не является достаточным основанием для включения его в реестр недобросовестных поставщиков.

Удивительно, что данные правоотношения в очередной раз получили оценку, поскольку Конституционный Суд РФ еще в 2001 и 2002 гг. сформулировал в своих постановлениях от 30 июля 2001 г. № 13-П и от 21 ноября 2002 г. № 15-П позицию, согласно которой меры государственного понуждения должны применяться с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств.

Вместе с тем, к сожалению, существует мнение, что антимонопольное ведомство подходит к рассмотрению дел такого типа формально.

Комментируемый Обзор вносит ясность в отдельные категории споров, возникающих из правоотношений, регулируемых Законом о контрактной системе, однако, как представляется, ряд спорных вопросов остался вне поля зрения. Это является поводом для осмысления опубликованных правовых позиций и выработки новых – по тем проблемам, которые вызывают споры у правоприменителей и ученых.

Рассказать коллегам: