×

Заменить «защитника» на «адвоката»

Необходимо внести изменения в законодательство, чтобы не ставить возможность реализации полномочий защитника, определенных в ст. 53 УПК РФ, в зависимость от момента вступления в дело
Редькин Александр
Редькин Александр
Адвокат Калужской специализированной коллегии адвокатов
Еще раз о наболевшем
Решусь озвучить некоторые свои мысли, связанные с нашей постоянной беготней к следователям за получением «разрешений» и с тем, что внесенные поправки в УПК РФ нам не помогут. Это моя вольная трактовка законодательства – не претендую на истину и буду очень рад ошибаться.

Частью 2 ст. 49 УПК РФ установлено, что в качестве защитников участвуют адвокаты. То есть наличие статуса адвоката еще не определяет это лицо как защитника. Пунктом 1 ч. 1 ст. 53 УПК РФ определено: с момента вступления в уголовное дело защитник вправе иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания в соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 46 и п. 9 ч. 4 ст. 47 УПК РФ.

Становится ли адвокат защитником?
В ч. 4 ст. 49 УПК РФ говорится: адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. А определяющим обстоятельством указанной нормы является то, что «с этого момента на адвоката распространяются правила, установленные частью третьей статьи 53 настоящего Кодекса». То есть все наши права, предусмотренные в ст. 53 УПК РФ, появляются только после того, как мы вступили в дело и стали защитниками, что и указано в самой ст. 53.
 
В УПК РФ отсутствуют идентификационные данные или хотя бы словесный портрет лица, кому мы должны предъявлять ордер и удостоверение. По смыслу уголовно-процессуального закона это – дознаватель, следователь, прокурор или суд – тот, у кого в производстве находится дело.

В УПК РФ нет никаких указаний о том, что мы должны передавать ордер этим лицам, а также о какой-либо фиксации такой передачи. УПК РФ не предусматривает оформления должностными лицами каких-либо процессуальных документов о вступлении в дело защитника. В УПК РФ не написано, что ордер и удостоверение предъявляются сотруднику СИЗО, и после этого мы становимся защитниками.

УПК РФ не определяет порядок действий сотрудников СИЗО по организации свиданий защитника с подозреваемыми и обвиняемыми. Это устанавливает другой закон – Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»:

Статья 18. Подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником с момента фактического задержания. Свидания предоставляются наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности, за исключением случаев, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Свидания предоставляются защитнику по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Истребование у адвоката иных документов запрещается.

В СИЗО вы – адвокат, предъявляете сотруднику ордер и удостоверение, а в ответ получаете отказ – нет сведений о том, что вы защитник.

Дорогие мои коллеги, предъявление ордера и удостоверения сотруднику СИЗО не делает вас защитником по уголовному делу!

А кто же должен сообщить СИЗО о защитнике? Опять же по смыслу уголовно-процессуального закона – дознаватель, следователь, прокурор или суд.

Право – оно само по себе
Вы мне скажете: Конституционный Суд постановил право на защиту. Я согласен с вами – право есть, я не спорю, а поддерживаю ваши доводы! Только вот право – оно само по себе, а порядок его реализации – отдельно, и определен он в УПК РФ и Федеральном законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

Права никто не лишает – реализуй в установленном порядке!

Я категорически не согласен с такой несправедливостью! Имеющаяся несбалансированность норм позволяет стороне обвинения грубо злоупотреблять правом. Может, есть необходимость заменить слово «защитник» на слово «адвокат» и не ставить возможность реализации полномочий защитника, определенных в ст. 53 УПК РФ, в зависимость от момента вступления в дело?

Рассказать коллегам: