×

Закономерный итог

Оправдательный приговор как следствие предоставления сторонам процесса полной свободы действий в реализации своих процессуальных прав и возможностей
Назаров Ерлан
Назаров Ерлан
Председатель МКА «Паритет»

В начале июля Октябрьский райсуд Белгорода полностью оправдал моего подзащитного, бывшего начальника УЭБиПК областного УМВД полковника Сергея Бутяйкина, который был привлечен к уголовной ответственности по ч. 6 ст. 290, ст. 289 УК РФ, в связи с отсутствием события инкриминируемых ему преступлений.

В течение двух дней мне пришлось выступать в судебных прениях по уголовному делу в его защиту. Государственное обвинение (представители надзорных ведомств Орловской и Белгородской областей) предложило суду признать его виновным, назначить наказание в виде десяти лет лишения свободы за вымогательство взятки и освободить от наказания по ст. 289 УК РФ в связи с истечением срока давности.

Суд не принял доказательства, представленные стороной обвинения, и отдал предпочтение аргументированным доводам защиты.

Считаю, что итог рассмотрения уголовного дела является вполне закономерным и отвечающим принципам осуществления правосудия, когда сторонам процесса предоставляется полная свобода действий в реализации своих процессуальных прав и возможностей, а позиция суда является беспристрастной и не подверженной какому-либо влиянию.

«Союз меча и орала»
Обвинение, предъявленное С.В. Бутяйкину, не стало следствием его реальных противоправных преступных действий, выявленных в результате оперативно-розыскных мероприятий или установленных в ходе скрупулезного расследования.

Уголовное дело в отношении него – плод амбиций, непрофессионализма и некомпетентности следственных работников СУ СК России по Орловской области. Будем надеяться на то, что следователи честно заблуждались в своих суждениях и умозаключениях, поскольку не хотелось бы думать, что здесь имела место подоплека, обусловленная конкретными интересами определенных лиц.

Борьба с коррупцией – тема актуальная, животрепещущая и востребованная, но она не должна превращаться в кампанейщину и осуществляться любыми средствами, особенно не отвечающими требованиям закона.

Так вот, большое значение для понимания природы возникновения и эволюционного развития дела в отношении Бутяйкина имеет информация о заказчиках и инициаторах его уголовного преследования.

Это бывший акционер и совладелец ОАО «Орловский социальный банк» А.Л. Фомченков, который сам обвиняется в организации и руководстве преступной группой, похитившей у банка более полумиллиарда рублей, что привело к его ликвидации, и исполнявший до С.В. Бутяйкина  обязанности начальника Управления по борьбе с экономическими преступлениями А. А. Морозов, уволенный из органов внутренних дел по отрицательным мотивам начальником УМВД России по Белгородской области В.Н. Пестеревым.

Фомченков, сделав заявление о том, что якобы по требованию Бутяйкина осуществил финансирование двух коммерческих структур – ООО «Торговый дом “Океанˮ» и ООО «Логистический центр “Мега-Холодˮ» – на сумму 80 млн рублей, отвлек внимание от собственного уголовного дела, которое уже пять лет находится в производстве тех же орловских следователей, и попытался хотя бы частично перенести на других ответственность за растрату сотен миллионов рублей вкладчиков.

К сожалению, сотрудники Следственного комитета Орловской области ухватились за ложную ниточку, брошенную им Фомченковым. На протяжении нескольких лет они вместо того, чтобы расследовать его преступные схемы, пытались распутать мнимый клубок коррупционного поведения «белгородских полицейских».

Морозов, относительно которого в судебном заседании были озвучены данные о «крышевании» им «обнального» бизнеса в Белгородской области в бытность его руководителем регионального управления БЭП, рассчитывал сместить не только Бутяйкина, но и начальника УМВД Пестерева, чтобы вернуть себе «кормушку». Именно на этой почве возникла дружба между Фомченковым и Морозовым.

Как показал один из свидетелей, Морозов сообщил ему, что «это его борьба» и он, используя свои связи, будет лоббировать данное уголовное дело.

Этот «союз меча и орала» пытался ввести в заблуждение не только следствие, но и суд. Однако здесь вышла незадача: суд не пошел на поводу у указанных заинтересованных лиц, которые сообщали не соответствующие действительности сведения, в том числе через свидетелей.

Решением Одинцовского городского суда Московской области от 17 декабря 2013 г., вступившим в законную силу, были признаны порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Пестерева и не соответствующими действительности вышеупомянутые сведения, распространенные Фомченковым.
 
На лжи не построишь прочного фундамента для обвинения. Невозможно доказать то, чего в действительности не было. Вероятно, этим и объяснялись противоречивость и непоследовательность следственной версии относительно деяний, инкриминированных Бутяйкину.

А был ли мальчик?
Первоначально в отношении Бутяйкина было возбуждено уголовное дело о мошенничестве (ст. 159 УК РФ), потом его обвинили в превышении должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ), затем вменили в вину незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ), далее предъявили обвинение в квалифицированном превышении власти (ч. 3 ст. 286 УК РФ), наконец, возвратились к обвинению по ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Попутно несколько раз следствие выносило процессуальное решение об отказе в возбуждении уголовного дела о получении взятки и последовательно это отстаивало вплоть до уровня Генерального прокурора РФ, когда дело многократно возвращалось прокуратурой без утверждения обвинительного заключения для дополнительного расследования.

В частности, следствие, не усматривая признаков ст. 290 УК РФ, указывало: «Бутяйкин не извлек для себя имущественную выгоду, что объективно подтверждается исчерпывающим комплексом следственных действий и ОРМ»; «данных, свидетельствующих о получении Бутяйкиным взятки в виде незаконного оказания ему услуг имущественного характера за бездействие в пользу Фомченкова, не получено»; «Бутяйкин не имел законных оснований для совершения в пределах своей служебной компетенции действий (бездействия), входящих в его служебные полномочия по проведению проверок в отношении ОАО “Орелсоцбанк”».

В итоге в вину Бутяйкину все же вменили получение взятки в сумме 80 млн рублей и незаконное участие в предпринимательской деятельности.

Эти обстоятельства свидетельствуют о метаниях следственного органа. Одни и те же действия квалифицировались то по одной статье УК РФ, то по другой, то по третьей.

В судебном заседании было установлено, что Фомченков не брезговал никакими средствами для достижения своих постыдных целей, в том числе и преступными.

В частности, была исследована ситуация с поддельными векселями: обстоятельства изготовления этих векселей Фомченковым и одним из свидетелей по делу Бутяйкина и попытки их использования в заседании Арбитражного суда Белгородской области были предметом уголовного расследования и судебного рассмотрения. Вступившим в законную силу приговором от 7 декабря 2015 г. Октябрьского районного суда г. Белгорода Фомченков признан мошенником, который занимался хищением бюджетных средств путем обмана.

Несколько свидетелей, в том числе его бывшая гражданская жена, охарактеризовали его как манипулятора, хитрого мастера интриг, что отражено в приговоре по делу.

Государственный обвинитель в прениях сам вынужден был признать, что Фомченкова сложно причислить к добропорядочным представителям нашего общества.

Доводы Фомченкова на поверку оказались голословными, а потому не могли заслуживать доверия, тем более что они не только не нашли своего подтверждения в судебном заседании, но, напротив, были полностью опровергнуты.

Например, Фомченков ссылался на то, что Бутяйкиным на него якобы было оказано психологическое воздействие в виде высказанных угроз создать проблемы «Орелсоцбанку», если он не обеспечит финансирование упомянутых выше двух коммерческих структур. Однако в ходе судебного следствия с достоверностью было установлено, что ни Бутяйкин, ни какой-либо другой сотрудник полиции Белгородской области не могли создать препятствия деятельности ОАО «Орелсоцбанк» и оказать на него давление, поскольку он находится под юрисдикцией правоохранительных органов Орловской области, а имевшиеся в Старом Осколе и Белгороде операционные офисы даже не являлись юридическими лицами. Факт давления опроверг также бывший генеральный директор банка, который пояснил, что Фомченков никогда не жаловался ему на намеки или угрозы со стороны силовых структур, не высказывал опасений о возможном их прессинге. Он пояснил, что если бы таковые имели место, то Фомченков обязательно поставил бы его в известность как руководителя кредитно-финансового учреждения.

Государственным обвинением не были представлены объективные доказательства принадлежности Фомченкову или банку денежных средств в размере 80 млн рублей, перечисленных ООО «Гарант» по договорам займа на счета ООО «ТД “Океанˮ» и ООО «ЛЦ “Мега-Холодˮ». Более того, достоверно установлено, что заемные средства с процентами в общей сумме 88 млн рублей были в 2012 г. возвращены ООО «Гарант» безналичным путем, посредством банковских операций.

Несостоятельным оказалось и обвинение Бутяйкина в незаконном участии в предпринимательской деятельности. Следствием ему даже не вменялось в вину получение каких-либо денежных средств, материальных выгод от деятельности упомянутых обществ. Что же это тогда за участие в предпринимательской деятельности, от которой он не получил ни гроша?

В обвинении не было приведено ни единого факта, ни одного конкретного указания, распоряжения, которое Бутяйкин якобы давал директору названных обществ Р.В. Кизилову.

Более того, Кизилов перечислил на принадлежащую ему же фирму «Пчелы и люди» 5 млн рублей без всяких на то законных оснований, когда Бутяйкин, являвшийся, по версии следствия, тайным хозяином общества, проживал на съемной квартире, а потом в служебном жилье. Будь он владельцем предприятия, мог бы, наверное, обеспечить использование денежных средств для приобретения себе квартиры.

Установлено, что упомянутый директор  давал указания о приобретении сырья более низкого качества, но по завышенным ценам, получая за это откаты от своих поставщиков, регулярно брал крупные суммы в подотчет и расходовал их на цели, не связанные с производственной деятельностью предприятий, в том числе на эротическую литературу, организацию попоек и т.п.

Мы задали стороне обвинения следующие вопросы.

Первое. Если бы Бутяйкин был фактическим хозяином обществ, то позволил бы себе директор разбазаривать и разворовывать денежные средства, которые подсудимый якобы вымогал и получил в виде взятки от Фомченкова?

Второе. Если бы Бутяйкин был хозяином обществ, то позволил бы он их директору Кизилову и иным управленцам из его команды вести себя подобным образом: растрачивать денежные средства, необходимые на раскрутку деятельности обществ, устанавливать высокие зарплаты, уводить деньги налево? Дал бы он карт-бланш на поиск и подбор поставщиков, оставил бы без контроля качество и цены на сырье и продукцию, простил бы хищения и злоупотребления без всяких для него неблагоприятных последствий? И т.д.

Со стороны обвинения комментариев в судебном заседании по данному поводу мы так и не получили.

Думаю, этих вопросов и очевидных ответов на них было бы достаточно для того, чтобы сделать вывод, был ли подсудимый тайным собственником этих бизнес-структур или нет.

Можно ли было при таких обстоятельствах рассчитывать на иной приговор?

Рассказать коллегам: