×
Свитнев Константин
Свитнев Константин
Генеральный директор компании «Росюрконсалтинг», эксперт в области репродуктивного права
В Госдуму внесен законопроект, предусматривающий изменения в Семейный кодекс РФ и некоторые другие законодательные акты, согласно которым на территории России запрещается применение суррогатного материнства.

Из пояснительной записки, приложенной к лаконичному законопроекту сенатора от Владимирской области г-на А. Белякова, явствует, что, так как правовое регулирование суррогатного материнства в нашей стране недостаточно проработано, этот институт необходимо запретить вовсе. До тех пор пока депутаты не придумают некий идеальный закон, который послужит примером и светочем всему миру.

Да, действительно, правовое регулирование вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), в частности суррогатного материнства, в нашей стране оставляет желать лучшего, и его можно было бы усовершенствовать. Но из того, что можно было бы создать закон поумнее, не следует, что ВРТ, в том числе суррогатное материнство, нужно запретить, отобрав надежду стать родителями у десятков тысяч наших соотечественников.

Многие аспекты нашей жизни нуждаются в законодательном усовершенствовании, в том числе работа высшего законодательного органа страны, где время от времени появляются необдуманные инициативы. Но из этого не следует, что уважаемое учреждение нужно разогнать.

Озвученная А. Беляковым проблема действительно существует: есть мнение, что в России суррогатная мать имеет все права на вынашиваемого ею ребенка. Захочет – оставит ребенка себе, если он ей понравится. Захочет – просто бросит в роддоме, не дав установленного законом согласия на запись родителей – заказчиков суррогатной программы в книгу записей рождений. Захочет – просто прервет суррогатную беременность, сделав аборт и убив чужого малыша. Родители могут быть записаны родителями в свидетельство о рождении только с ее милостивого соизволения.

Разумеется, если закон сформулирован настолько некорректно, суррогатная мать может воспользоваться данной ситуацией и шантажировать родителей, угрожая прервать жизнь малыша или похитить его.

Сенатор, очевидно, не в курсе того, что решению этой проблемы посвящен другой законопроект, который находится на рассмотрении Госдумы с прошлого года, внесенный депутатом С. Мурзабаевой, – законопроект № 1177252-6 «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации и статью 16 Федерального закона “Об актах гражданского состояния” в части применения вспомогательных репродуктивных технологий». Этими поправками предложено установить обязанность суррогатной матери передать выношенного ею ребенка родителям – заказчикам суррогатной программы.

Согласно последнему отчету Российской ассоциации репродукции человека (РАРЧ), в 2014 г. в России родились 548 «суррогатных» детей. В силу того что не все клиники репродукции предоставляют свою статистику в РАРЧ, по моим оценкам, речь идет примерно о 600–700 детях в год, которые приходят в наш мир только благодаря применению этой методики ВРТ.

Если суррогатное материнство запретят, то в 2018 г. 700 маленьких россиян просто не появятся на свет. Кому это выгодно? Кому от этого станет лучше? Тем более в свете ухудшающейся демографической ситуации в нашей стране…

Рассказать коллегам: