×

Вместо органов следствия в деле разбирался суд

Суд оправдал пилота, допустившего повреждение самолета при попытке избежать травм пассажиров
Кустов Игорь
Кустов Игорь
Адвокат НОУ «Анадырская Юридическая Консультация АП ЧАО»

Недавно суд Чукотского автономного округа поставил точку в уголовном деле по обвинению М.Ф. Нигматуллина в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 263 УК РФ («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта и метрополитена лицом, в силу выполняемой работы или занимаемой должности обязанным соблюдать эти правила»). Это уголовное дело растянулось по времени на долгих три года.

Как это было
Все началось пасмурным февральским днем 2014 г. Самолет производства Канады Ди Эйч Си серии 400 (Твин Оттер), государственный и регистрационный знаки RA-67282, вылетел из аэропорта Залив Креста в аэропорт Анадырь Угольный. За его штурвалом сидел опытный летчик Марат Фаритович Нигматуллин. Более двух десятков лет он провел в небе Чукотки, знал все его опасности и коварные ловушки. Поэтому как один из опытнейших пилотов и был переведен на новые для России самолеты канадской фирмы.

Огромный опыт пригодился Нигматуллину, когда его воздушное судно в связи с сильным порывом бокового ветра потеряло управление при посадке на обледенелую полосу. Неуправляемый самолет стало сносить к ледяному брустверу, оставшемуся после расчистки взлетной полосы техникой. Летчик понимал, что при столкновении с бруствером пассажиры могут пострадать. Поэтому он заставил самолет практически перепрыгнуть через бруствер. В результате все находившиеся в самолете остались целы, но судно получило значительные повреждения.

Казалось бы, экипаж сделал все, что было возможно, чтобы в сложившейся ситуации минимизировать потери, и ничего, кроме поощрения, не заслуживает. Однако вместо похвал командир летного судна Нигматуллин получил возбужденное в отношении него уголовное дело, а также многомиллионный иск от авиакомпании о возмещении средств на ремонт поврежденного самолета.

Следствие рассматривало только одну версию
Вся машина государственного аппарата встала против одного человека. Создавались комиссии, выводы которых противоречили друг другу. Замалчивались коэффициенты сцепления со взлетной полосой. Все шло к тому, чтобы пусть и заслуженный, но все же простой человек понес ответственность за недоработки и недостатки в деятельности многих других. Следствие рассматривало только одну версию: серьезный летный инцидент стал возможен из-за ошибок в пилотировании самолета, допущенных  Нигматуллиным. При этом следователя не смущало, что в деле было два противоположенных решения комиссии: по первому – экипаж действовал правильно, по второму – неверно. Не смутили следователя ни обледенелая взлетная полоса, ни бруствер на летном поле, ни то, что модель самолета, попавшего в летный инцидент, разительно отличается от отечественных машин свободно ориентируемым шасси. То есть если отечественные самолеты садятся на зафиксированное переднее колесо, то самолеты серии Твин Оттер имеют переднее шасси, свободно крутящееся при посадке, что увеличивает маневренность судна, но требует сноровки во время приземления. Не обратил внимание следователь и на тот факт, что в Канаде и США, где в основном и используются данные самолеты, взлетные полосы расположены с таким расчетом, что посадка при боковом ветре практически не осуществляется. Между тем инцидент, произошедший в аэропорту Анадырь, был настолько уникальным, что производитель самолетов внес уточнение в руководство по эксплуатации, а это эксклюзив в современном авиастроении.

Причинно-следственная часть отсутствует
Все указанные выше вопросы встали только перед судом. Судебное разбирательство длилось два года. Объем дела разросся до 22 томов. Судом была проделана кропотливая работа по изучению всех доказательств по делу. В конечном итоге суд пришел к выводу, что в данном деле нет причинно-следственной связи между действиями Нигматуллина и получением воздушным судном повреждений, так как они получены самолетом в результате столкновения с ледяным бруствером, наличие которого является нарушением  действующих правил. Ирония состоит в том, что с момента возбуждения дела до вынесения решения судом апелляционной инстанции сторона обвинения также указывала на столкновение самолета с бруствером как на причину повреждений воздушного судна.

В итоге суд установил истину по делу. Честь и репутация заслуженного человека, отдавшего всю жизнь службе в авиации, восстановлены. Только вот понадобилось на это три года. По-моему, это слишком долго.

Рассказать коллегам: