×

Всего четыре процента

Уголовный проступок, введение которого предполагается соответствующим законопроектом Верховного Суда, займет в УК РФ «незначительную площадь»
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, член квалификационной комиссии АП Ставропольского края

На печатных и электронных страницах «Новой адвокатской газеты» ранее тема уголовного проступка подробно обсуждалась адвокатами и представителями юридического сообщества. У идеи ввести такой институт нашлись как сторонники, так и противники.

Когда председателем Верховного Суда РФ В.М. Лебедевым впервые анонсировалась эта новая для уголовного законодательства инициатива, звучали предложения считать уголовным проступком не только преступления небольшой тяжести, но и некоторые преступления средней тяжести. Такой охват не мог не радовать, ведь речь могла идти о гигантском количестве уголовных дел, поскольку в 2015 г. из 1 млн рассмотренных судами  дел 55% составляли преступления небольшой тяжести.

Иными словами, предполагалось провести, пожалуй, самую массовую в истории современной России декриминализацию, которая коснулась бы миллионов граждан, судимых в прежние годы за преступления небольшой тяжести. Но когда из недр Верховного Суда РФ показался ожидаемый законопроект, стало ясно, что уголовный проступок займет в УК РФ «незначительную площадь».

И главная причина этого кроется в его определении, которое предполагается дать в ч. 2 ст. 15 УК РФ: «Преступление небольшой тяжести, за которое настоящим Кодексом не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, признается уголовным проступком».

Как выяснилось путем подсчета, в настоящее время в Уголовном кодексе РФ насчитывается более 80 составов преступлений небольшой тяжести, за которые не предусмотрено наказание в виде лишения свободы. Число осужденных по этим деяниям только в 2016 г. составило более 40 тыс. человек.

Вот некоторые из этих составов: причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ст. 118 УК РФ), заражение венерической болезнью (ст. 121 УК РФ), незаконное проведение искусственного прерывания беременности (ст. 123 УК РФ), неоказание помощи больному  (ч. 1 ст. 124 УК РФ), клевета (ст. 128.1 УК РФ), нарушение тайны переписки телефонных переговоров (ч. 1 ст. 138 УК РФ), нарушение неприкосновенности жилища (ч. 1 ст. 139 УК РФ), самоуправство (ч. 1 ст. 330 УК РФ) и др.

Таким образом, удельный вес уголовного проступка составит примерно 4% от всех рассмотренных судами в течение года уголовных дел (40 тыс. от более 1 млн).

Разработчики исходили из того, что уголовный проступок представляет меньшую общественную опасность, нежели преступление небольшой тяжести, и главным ограничительным критерием они определили наличие или отсутствие в санкции статьи наказания в виде лишения свободы.

Аргументация вполне понятная, но не бесспорная, поскольку наличие или отсутствие лишения свободы в санкциях преступлений небольшой тяжести законодатель иногда определял произвольно. Например, за незаконное проведение азартных игр (ч. 1 ст. 171.2 УК РФ), когда достаточно административной ответственности, может быть назначено наказание до двух лет лишения свободы, а за заражение венерической болезнью (ст. 121 УК РФ) лишение свободы вообще не предусмотрено. Однако сложно признать, что проведение азартных игр представляет большую общественную опасность, чем умышленное заражение человека венерической болезнью.

Для лиц, осужденных за совершение уголовного проступка, предусматривается сокращение продолжительности срока, по отбытии которого возможно условно-досрочное освобождение от наказания; срока давности обвинительного приговора суда (не менее одной четверти срока наказания); срока давности уголовного преследования для лиц, совершивших уголовный проступок (один год после совершения уголовного проступка); срок давности исполнения обвинительного приговора также составляет один год.

Несовершеннолетний, впервые совершивший уголовный проступок, освобождается судом от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

В связи с введением в Уголовный кодекс РФ понятия «уголовный проступок» в проекте федерального закона предлагается предусмотреть новое императивное по своей правовой природе основание освобождения от уголовной ответственности для лиц, совершивших уголовный проступок впервые. При этом в примечании к данной статье указывается, что совершенным впервые признается уголовный проступок, который содеян лицом, не имеющим неснятую или непогашенную судимость.

Прекращение уголовного дела или уголовного преследования согласно ст. 25.1 УПК РФ предполагается производить с назначением иных мер уголовно-правового характера. А в качестве видов иных мер уголовно-правового характера, согласно проекту, будут применяться судебный штраф, обязательные или исправительные работы.

На мой взгляд, такое предложение разработчиков нового закона является избыточным, поскольку в случае освобождения от уголовной ответственности нет никакой разумной необходимости применять такие же виды уголовного наказания, которые применяются в отношении совершивших более тяжкие виды преступлений.

Казалось бы, введение уголовного проступка как раз и продиктовано его наименьшей общественной опасностью, а стало быть, и не требует применения уголовно-правовых мер (фактически видов наказаний). Может возникнуть странная ситуация, когда лицо, совершившее преступление средней тяжести, будет освобождено от уголовного наказания в связи с примирением с потерпевшим (ст. 25 УПК РФ) либо в связи с деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ) сразу и без каких-либо последствий, а лицо, совершившее уголовным проступок, после освобождения от уголовной ответственности должно будет до одного года отбывать исправительные работы или уплачивать штраф.

Статьей 446.5 УПК РФ даже предусмотрены последствия неуплаты лицом судебного штрафа либо злостного уклонения от отбывания обязательных или исправительных работ как иных мер уголовно-правового характера, которые влекут отмену прекращения уголовного дела и необходимость отбывания иных видов наказания.

Не лишен законопроект и других очевидных недостатков.

Так, предусматривается, что решение о прекращении уголовного дела или уголовного преследования и назначении иных мер уголовно-правового характера в связи с совершением уголовного проступка может быть принято как в ходе досудебного производства по уголовному делу, так и в ходе судебного разбирательства

Неясно, по какой причине такое основание не предусмотрено в ст. 24 УПК РФ как отказ в возбуждении уголовного дела в связи с освобождением от уголовной ответственности лица, совершившего уголовный проступок.

Для чего несколько месяцев расследовать уголовное дело, тратить время и государственные средства, когда уже в результате проверки в порядке ст. 144, 145 УПК РФ становится понятно, что имел место уголовный проступок? Если будет беспокоить вопрос наличия или отсутствия судимости, то для его разрешения много времени не потребуется. В крайнем случае всегда можно будет отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и возбудить его, если появятся сведения о непогашенной судимости лица.

К сожалению, сложившаяся практика последнего времени привела к тому, что до возбуждения уголовного дела проверка может проводиться от месяца до нескольких месяцев, т.е. времени вполне достаточно, чтобы понять, совершен уголовный проступок либо иное преступление небольшой тяжести.

В случае если лицо не согласится с отказом в возбуждении в отношении себя уголовного дела в связи с совершением уголовного проступка, например по мотиву своей невиновности, у следователя появится возможность возбудить уголовное дело и в ходе предварительного следствия проверить доводы обвиняемого.

Судьи в последнее время часто жалуются на загруженность, просят даже разрешить им выносить немотивированные судебные акты, чтобы сэкономить время, и одновременно с этим взваливают на себя ежегодное рассмотрение 40 тыс. уголовных дел, процессуальная судьба которых могла бы быть решена еще до возбуждения уголовного дела. С точки зрения затрат дефицитного государственного бюджета упрощение процессуальной процедуры уголовного проступка позволит сэкономить сотни миллионов рублей.

Если оценивать данный законопроект с позиций наших доверителей, российских граждан, то его появление – это лучший сценарий, нежели его отсутствие, ведь десятки тысяч человек ежегодно смогут избежать судимости. Однако, с другой стороны, его применение могло бы быть масштабнее, а порядок реализации – иным, более гуманным и упрощенным.

Рассказать коллегам: