На сайте размещены только некоторые материалы "АГ".
Полную версию газеты можно получить, подписавшись на нее.
  Н О В А Я   А Д В О К А Т С К А Я   Г А З Е Т А  
ОРГАН ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПАЛАТЫ АДВОКАТОВ РФ
twitter facebook vkontakte RSS telegram
СВЕЖИЙ НОМЕР

Читайте № 15 за 2017 г.
ПЕЧАТНАЯ "АГ"
Рубрики
Подшивка
Подписка
Архив
ADVGAZETA.RU
Выбор редакции
Разделы и отрасли права
Интервью
Блоги
Все записи
Разделы и отрасли права
Блогеры
Стать блогером
Новости
Правовое просвещение
Казусы из практики
Объявления
Ежедневная рассылка
Фоторепортажи
СОТРУДНИЧЕСТВО
О нас
Авторам
Партнеры
Реклама
КОНТАКТЫ

Адрес редакции:

119002, г. Москва, пер. Сивцев Вражек, д. 43

Тел.: (495) 787-28-35
Тел./факс: (495) 787-28-36

E-mail:
advgazeta@mail.ru

Новости

07.08.2017

НАКАЗАНИЕ НЕКАЧЕСТВЕННОЙ МЕДПОМОЩЬЮ

ЕСПЧ в приоритетном порядке удовлетворил иск о длительном и бесчеловечном содержании под стражей

Эксперты назвали типичными ситуацию продления сроков содержания под стражей лиц с серьезными заболеваниями и отсутствие адекватной медицинской помощи в заключении. Один из них подчеркнул, что основная проблема состоит в неспособности и нежелании судей надлежаще осуществлять судебный контроль в стадии предварительного следствия.

Как следует из решения ЕСПЧ по делу «Янковский против России», в апреле 2010 г. заявитель был арестован по подозрению в планировании и совершении убийства, а также нанесении ранения двум лицам. Через четыре дня ему было предъявлено обвинение в убийстве и покушении на убийство в организованной преступной группе. Впоследствии срок задержания заявителя под стражей неоднократно продлевался под предлогом серьезности обвинений, незавершенности расследования, возможности влияния на своих обвинителей и потерпевших. В общей сложности заявитель жалобы пробыл под стражей год и восемь месяцев.

Во время рассмотрения вопроса об избрании меры пресечения судом не были приняты во внимание утверждения защиты о том, что у заявителя не было судимости, факт его проживания по известному адресу, наличие семьи с несовершеннолетними детьми и инвалидности второй степени. На жалобы защиты суд сначала утверждал, что состояние здоровья обвиняемого совместимо с возможностью содержания под стражей, затем назвал его «близким к удовлетворительному» для применения такой меры пресечения и сослался на то, что заявитель может быть переведен в тюремную больницу, если его здоровье ухудшится.

В конце концов суд отложил слушания об очередном оспаривании продления сроков содержания под стражей из-за невозможности участия заявителя по состоянию здоровья. Заявитель подал заявку на досрочное освобождение по медицинским показаниям. Но суд решил, что он получает адекватную медицинскую помощь и что обстоятельства дела не позволяют освободить его. Еще несколько заседаний о пересмотре сроков содержания заявитель не смог посетить из-за постоянного стационарного лечения. Однако суд объявил, что заявитель не может быть освобожден по медицинским показаниям, учитывая отсутствие медицинского заключения с оценкой совместимости здоровья заявителя с длительным задержанием.

В первые месяцы содержания под стражей лечение заявителя контролировалось тюремным эндокринологом, затем группа экспертов, осмотревшая заявителя по просьбе его жены, подтвердила наличие диабета, осложненного сопутствующими заболеваниями. Эксперты указали, что медицинское подразделение следственного изолятора не может оказать адекватную медицинскую помощь. Через месяц после этого по просьбе следователя медицинская группа опубликовала отчет о том, что заявитель готов остаться в следственном изоляторе, если он получит специальную медицинскую помощь.

За время пребывания под стражей у заявителя появились многочисленные осложнения, в числе которых и необратимое повреждение головного мозга. Он попеременно содержался в медицинском подразделении следственного изолятора, лечебно-профилактическом учреждении пенитенциарной системы. Кроме того, он был доставлен машиной скорой помощи в больницу и принят в отделение неотложной помощи, после чего специальный медицинский совет заявил, что его болезни не были включены в список заболеваний, исключающих задержание, но призвал к «динамическому наблюдению» и лечению заявителя эндокринологом.

В конце ноября 2011 г. суд отказался продлить срок содержания под стражей, приняв во внимание прошлые доводы защиты, включая слабое здоровье заявителя. В заключительном решении медэкспертов, сделанном уже после освобождения заявителя из-под стражи, обозначено, что отсутствие предписанного медицинского наблюдения и неправильная корректировка медицинского лечения привели к повышенному риску возникновения комы.

Заявитель в жалобе ЕСПЧ указал, что он не получал надлежащую медицинскую помощь в заключении, избрание такой меры пресечения не соответствовало его состоянию здоровья и было чрезмерно длительным. Он утверждал, что рассмотрение его апелляции на пребывание под стражей было затянутым и при этом у него не было эффективных внутренних средств правовой защиты, чтобы жаловаться на качество медицинской помощи в тюрьме.

Правительство РФ, возражая, сообщило, что заявителю было обеспечено надлежащее лечение, при котором он находился под «динамическим мониторингом» различных врачей, регулярно проходил необходимые медицинские испытания и получил медицинское лечение в полном соответствии с рецептами врачей. Кроме того, Правительство РФ утверждало, что содержание заявителя под стражей было обусловлено серьезностью предъявленных ему обвинений, реальной опасностью его исчезновения и риском повторного совершения преступления или оказания давления на свидетелей и потерпевших. Государство-ответчик разъяснило, что заявитель имел право жаловаться на отсутствие медицинской помощи администрации следственного изолятора, в прокуратуру или в суды.

Однако Европейский Суд посчитал, что для заявителя не были созданы необходимые условия для соблюдения предписанного режима лечения, то есть государство-ответчик не выполнило свое обязательство, предусмотренное ст. 3 Конвенции. Относительно длительного заключения Суд отметил, что национальные власти не ссылались на обстоятельства, требующие такого заключения, а перечисленные риски не были подкреплены фактами, что является нарушением п. 3 ст. 5 Конвенции. ЕСПЧ посчитал, что национальные суды не выполнили требование о «скорейшем» рассмотрении судом правомерности заключения под стражу, закрепленном в п. 4 ст. 5 Конвенции. Судьи сделали вывод, что заявитель не имел в своем распоряжении эффективного внутреннего средства правовой защиты, в частности он не мог жаловаться на качество медицинской помощи, что является нарушением ст. 13 Конвенции.

По итогам разбирательства ЕСПЧ удовлетворил жалобу заявителя в части нарушения его прав и присудил компенсацию морального вреда заявителю в размере 19 500 евро и 4000 евро за процессуальные расходы.

Адвокат АП Санкт-Петербурга Константин Кузьминых отметил, что в решении ЕСПЧ описывается обыденная для судебной практики ситуация: «Судьи по существу уклоняются от надлежащего рассмотрения вопросов о состоянии здоровья обвиняемого с давно отработанной формулировкой: суду стороной защиты не представлено медицинского заключения о невозможности пребывания лица под стражей. При этом они забывают о том, что обязанность надлежаще проверить и оценить доводы заключенного о его состоянии здоровья лежит именно на властях РФ», – пояснил эксперт.

Он добавил, что решения, аналогичные вынесенному по делу «Янковский против России», ЕСПЧ выносил неоднократно, но на судебную практику они влияют мало. «И проблема здесь не в количестве прецедентных решений ЕСПЧ по подобным вопросам или в отсутствии разъяснений высших судов РФ – проблема в неспособности и нежелании судей районного и областного звена надлежаще осуществлять свои полномочия судебного контроля в стадии предварительного следствия», – считает Константин Кузьминых.

Доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина Артем Осипов указал, что Европейскому Суду в очередной раз пришлось высказаться об отсутствии в России эффективных средств правовой защиты от неоказания эффективной медицинской помощи заключенным, отсутствии механизмов компенсации причиненного вреда их здоровью.

«Подход российских судов в большинстве случае формален и касается лишь проверки имеющегося диагноза на соответствие списку заболеваний, исключающих содержание под стражей, – отметил он. – При этом стандарт доказывания и критерии оценивания качества медицинской помощи заключенным для судебной практики по сей день остаются несформулированными, а стимулами для локальных изменений служат резонансные случаи нарушения прав человека».

Константин Кузьминых заметил, что Европейский Суд применил правило 41 Регламента Суда о внеочередном рассмотрении жалобы заявителя. «ЕСПЧ его применяет редко, – сообщил он. – В моей практике доводы о состоянии здоровья подзащитного ЕСПЧ не признавал достаточными для применения этого правила».

Заметим, что недавно было вынесено аналогичное решение ЕСПЧ. В нем Суд удовлетворил жалобу заявителя, утверждавшего, что власти не предоставили ему надлежащую медицинскую помощь, а жаловаться на качество лечения в заключении он не мог по причине отсутствия эффективных средств правовой защиты.

Виктория Велимирова, Виталия Косовская

К списку новостей



НОВОСТИ
•  23.08.2017
ФПА РФ ПОДДЕРЖАЛА ИСК АДВОКАТА К МИНЮСТУ
Адвокат добивается отмены приказа, в котором адвокатское удостоверение, в отличие от прокурорского, не значится в качестве документа, позволяющего входить в здания подведомственных Минюсту служб

•  23.08.2017
ИСКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ СУДЕЙ
Верховный Суд напомнил, что он вправе самостоятельно определять меру штрафных санкций

•  22.08.2017
БИЗНЕС БЕЗ НАГРУЗКИ?
Эксперты «АГ» оценили предлагаемый Президентом РФ комплекс мер по снижению административной нагрузки на предпринимателей

•  22.08.2017
УСКОРЕНИЕ СНЯТИЯ ОГРАНИЧЕНИЙ
Минюст разработал проект приказа, регулирующий порядок межведомственного обмена информацией о временном ограничении на выезд должников из России

•  22.08.2017
ВС РФ ОТРЕАГИРОВАЛ НА ПУБЛИЧНОЕ ОБРАЩЕНИЕ ЮРИЯ КОСТАНОВА
Верховный Суд истребовал дело, в рамках которого произошел незаконный отвод защитника на основании сфальсифицированного протокола его допроса

Другие новости
ОБЪЯВЛЕНИЯ
•  КОНФЕРЕНЦИЯ «АРБИТРАЖ В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ»
23 октября 2017 г. в Москве состоится конференция «Арбитраж в центре внимания: исполнение арбитражных решений и взаимодействие с государственными судами после реформы»

•  MINSK LEGAL FORUM 2017: (Р)ЭВОЛЮЦИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ!
С 19 по 21 октября 2017 г. в Минске пройдет форум Minsk Legal Forum 2017

•  КОНКУРС САЙТОВ ЮРИДИЧЕСКИХ ФИРМ
До 28 августа 2017 г. продлится прием заявок на конкурс русскоязычных сайтов юридических фирм и адвокатских образований Best Law Firm Website 2017

•  ФОРУМ ПО РЕФОРМЕ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
20 сентября 2017 г. в Москве пройдет II Всероссийский юридический форум «Реформа гражданского законодательства: ожидания и реальность»

•  КОНКУРС ПО АРБИТРАЖУ КОРПОРАТИВНЫХ СПОРОВ
Арбитражный центр при Институте современного арбитража объявляет о проведении первого в России студенческого конкурса по арбитражу корпоративных споров им. В.П. Мозолина

•  ОБРАЩЕНИЕ В ОРГАНЫ И МЕХАНИЗМЫ ООН ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
Открыт прием заявок на участие в семинаре Института права и публичной политики

•  ФОРУМ «ЮРВОЛГА»
В Ульяновской области с 21 по 24 августа пройдет VII Международный летний молодежный юридический форум «ЮрВолга»

Другие объявления

© 2007—2017 «Новая адвокатская газета»
Воспроизведение материалов полностью или частично без разрешения редакции запрещено. Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов.
Присланные материалы не рецензируются и не возвращаются.
Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную
для пользователей до 16 лет.