×

Юридические «находки»

Выступления отдельных прокуроров в судебных заседаниях заставляют задуматься не об адвокатской монополии, а о том, как защитить своих доверителей от таких прокуроров
Золотухин Борис
Золотухин Борис
Адвокат, член Совета АП Белгородской области
Довольно неожиданно для самого получилось, что сегодня был чрезвычайно насыщенный день.

Он начался с раннего утра прениями по одному делу в райсуде, затем (при том, что прения окончены не были) в этом же райсуде я участвовал в рассмотрении другого дела по существу, после чего к 12 часам поспешил в апелляционную инстанцию облсуда, рассматривающую жалобы заинтересованного лица на постановление райсуда в порядке ст. 125 УПК РФ об удовлетворении жалобы моего доверителя и признании незаконным постановления о возбуждении в отношении него уголовного дела.

Рассмотрение жалобы в апелляционной инстанции продолжалось более двух часов (включая время обеденного перерыва), откуда срочно возвратился в райсуд, где продолжились те самые утренние прения.

Обычно при работе в таком графике, да еще и в заснеженный мартовский день, возвращаешься домой, как «выжатый лимон», при полном отсутствии желания повозиться в сети и посмотреть правовые новости и сайты.

Однако при всей напряженности сегодняшний день принес несколько юридических «находок», «раскрасивших» его несколько иными красками, и начались они в заседании суда апелляционной инстанции, где интересы заинтересованного лица представлял юрист, зарегистрированный в качестве ИП и считающий себя правозащитником.

Начал он с того, что заявил ходатайство о допросе в судебном заседании пришедших с ним еще восьми лиц и признании судом их статуса или как потерпевших, или как свидетелей.

После разъяснения председательствующим порядка и сущности судебного контроля на стадии досудебного производства и отклонения указанного ходатайства представитель заинтересованного лица стал обосновывать жалобу на постановление райсуда.

При этом мой оппонент указывал, что следователь халатно отнесся к проверке, вынес безграмотное решение, а суд в своем постановлении сделал правильные выводы.

Однако при этом правозащитник требовал отменить постановления райсуда.

Когда в ходе заседания выяснилось, что ни заинтересованное лицо, ни его представитель абсолютно не знают исследованные судом при принятии решения документы, а свои доводы строят на основании постановления следователя, которое они не видели и не читали, мною было заявлено ходатайство об объявлении перерыва для предоставления заинтересованному лицу и его представителю судебного материала для ознакомления.

После ознакомления с материалом председательствующий стал выяснять у сторон, какие материалы, исследованные судом, они просят исследовать в заседании суда апелляционной инстанции.

Мною и прокурором (считающим постановление райсуда законным) ходатайств об исследовании не поступило, ну а представитель заинтересованного лица заявил ходатайство об исследовании постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, отмененное позже руководителем следственного органа.

При этом правозащитник утверждал, что именно это постановление подтверждает наличие оснований для возбуждения дела.

Ну и апофеозом заявлений правозащитника стала его выступление, в котором он изменил апелляционную жалобу представляемого им лица и попросил постановление райсуда не отменять, а изменить, дополнив его указанием о том, что именно следователю надо сделать и какие проверочные мероприятия провести, чтобы возможное новое постановление о возбуждении уголовного дела было законным.

Итог рассмотрения для практиков (с учетом даже скупости предлагаемой мною информации) предсказуем – постановление райсуда оставлено без изменения.

Но я ехал в райсуд завершать прения, не столько радуясь решению в пользу моего доверителя, сколько размышляя о том, что вот таким оппонентам в процессе доплачивать надо из своего кармана за ту «псевдоюридическую ересь», которую они несут в процессе.

Задумывался и о том, что при моей равнодушном отношении к идее «адвокатской монополии» наличие именно таких представителей в уголовном процессе и делает ее введение обоснованным.

Однако, как оказалось, это были цветочки, а вот ягодки ожидали меня впереди.

В райсуде, выслушав мои доводы по делу по обвинению подзащитного в реальной совокупности преступлений, в том числе и по ч. 3 ст. 226 УК РФ (хищение оружия с использованием служебного положения), прокурор заявила, что уголовный закон предусматривает возможность хищения путем бездействия и для хищения не обязательно причинение ущерба, как и наличие потерпевшего.

Клянусь, за долгие годы работы такого слышать не приходилось ни от одного юриста.

Подобные юридические «новации» заставляют задуматься не об адвокатской монополии, а о том, как защитить своих доверителей от таких прокуроров.

Рассказать коллегам:
Другие мнения
Забуга Евгений
Забуга Евгений
Член квалификационной комиссии АП Омской области, к.ю.н.
О проблемах защиты осужденных
Методика адвокатской деятельности
Способы борьбы с вмешательством в адвокатскую деятельность сотрудников уголовно-исполнительной системы
15 Декабря 2017
Королев Алексей
Королев Алексей
Руководитель информационно-методического отдела ПАНО, редактор журнала «Нижегородский адвокат»
Этические нормы шире юридических
Профессиональная этика
Разбирательство требовало не столько знаний КоАП и ГК, сколько понимания этических начал адвокатской профессии
04 Декабря 2017
Бородин Сергей
Бородин Сергей
Управляющий партнер АК «Бородин и Партнеры», советник ФПА РФ
Свара на коммунальной кухне
Профессиональная этика
Полемический запал не должен оправдывать непонимания правил профессии
01 Декабря 2017
Редькин Александр
Редькин Александр
Адвокат Калужской специализированной коллегии адвокатов
Восстановить в статусе
Профессиональная этика
Органы адвокатского самоуправления палаты вышли за пределы своей компетенции
01 Декабря 2017
Сучков Андрей
Сучков Андрей
Исполнительный вице-президент ФПА РФ
Системные несостыковки
Профессиональная этика
Идея о КЭС как апелляционной инстанции противоречит существующей структуре дисциплинарного производства
27 Ноября 2017
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, член квалификационной комиссии АП Ставропольского края
Не зависеть от суда
Профессиональная этика
Нужна ли нам апелляционная инстанция в лице ФПА РФ?
27 Ноября 2017