×

Во избежание путаницы

Элементы института Уполномоченного по защите прав предпринимателей должны быть урегулированы одним нормативным актом на федеральном уровне
Хутов Тимур
Хутов Тимур
Адвокат, партнер BMS LAW FIRM, руководитель уголовно-правовой практики
Предпринимательская деятельность является мотором экономики любого современного государства, своего рода сердцем, генерирующим и разгоняющим потоки денежных средств по другим «органам» страны – государственным учреждениям и негосударственным организациям, физическим и юридическим лицам. Важность предпринимательской деятельности и привлекательности инвестиционного климата сложно переоценить.

В этой связи субъекты предпринимательской деятельности должны четко понимать правила игры и быть уверенными, что при соблюдении данных правил они смогут спокойно и плодотворно работать, а их активы будут надежно защищены государством.

К сожалению, ни для кого не секрет, что недобросовестными чиновниками и сотрудниками правоохранительных органов предпринимательское сообщество используется в качестве дополнительного и незаконного источника дохода. Поэтому в бизнес-сфере с одобрением была встречена новость о создании должности Уполномоченного по защите прав предпринимателей в РФ. Правда, в первоначальной редакции Закон об Уполномоченном по защите прав предпринимателей больше носил декларативный характер, так как не предусматривал конкретных полномочий омбудсменов. Поэтому Уполномоченный почти не имел реальной возможности адекватно реагировать на многочисленные жалобы о нарушениях прав предпринимателей. Последующие дополнения сделали Уполномоченного по защите прав предпринимателей более заметной фигурой и наделили реальными инструментами для защиты бизнеса.

И вот закон снова дополняют. 24 октября в Госдуму был внесен законопроект, которым предлагается уточнить сферы взаимодействия уполномоченных по защите прав предпринимателей на федеральном и региональном уровнях в целях упорядочения их деятельности.

Авторы законопроекта подробно объясняют в пояснительной записке к проекту, чем вызвана насущность предлагаемых изменений.

Дело в том, что в России институт Уполномоченного по защите прав предпринимателей существует как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов РФ. И проблемой в существовании двухуровневой модели Уполномоченного является необходимость четкого законодательного разделения их полномочий, а также определения механизмов взаимодействия.

При этом действующий Федеральный закон от 07 мая 2013 г. № 78-ФЗ «Об уполномоченных по защите прав предпринимателей в Российской Федерации» не решает данную проблему. Напротив, с одной стороны, текстом этого закона предусмотрено, что Уполномоченный действует на всей территории страны. При этом согласно этому же закону он вправе назначать общественных представителей и создавать на территории РФ общественные приемные, оказывающие субъектам предпринимательской деятельности консультативную помощь по вопросам, относящимся к компетенции Уполномоченного. Таким образом, институт Уполномоченного имеет прямое действие, не опосредованное институтами уполномоченных на уровне субъектов РФ.

С другой стороны, законом предусмотрено, что по окончании календарного года Уполномоченный в субъекте РФ направляет Уполномоченному информацию о результатах своей деятельности с оценкой условий осуществления предпринимательской деятельности в субъекте РФ и предложениями о совершенствовании правового положения субъектов предпринимательской деятельности. Это единственная форма «подотчетности», установленная Федеральным законом, но она не имеет никакого дальнейшего развития. Законом не установлено ни иных форм взаимодействия, ни взаимных прав, ни обязанностей, ни ответственности за невыполнение единственной обязанности по направлению отчета. Более того, на уровне закона не установлен даже срок направления такого отчета, что сводит все взаимодействие на уровень личных взаимоотношений. Получается, что на сегодняшний день в России действуют два параллельных и практически не взаимосвязанных института бизнес-омбудсменов –¬ на федеральном и региональном уровнях.

Сложившаяся система имеет ряд недостатков. Наиболее существенным из них является то, что согласно вышеуказанному Федеральному закону финансовое обеспечение деятельности Уполномоченного в субъекте РФ осуществляется за счет средств бюджета соответствующего субъекта. Это, так или иначе, делает Уполномоченного в субъекте РФ зависимым от власти. В итоге может сложиться ситуация, когда омбудсмен из защитника бизнеса превращается в защитника власти. Однако обжаловать действия такого омбудсмена не представляется возможным, потому что Федеральным законом не предусмотрен институт вышестоящего контроля.

Кроме того, в зависимости от ситуации уполномоченным по защите прав предпринимателей может потребоваться некоторая методическая, организационная и иная консультативная помощь, которая по действующему закону со стороны Уполномоченного при Президенте не предусмотрена. Фактически такая поддержка оказывается, но не как установленная законом обязанность, а скорее как жест доброй воли.

При этом настоящий проект закона не решает указанные проблемы. Законопроект расширяет права Уполномоченного на федеральном уровне, наделяя его правом оказания организационной, правовой, информационной и иной помощи в пределах своих полномочий, а также правом осуществления координации и контроля деятельности уполномоченных по защите прав предпринимателей в субъектах РФ. А вот естественная корреспондирующая обязанность уполномоченных на уровне субъектов РФ не указывается.

По-прежнему остается открытым вопрос подчиненности уполномоченных на уровне субъектов РФ Уполномоченному на федеральном уровне.

Еще большее недоумение вызывают два следующих обстоятельства. Во-первых, тот факт, что деятельность Уполномоченного по защите прав предпринимателей в РФ регулируется указанным Федеральным законом, а деятельность Уполномоченного в субъекте РФ устанавливается законом субъекта РФ. А во-вторых, то, что финансовое обеспечение деятельности Уполномоченного в субъекте РФ осуществляется за счет средств бюджета соответствующего субъекта.

С учетом количества субъектов в стране и различий в материально-технических и экономических базах можно предположить, что существует вполне реальная возможность получить 85 уполномоченных с разными полномочиями и различным правовым статусом.
Представляется, что во избежание путаницы элементы одного государственного института – института Уполномоченного по защите прав предпринимателей – должны быть урегулированы одним нормативным актом на федеральном уровне.

В этой связи позволю себе заметить, что предлагаемый законопроект нуждается в доработке, поскольку не решает имеющихся проблем в структуре и регламентировании деятельности Уполномоченного по защите прав предпринимателей.

Рассказать коллегам: